Надаль: всё остальное мы узнаем в воскресенье
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Надаль: всё остальное мы узнаем в воскресенье

Рафаэль Надаль лишь с помощью двух тай-брейков одолел Энди Маррея в тяжёлом трёхсетовом полуфинале на итоговом чемпионате АТР. Впереди испанца ждёт финал и Роджер Федерер.
28 ноября 2010, воскресенье. 11:00. Теннис
После трёх поражений, полученных в прошлом году, Рафаэль Надаль не только взял у Лондона реванш, выиграв на групповой стадии все матчи, но и пошёл дальше. В напряжённом полуфинальном матче испанец вырвал победу у Энди Маррея – 7:6 (7:5), 3:6, 7:6 (8:6), уступая по ходу решающего тай-брейка – 0:3. На послематчевой пресс-конференции первый номер рейтинга АТР рассказал, что чрезвычайно доволен своим выступлением, но при этом предложил собравшимся журналистам подводить окончательные итоги только после финального матча с Роджером Федерером.

Год завершается очень хорошо. А вот насколько хорошо – это мы узнаем завтра. Но то, что моё выступление здесь можно признать успешным, сомнений нет. Я сумел обыграть четырёх теннисистов из первой десятки, но главное – сделал это на своём самом нелюбимом покрытии. Это просто невероятный результат.
— Рафаэль, поздравляем с победой. Что скажете о вашем поединке с Марреем?
— Это был просто невероятный матч. Я очень рад, что удалось победить такого великого игрока, как Энди. Он очень талантлив, потому что умеет делать на корте всё. Маррей прекрасно играет в защите, с его подачами зачастую очень трудно справиться. И ещё он очень быстр. Здорово, что в таком драматичном матче мне удалось выиграть у одного из лучших теннисистов планеты.

— После этой победы трудно говорить о том, что закрытый хард – ваше самое нелюбимое покрытие.
— На этом турнире много более серьёзных специалистов по игре на закрытом харде, чем я. Выступая здесь против лучших игроков мира, одной лишь защитой матч не взять. Рано или поздно придётся вспомнить об атаке. Если ты не можешь играть агрессивно и точно, то победить на харде в помещении не получится. Этот турнир является, пожалуй, самым сложным для меня. Нужно бороться не только с соперниками, но и с покрытием.

— Рафаэль, вы вышли в финал. По сравнению с прошлым годом, когда вы проиграли все три матча, у вас должно быть совсем другое настроение. Что вы чувствуете сейчас?
— Сейчас, после победы над Марреем, я счастлив. Год завершается очень хорошо. А вот насколько хорошо – это мы узнаем завтра. Но то, что моё выступление здесь можно признать успешным – сомнений нет. Я сумел обыграть четырёх теннисистов из первой десятки, но главное – сделал это на своём самом нелюбимом покрытии. Это просто невероятный результат. Я был доволен ещё вчера, после того как добрался до полуфинала. В воскресение меня ожидает решающий поединок с Федерером и он, безусловно, будет самым трудным на этом турнире. Но в любом случае я очень доволен своей игрой и тем, как прибавлял от матча к матчу.

— В финале вас ждёт Роджер. Что вы думаете об этом?
— Мы оба дошли до решающего матча, не проиграв ни одной встречи. Всё остальное мы узнаем завтра.

— Перед игрой Маррей говорил, что не считает свои шансы победить вас высокими. Как вы думаете, почему он заранее отдавал вам предпочтение?
— Что? У него были хорошие шансы на победу?

— Нет, наоборот. У него было мало шансов.
— Не знаю. Если спросить специалистов, то все они в один голос сказали бы, что местные условия гораздо лучше подходили для Энди, чем для меня. В основном это касается покрытия. Но зачем теперь обсуждать это? Матч окончен, результат все знают. Гораздо важнее то, что будет происходить завтра.

— Вас очень часто спрашивают о прошедшем сезоне. Расскажите, победа на US Open стала для вас самым главным событием вашей карьеры?
— Нет, нет. Серьёзно, нет. Успех на US Open действительно вызвал у меня массу положительных эмоций, но больше не из-за конкретной победы на турнире, а потому что благодаря ей я сумел наконец собрать "Карьерный шлем". Если говорить о самых важных победах, то первый успех на Уимблдоне стал для меня гораздо более значимым. Тогда я действительно испытал просто невероятное счастье, потому что сбылась моя главная мечта.
Если говорить о самых важных победах, то первый успех на Уимблдоне стал для меня очень значимым. Тогда я действительно испытал просто невероятное счастье, потому что сбылась моя главная мечта. Первый, второй и пятый титулы победителя "Ролан Гаррос" также стали для меня очень важными. Может быть, первый Australian Open не вызвал таких эмоций. Но тогда я просто очень устал, чтобы как следует порадоваться.
Первый, второй и пятый титулы победителя "Ролан Гаррос" также стали для меня очень важными. Может быть, первый Australian Open не вызвал таких эмоций. Но тогда я просто очень устал, чтобы как следует порадоваться. Но на самом деле все эти титулы очень важны. Особенностью победы на US Open стало то, что я никогда не играл там хорошо. Я приезжал туда в отличной физической форме, но без правильно поставленной игры. На самом деле, я очень хотел победить в Америке, но не рассчитывал, что это получится так быстро.

— Когда вы оглядываетесь назад, вам не кажется невероятным то, чего вы смогли достигнуть за этот год?
— Я полагаю, что думать об итогах года нужно будет после его завершения, или вы со мной не согласны? Но так или иначе сезон получился совершенно фантастическим для меня. И если у меня получиться закончить его здесь, в Лондоне, на мажорной ноте, это будет просто великолепно. Ведь прошлый год был далеко не лучшим в моей карьере, и нет ничего удивительного в том, что я хотел что-то изменить. По-моему, мне это удалось. Я выиграл три турнира "Большого шлема", победил в Монте-Карло, Риме, Мадриде, Токио. Такой результат ещё год назад не мог бы мне присниться даже в самом прекрасном сне. Хочу сказать огромное спасибо всем тем моим поклонникам, кто верил в меня, когда у меня были проблемы. Благодаря им я снова в Лондоне, но теперь уже в финале.

— Как считаете, в следующем сезоне возможно выступить ещё лучше?
— Да, безусловно. Всегда нужно считать, что ваш лучший сезон ещё впереди. В моём случае это очень сложно представить. Но у вас наверняка может быть лучший сезон (смех в зале). Это точно. А для меня это почти невозможно.

— Вы не боитесь, что все эти успехи послужат поводом для ненужной расслабленности?
— Ни в коем случае. Когда я выхожу на корт, то имею перед собой одну единственную цель – выиграть этот поединок. Я вполне мог позволить себе не играть в полную силу после того, как выиграл у Томаша Бердыха первый сет, но у меня даже мыслей таких не было. К тому же нельзя забывать о рейтинговых очках. За выход из группы я получил 200 зачётных баллов. После сегодняшнего успеха их добавилось ещё 400.

— Как вы прокомментируете то, что произошло с Джоковичем, когда он играл против вас? Вы испытали какое-либо неудобство из-за этого инцидента?
— Я очень сожалею о том, что произошло с Новаком. Я спрашивал его во время матча, что случилось и как он себя чувствует. Он ответил, что не очень хорошо видит мяч. Но он решил продолжить игру, и я победил. Это была очень важная победа, тем более я очень неплохо играл в первом сете. А по поводу неудобства… Так это ему было гораздо сложнее. Проблема-то была у Джоковича, а не у меня. Я играл хорошо, и никаких проблем у меня не было. Единственное – пришлось ждать, пока он использовал свой туалетный перерыв. И всё.

— Показалось, что вы в этот момент о чём-то разговаривали с судьёй. Вы интересовались пунктами регламента на этот счёт?
— Нет. Судья просто сказал мне, что я должен быстрее ходить в паузах между розыгрышами. Я ему ответил, что мы здесь все уважаем друг друга. У меня хорошие отношения с Новаком.
Если я на самом деле передвигаюсь слишком медленно, то это неправильно и я с этим согласен. Обычно, когда судьи просят меня сократить паузы между розыгрышами, я отвечаю им, что обязательно сделаю это. В противном случае они всегда могут дать мне предупреждение. Ведь это просто игра, разве нет?
Ведь по правилам туалетный перерыв составляет три минуты, а не те семь, которые пришлось использовать Джоковичу. И если для меня не проблема подождать лишние минуты, то не вижу никаких сложностей в том, что из-за меня розыгрыш начнётся на пять секунд позже. Вот это я и сказал ему.

— Это ведь далеко не первый раз, когда судьи вас просят уменьшить паузы между розыгрышами?
— Не первый. Наверное, как минимум сотый (улыбается).

— И что вы думаете по поводу критики в ваш адрес?
— Если я опаздываю, значит, я такой медлительный, и судья был прав (смех в зале). У меня нет конкретного мнения на этот счёт. Если я на самом деле передвигаюсь слишком медленно, то это неправильно, и я с этим согласен. Но в таких случаях, как сегодня, после того как я сам долго ждал возобновления матча, странно слышать, когда мне говорят: давай, давай быстрее. Обычно, когда судьи просят меня сократить паузы между розыгрышами, я отвечаю им, что обязательно сделаю это. В противном случае они всегда могут дать мне предупреждение. Ведь это просто игра, разве нет?

— Возможно, вы в курсе, что существует выставка живописи Рафаэля в музее Виктории и Альберта. Что вы думаете о сравнении ваших шедевров с его картинами?
— К сожалению, я вам ничего не могу сказать по этому вопросу.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →