Кудрявцева: в Ташкенте помогла усталость
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Дмитрий Шахов

Кудрявцева: в Ташкенте помогла усталость

Алла Кудрявцева рассказала корреспонденту "Чемпионат.ру" об особенностях игры с Мартинес-Санчес, о своём успешном выступлении в азиатской серии, а также подвела общий итог сезона.
19 октября 2010, вторник. 14:00. Теннис
Россиянка Алла Кудрявцева вылетела из одиночного разряда Кубка Кремля в первом же раунде, уступив Марии-Хосе Мартинес-Санчес – 1:6, 7:5, 1:6. После встречи она рассказала корреспонденту "Чемпионат.ру" об особенностях игры с Марией-Хосе Мартинес-Санчес, о своём успешном выступлении на азиатской серии, поделилась впечатлениями об игре Андрея Кузнецова, а также подвела общий итог сезона.

На Уимблдоне играла после матча Иснера и Майю, так что меня после этого уже ничем не испугаешь.
— Алла, вам пришлось довольно долго ждать своего выхода на корт. Чем занимались, пока Андрей Кузнецов играл 3,5 часа?
— Если честно, смотрела игру Андрея иногда. Не весь матч, разумеется, но тай-брейк первого сета, когда он проигрывать начал во второй партии, хотя вёл 4:2, и концовку матча, но там уже не так внимательно. А поначалу я действительно смотрела. Он классно играет – разнообразно и очень интересно для молодого парня, до этого я его ещё ни разу не видела.

— А сама задержка не помешала в плане подготовки к матчу?
— Да нет, мне же уже не 14 лет. Да и я на самом деле на Уимблдоне играла после матча Иснера и Майю, так что меня после этого уже ничем не испугаешь (смеётся).

— Что именно не сложилось здесь в матче против Мартинес-Санчес?
— С ней всегда сложно играть, она всё время варьирует ритм — то бежит к сетке, то нет. Справа то хорошо играет, то не очень. Её игра с бэкхенда тоже менялась по ходу матча. Потом она неожиданно начала кидать "свечки", затем ещё что-то придумала. Всё-таки тяжело играть с такими игроками, она, наверное, поэтому так высоко и стоит, что играет в необычный теннис. Большинство девочек всё же активно бьют и плоско, то есть теннис "бум-бум" встречается чаще. Покрытие очень своеобразное, да и в зале я очень редко играю. Эти факторы сложились и дали такой результат – 1:6 и 1:6, а в середине 7:5 в мою пользу.

— Год получился несбалансированным.
— Да, очень странным год получился.

— Какой общий итог?
— Я считаю, что положительный. Я первый раз вошла в полуфинал, финал и выиграла турнир. Взяла титул в паре и сыграла в Кубке Федерации. Опыт игры за сборную России был неоценим. Я думаю, это один из моих лучших сезонов, пускай не было громких побед над суперигроками. Наоборот, с ними в этом году совсем не складывалось. Зато взяла титул, чему очень радовалась.

В Гуанчжоу очень сложно. Там нереальная жара стоит, очень высокая влажность, маленькое содержание кислорода в воздухе, какой-то смог всё время, а вечером собираются тучи. Вроде бы весь турнир хорошо всё было, а в финале я нервничала сильно, и это внесло свою долю. Когда стояла на награждении, то с трудом понимала, где я и что происходит.
— К азиатской серии после US Open как-то готовились или всё само сложилось?
— Я очень усердно и усиленно готовилась к самому US Open – попала на Викмайер. Она сыграла очень здорово. Подавала как зверь и вообще она очень хорошо в Нью-Йорке играет. Я, конечно, расстроилась, очень хотелось успешно сыграть на Открытом чемпионате США. Потому что у меня на Кубке Кремля не складывается и в Нью-Йорке тоже. И после этого я, наверное, немного расслабилась, меня отпустило. Я решила, что у меня ничего не получается. И просто поехала и хорошо сыграла два турнира.

— В Гуанчжоу были очень тяжёлые климатические условия. В финале вы едва не получили тепловой удар…
— Да, в Гуанчжоу очень сложно. Там нереальная жара стоит, очень высокая влажность, маленькое содержание кислорода в воздухе, какой-то смог всё время, а вечером собираются тучи. Вроде бы весь турнир хорошо всё было, а в финале я нервничала сильно, и это внесло свою долю. Когда стояла на награждении, то с трудом понимала, где я и что происходит.

— А какие условия были в Ташкенте?
— Там было ещё тяжелее, потому что я прилетела только в понедельник. Вечером в воскресенье я сыграла финал, на следующий день я вместе вылетела с Мирзой, она парный турнир выиграла. Мы целый день летели, затем ещё три часа стояли на таможенном контроле. Вечером мы добрались до отеля, а на следующий день в час нам надо было уже играть. Мы вышли тренироваться, а там всё совершенно другое. То есть в Гуанчжоу было жарко, влажно, мячи тяжёлые, покрытие вязкое. А в Ташкенте воздух разряженный, мячи летят как из пушки. Мы немножко удивились. Первый матч было очень сложно играть. Настолько разные условия просто тяжело придумать. Ещё эта акклиматизация – я то сплю, то не сплю. Но играла очень хорошо, что даже странно.

— В четвертьфинале вы играли против местной любимицы Акгуль Аманмурадовой. Публика её сильно поддерживала?
— Ой, очень хорошо поддерживали. С ней сложно было играть, потому что ей помогала публика и, мне кажется, даже некоторые судьи (смеётся). Это и психологически сложно, и она там вообще играет хорошо. У неё тоже странный год получился. Где-то Янкович обыграла, а где-то совсем не могла себя найти. У неё тоже необычный теннис, она сильно подаёт, много режет слева и к сетке ходит, но там как-то было попроще.

Испанский мне не удалось выучить и на гитаре тоже. Гитару я, правда, уже купила, но я бы не рискнула вам ничего сыграть, так как это тяжёлое испытание для неподготовленного уха. Это были скорее желания, чем планы. Я просто сказала, что было бы хорошо выучить ещё один язык и на гитаре научиться играть.
— А в финале, когда вы играли с Еленой Весниной, за кого больше болели трибуны?
— Больше Лену поддерживали.

— При этом они много мешали вам, их часто не могли успокоить.
— Да. Как нам объяснили, они не столько фанаты тенниса, сколько фанаты спорта. Они не так знают правила, как болеют. Теннис же – очень своеобразная в этом плане игра. Это на футболе можно орать, когда захочешь, или на хоккее, а в теннисе так нельзя. Я очень была собранна в решающем матче и вообще ни на что не обращала внимания. Я практически ничего не слышала. Потом только услышала, что они за Лену болели, когда по телевизору смотрела.

— Опыт первого финала помог через неделю в Ташкенте?
— Да, однозначно. В Гуанчжоу я намного более нервно и запутанно играла. У меня не было чёткого представления, что я должна сделать, тяжело было первый финал играть. А в Ташкенте усталость даже помогла. Мне уже как-то всё равно было, да и думала, что два финала – это в любом случае хорошо.

— На Кубке Кремля вы ещё будете играть пару. А после этого какие у вас планы?
— Отдыхать. Я останусь в Москве и ничего не буду делать, встречаться с моими друзьями, может быть, сыграю с моим братом в теннис. А потом поеду во Флориду готовиться к новому сезону.

— Год назад вы говорили, что хотели выучить испанский и научиться играть на гитаре. Что-то удалось осуществить?
— Нет, испанский мне не удалось выучить и на гитаре тоже. Гитару я, правда, уже купила, но я бы не рискнула вам ничего сыграть, так как это тяжёлое испытание для неподготовленного уха (смеётся). Это были скорее желания, чем планы. Я просто сказала, что было бы хорошо выучить ещё один язык и на гитаре научиться играть. Машину я водить умею, так что мне учиться не надо. Английский я знаю хорошо. Рисованием я никогда не увлекалась, стихи сочинять тоже не хочу. Так что мне остаётся выучить ещё один язык и совершенствовать игру на гитаре.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →