Первое десятилетие. Год 2001. Россия на подходе
Фото: Reuters
Текст: Даниил Сальников

Первое десятилетие. Год 2001. Россия на подходе

В первой статье цикла мы вспомним о резком увеличении числа россиян на турнирах "Большого шлема", о триумфе Иванишевича на Уимблдоне, первом титуле Хьюитта и последнем Кубке Дэвиса для Франции.
9 декабря 2010, четверг. 23:15. Теннис
Завершилось первое десятилетие XXI века, за которое российский теннис успел заявить о себе во весь голос и закрепиться на ведущих позициях. В первой статье цикла "Чемпионат.ру" предлагает вспомнить о "выскочке" Ллейтоне Хьюитте, который в концовке года взобрался на теннисный трон и, как потом оказалось, непрерывно продержался на нём 75 недель; о счастливом Уимблдоне Горана Иванишевича; о последней победе сборной Франции в Кубке Дэвиса и четвёртом финале россиянок в Кубке Федерации; о завершении эры господства Мартины Хингис и первой победе на турнире "Большого шлема" Дженнифер Каприати.

И числом, и уменьем

Первый год третьего тысячелетия начался с небывалого доселе успеха российского тенниса. На Australian Open в основные сетки одиночных соревнований попали сразу 14 игроков из России. Предыдущий рекорд, установленный на "Ролан Гаррос"-2000 (11), был существенно превышен. Руку к этому приложили теннисисты, не проходившие в основу по рейтингу, но успешно преодолевшие горнило квалификации. Таких оказалось сразу пятеро – Николай Давыденко, Андрей Столяров, Юрий Щукин, Елена Бовина и Лина Красноруцкая. Там же, в Мельбурне, был повторён и российский рекорд по представительству в четвертьфиналах турниров "Большого шлема". До этой стадии добралось сразу два представителя России – Евгений Кафельников и Анна Курникова, на "Ролан Гаррос" к Евгению присоединилась уже Красноруцкая. Сейчас такие показатели кажутся обычными, но устоялись они именно тогда.

Ну а на US Open был уже установлен рекорд по представительству россиян в полуфиналах одного разряда – двое из четвёрки лучших теннисистов турнира "Большого шлема" представляли Россию, причём первыми такого успеха добились не женщины, что сегодня более привычно, а мужчины. Этими первооткрывателями были Марат Сафин и Евгений Кафельников. Но в решающий матч из них пробиться не смог никто. Сафина в полуфинале обыграл Пит Сампрас, отомстивший россиянину за поражение в финале-2000, а Кафельников был буквально растерзан "маленьким моторчиком" Ллейтоном Хьюиттом.

Гадкий Утёнок

Австралиец тогда показывал теннис просто космического уровня. Он быстро превратился из гадкого утёнка в прекрасного лебедя. Скорости перемещения по корту, которые он предлагал соперникам, были неподвластны никому. Ллейтон метался буквально за каждым мячом и многое успевал доставать. Ну а та страсть, с которой он отдавался игре, ещё и психологически подавляла конкурентов. В том финале в Нью-Йорке он на тай-брейке взял первый сет у Сампраса, а затем практически уничтожил именитого американца, навесив ему обидные 6:1, 6:1. Кроме успеха на US Open Хьюитт также победил в Сиднее, в лондонском Queen's Club, Хертогенбосхе и Токио. На Tennis Masters Cup, который в тот год проходил по счастливому совпадению у него на родине, в Сиднее, Ллейтон разгромил всех соперников – Агасси, Рафтера, Ферерро, дважды Грожана и, получив главный приз турнира, заработал ещё и заветную "единичку" – стал первой ракеткой мира.
Как потом оказалось, Ллейтон непрерывно продержался на верхней строчке рейтинга 75 недель, финишировав два года подряд первым. Но это уже тема для следующего материла, а тогда, триумфально завершив индивидуальный сезон, 20-летний австралиец готовился помочь своей сборной поставить жирную точку в финале Кубка Дэвиса против команды Франции.

Ллейтон весь сезон тянул на себе сборную к домашнему финалу в Мельбурне. Вначале он разобрался в одиночках с эквадорскими братьями Лапентти на траве в Перте, затем в апрельском четвертьфинале к огорчению бразильской торсиды набрал три очка на грунте Флорианополиса, разгромив в трёх сетах всю местную сборную, ведомую тогдашним Грунтовым Королём Густаво Куэртеном. Чтобы усилить эффект от содеянного Хьюиттом, достаточно добавить, что в конце того же месяца Куэртен в очередной раз отобрал звание первой ракетки мира у Марата Сафина и продержался но вершине ровно 30 недель подряд, почти до самого конца года, пока Ллейтон не лишил его этого статуса на "Мастерсе".

В полуфинале Кубка Дэвиса на харде всё того же Сиднея Хьюиттом были повержены в одиночных поединках шведы Йонас Бьоркман и Томас Юханссон. Но в решающем матче против французов вышла осечка. Уставшие после Tennis Masters Cup номинальные лидеры команд Хьюитт и Грожан стали слабыми звеньями в своих сборных. Ллейтон в пяти партиях уступил Николя Эскюде, Рафтер сравнял счёт, разобравшись с Грожаном в трёх сетах. На парную комбинацию капитан хозяев Джон Фитцжеральд выставил не опытного Тодда Вудбриджа, а объединил двух одиночников. Этот ход себя не оправдал. Свежие Седрик Пьолин и Фабрис Санторо изрядно утомили Хьюитта с Рафтером, да к тому же и взяли второе очко. На следующий день Ллейтон буквально размазал по корту Грожана, и счёт сравнялся – 2:2. Но против Эскюде уже вышел не измотанный Рафтер, а Уэйн Артурс. И проиграл. А Серебряная салатница досталась французам. Любопытно, что с тех пор капитан Ги Форже, который никогда особо не мог пожаловаться на короткую "скамейку", так ни разу больше не сумел повторить тот успех.

Горец Иванишевич

Когда на одном из турниров 2000 года Горана Иванишевича попросили удалиться с корта из-за трёх сломанных им во время состязания ракеток, хорват в сердцах воскликнул: "Люди запомнят меня как парня, который никогда не побеждал на Уимблдоне и ушёл из тенниса, потому что у него закончились ракетки". Что и говорить, некогда 2-й номер мировой классификации, трёхкратный финалист Уимблдона (1992, 1994 и 1998) к середине 2001-го откатился далеко за пределы первой сотни, и уже не попадал в основу даже турниров "Большого шлема", где сетка, как известно, рассчитана аж на 128 человек. В сказках обычно в этот момент появляется добрая фея. В этой роли выступили организаторы Уимблдона, предоставившие резко сдавшему свои позиции Горану wild card.

И 29-летний хорват совершил, пожалуй, самое невероятное воскрешение из небытия в истории профессионального тенниса. Иванишевич, словно Горец, возрождался снова и снова к каждому матчу, несмотря на то что ему попадались по пути соперники, чьи имена и сейчас скажут любому любителю тенниса многое – Карлос Мойя, Энди Роддик, Грег Руседски, Марат Сафин, Тим Хенман и Патрик Рафтер. Когда же силы покидали Горана в ходе очередного поединка, ему как по команде приходила помощь с неба. Дождь растягивал его матч на часы, а то и на дни, изматывая соперника бесконечными ожиданиями и давая хорвату всё новый и новый импульс. Он отыгрался с 1:2 по сетам в эпическом полуфинале против Хенмана, а счёт пятой партии финала против Рафтера был неимоверным – 9:7. Но Горан выстрадал эту победу и посвятил её своему другу – Дражену Петровичу, который погиб в 1993 году в автокатастрофе. Иванишевич хотел отдать дань памяти великому баскетболисту на том же Уимблдоне, но чтобы вернуть долг, ему потребовалось ещё 8 долгих лет.
Возвращение Каприати

В женском теннисе события в тот год тоже бурлили будь здоров. В начале сезона всех ошеломила 24-летняя американка Дженнифер Каприати, выигравшая два турнира "Большого шлема" подряд – в Австралии и Франции. Казалось бы, самый возраст для крупных побед, но не в случае с вундеркиндом из Нью-Йорка. Уже в 13 лет Дженнифер дошла до полуфиналов Уимблдона и US Open, а в 14-летнем возрасте выиграла Олимпийские игры в Барселоне, разобравшись на грунте в полуфинале с местной любимицей Арантой Санчес-Викарио, а в финале – с действующей на тот момент олимпийской чемпионкой Штеффи Граф.

Казалось, карьера юной американки пойдёт только в гору, но затем последовали депрессия, проблемы с наркотиками и многолетнее забвение. Выиграв после возвращения три турнира в Страсбурге, Квебеке-1999, Люксембурге-2000, а также дойдя в том же сезоне до полуфинала Australian Open, казалось, что Каприати встала опять на ноги. Но мало кто мог предположить, что настолько крепко! Выиграв в Мельбурне и Париже, а также в Чарльстоне, в октябре 2001 года Дженнифер впервые возглавила мировой рейтинг, прервав эру господства Мартины Хингис, которая на тот момент была первой ракеткой мира 73 недели подряд, а всего у неё их набралось к тому моменту 209 (4-й результат в истории). Но с тех пор швейцарка на вершину уже не поднималась, да и победы на "Больших шлемах" ей больше не доставались. Зато Каприати в следующем году вновь обыграла Мартину в финале Australian Open и довела общее количество недель на теннисном троне до 17.

Пента-трик Кафельникова

Тем же октябрём в Москве в очередной раз отгремел Кубок Кремля. Завершился он пятой подряд победой Евгения Кафельникова. До него за всю историю ATP-тура такой продолжительной серией могли похвастать только Бьорн Борг (Уимблдон-1976-1980) и Балаж Тарош (Хильверсум-1978-1982). Россиянин давно признался в своей полной и безоговорочной любви к московскому турниру. Он даже пообещал зрителям, что если финансовые проблемы заставят организаторов соревнования продать его конкурентам, он выкупит Кубок Кремля за свои деньги. Во время награждения Евгений поразил всех широким жестом, передав все заработанные в Москве призовые пострадавшим в авиакатастрофе над Черным морем.

На том же Кубке Кремля Анна Курникова первенствовала в парном разряде, а 19-летняя Елена Дементьева дошла до финалов в обоих разрядах. Вообще к тому времени россиянки в одиночном разряде смогли выиграть всего три титула, причём на мелких турнирах – Елена Лиховцева в Монпелье-1993 и Голд-Косте-1996, а также Анастасия Мыскина в Палермо-1999. Однако почва для больших побед была уже подготовлена. Так же, как и в главном командном женском турнире.

Победа где-то рядом

В ноябре 2001 года сборная России играла в Мадриде на итоговом турнире розыгрыша Кубка Федерации. Формула соревнований тогда была такой, что после успешного матча на предварительном этапе с командой Словакии дружина Шамиля Тарпищева отправилась в испанскую столицу, где собрались восемь сильнейших на тот момент команд. Вначале они в двух группах определили сильнейших, которые затем и разыграли финал. Юные Елена Дементьева, Елена Бовина, Надежда Петрова и опытная Елена Лиховцева последовательно обыграли команды Чехии, Аргентины и Франции, за которую, кстати, выступали Тестю, Тозья, Моресмо и Раззано.

В финале россиянки скрестили ракетки со сборной Бельгии. Энен и Клийстерс тогда были столь же юны, но опыта в туре они к тому времени набрались гораздо больше. Достаточно сказать, что Ким в 2001 году играла в финале "Ролан Гаррос", а Жюстин – в финале Уимблдона. Наша команда в тот раз остановилась за шаг до триумфа, как это было раньше с отечественными теннисистками в 1988, 1990 и 1999 годах. Но победа, как говорится, была уже где-то рядом.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →