Федерер: не хотел заниматься математикой
Текст: Андрей Иванов
Фото: Reuters

Федерер: не хотел заниматься математикой

Роджер Федерер, первым оформивший выход в полуфинал итогового чемпионата АТР, получил себе в соперники Новака Джоковича. Их последнее противостояние в Базеле закончилось победой швейцарца.
27 ноября 2010, суббота. 19:30. Теннис

В нынешнем итоговом чемпионате АТР Роджер Федерер не стал искушать судьбу и повторять прошлые ошибки. Год назад он также сумел оформить первое место в группе уже по ходу своего заключительного поединка на предварительном этапе, после чего решил поберечь силы и практически без борьбы отдал Хуану-Мартину дель Потро третий сет. В результате матч 1/2 финала россиянин Николай Давыденко у первой на тот момент ракетки мира выиграл, и Федереру пришлось отправляться домой несолоно хлебавши. Оказавшись точно в такой же ситуации в этом году, Роджер решил не гневить капризную фортуну и довёл поединок против Робина Сёдерлинга до уверенной победы. На послематчевой пресс-конференции Федерер рассказал журналистам о том, какой урок он извлёк из этой истории.

Я специально не хотел знать всех этих подсчётов и турнирных раскладов перед встречей с Робином. Просто хотел выйти и сыграть так хорошо, как только могу. Если ты собираешься победить в турнире, то лучше не проигрывать по его ходу.

— Роджер, в этом году вы уверенно одержали победы во всех матчах и вышли в полуфинал.
— Я рад, что смог сегодня выйти на корт и здорово провести поединок с игроком, который находится в очень хорошей форме. Я специально не хотел знать всех этих подсчётов и турнирных раскладов перед встречей с Робином. Просто хотел выйти и сыграть так хорошо, как только могу. Если ты собираешься победить в турнире, то лучше не проигрывать по его ходу. Благодаря тому, что произошло в прошлом году, я оказался более подготовленным. Здорово, что я не проиграл ни одной партии. Это означает, что я потратил ровно столько сил, сколько нужно было для победы. Наверное, это говорит о том, что сейчас я играю неплохо.

— Расскажите, что вы почувствовали в тот момент, когда выиграли первый сет? Ведь этого вам вполне хватало для того, чтобы занять первое место в группе. Вам не приходило в голову экономить силы, играть более просто или, например, лишний раз не бежать за трудным мячом?
— После первого сета я не был на сто процентов уверен в том, что квалифицировался в полуфинал. Честно. Когда я сидел на скамейке в перерыве между партиями, я не знал, что уже занял первое место в группе. Как я уже говорил, я не хотел заниматься всей этой математикой до матча. Поэтому мне приходилось играть каждый сет так, как будто это обычный теннисный поединок и для победы в нём нужно выиграть больше партий, чем твой соперник. Я играл каждый розыгрыш до конца и старался спасать все мячи. Единственно, что я сделал, – это постарался играть умнее. Это единственный эксперимент, который я мог позволить себе сегодня. Во второй партии я был избавлен от лишних мыслей по поводу различных вариантов игры и сосредоточился исключительно на том, чтобы довести матч до победы. Робин уже давно не мальчик для битья, а один из лучших теннисистов мира. Он прекрасно знает, как играть против меня и как меня обыгрывать. Это он замечательно продемонстрировал в этом году в Париже. Ещё и поэтому я не собирался проигрывать ему сегодня.

— Победа на этом турнире является серьёзным достижением. Думали над тем, что в случае успеха на старте следующего сезона вы будете, что называется, дышать Надалю в затылок?
— Независимо от того, выиграю я здесь или нет, – я лишь один из нескольких серьёзных соперников Рафы. Несколько теннисистов в будущем сезоне будут реально претендовать на победу в одном из турниров «Большого шлема». Очевидно, что успех в Лондоне оказал бы серьёзную психологическую поддержку на Australian Open. С другой стороны, говорить о победе ещё слишком рано, впереди меня ждёт, надеюсь, два тяжелейших матча.

Впереди меня ждёт, надеюсь, два тяжелейших матча. И играть придётся с теннисистами, входящими в четвёрку лучших ракеток планеты. До сих пор всё складывалось просто отлично. Я три раза обыграл игроков из топ-10 в двух партиях и чувствую себя очень хорошо. Надеюсь, что и в выходные у меня всё получится.

И играть придётся с теннисистами, входящими в четвёрку лучших ракеток планеты. До сих пор всё складывалось просто отлично. Я три раза обыграл игроков из топ-10 в двух партиях и чувствую себя очень хорошо. Надеюсь, что и в выходные у меня всё получится.

— Какие впечатления от встречи с Марадоной? Правда, что он специально приехал в Лондон, чтобы встретиться с вами?
— Великолепные. Он был очень доброжелателен. Похоже, что он мой большой поклонник. Встретить человека, уже оставившего солидный след в истории футбола, но при этом ещё не сказавшего своего последнего слова, – огромное удовольствие. В детстве я восхищался его игрой. И это несмотря на то, что всегда предпочитал европейских игроков южноамериканским. И я до сих пор считаю, что он входит в тройку лучших футболистов за всю историю футбола. Однажды я уже посылал ему рубашку со своим автографом, и вот наконец нам удалось встретиться. Я очень ждал личного общения, поскольку слышал немало интересных вещей о Диего от дель Потро, Налбандяна и Гаудио. Да, наша встреча определённо доставила мне массу удовольствия.

— В прошлом году вы не смогли стать спортсменом года в Швейцарии. Каковы ваши шансы на победу в этот раз?
— Никаких шансов.

— Почему?
— Я так считаю. Другой спортсмен из моей страны (Симон Амман.Прим. ред.) выиграл два олимпийских золота в прыжках с трамплина. Я думаю, что этот фактор сыграет решающую роль в определении лучшего. Это лишь моё личное мнение, и ничего больше. Чего я в этом году достиг? Просто провёл неплохой сезон. Я уже много раз добивался победы, и вряд ли швейцарцы снова будут голосовать за меня.

Мой главный приоритет при выборе тренера – это полное совпадение характеров. Каждый мой новый наставник – это всегда что-то новое. Иногда приходит время, и ты понимаешь, что нужно что-то поменять. Часто я понимал, что просто не нуждаюсь в тренере. Потому что на протяжении своей жизни обязательно нужно что-то делать самостоятельно.

— Начиная с турнира в Торонто вы уже восемь раз подряд добираетесь как минимум до полуфинала. Как считаете, почему вторая половина сезона получается у вас значительно лучше, чем первая?
— Вы знаете, после Уимблдона я был не в лучшем состоянии. Я уже не помню, когда в последний раз мне не удавалось выйти в финал на этом турнире, поэтому мысли у меня были достаточно неприятные. Однако мне удалось отдохнуть и успокоиться. Когда я приехал в Торонто, то чувствовал себя другим человеком и был готов вновь бороться в каждом матче только за победу. У меня появилась уверенность в том, что остаток сезона пройдёт совсем иначе. Наверняка это в немалой степени заслуга Пола [Аннаконе]. Уже одно только разнообразие, которое он внёс своим появлением, сыграло значительную роль. Однако главная причина моего успеха заключается в том, что на всех этих восьми турнирах со мной был Северин (Северин Люти, капитан сборной Швейцарии и консультант Федерера.Прим. ред.). Он отлично знает меня, мою игру, особенно те её стороны, с которыми Пол ещё не успел познакомиться. Ведь это очень важно, видеть обе стороны медали, и тогда можно выработать оптимальный план подготовки и правильнее выбирать тактику на матчи.

— На разных стадиях вашей карьеры у вас частенько менялись тренеры. Почему это происходит?
— Хм… Со всеми своими тренерами я всегда находился в очень хороших отношениях. Тони Роч, Петер Лундгрен, Хосе Игерас, Пол, Северин – они все были мне настоящими друзьями. Мой главный приоритет при выборе тренера – это полное совпадение характеров. Каждый мой новый наставник – это всегда что-то новое. Иногда приходит время, и ты понимаешь, что нужно что-то поменять. Часто я понимал, что просто не нуждаюсь в тренере. Потому что на протяжении своей жизни обязательно нужно что-то делать самостоятельно. Я многого сумел добиться в начале своей карьеры. Но то, что однажды я стал первой ракеткой мира, – заслуга всех тех людей, которые тренировали меня до этого, так как каждый всёс свой вклад в мой успех. То, что я не делал никогда, – это не менял одного тренера на другого. Я считаю, что перебегать от одного наставника к другому совершенно неправильно. Надеюсь, что до конца своей карьеры я так никогда не поступлю.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
26 июля 2017, среда
25 июля 2017, вторник
Партнерский контент