Текст: Андрей Иванов
Фото: Reuters

Иснер: с Николя по-настоящему подружились

Сборная США всухую обыграла команду Франции на Кубке Хопмана – 3:0. Изюминкой противостояния, разумеется, стал матч между Джоном Иснером и Николя Майю, в котором вновь победил американец.
4 января 2011, вторник. 17:45 Теннис

Самой заманчивой вывеской первого тура предварительного раунда Кубка Хопмана обладал одиночный мужской матч в противостоянии США и Франции. Ещё бы, всё-таки Иснер – Майю, комментарии, как говорится, излишни. Формула проведения матчей на этом командном турнире не подразумевает длинных изматывающих поединков, однако без тай-брейка рекордсмены Уимблдона обойтись, конечно, не смогли.

Мы отлично понимали, что повторение того матча вряд ли состоится. Всё-таки регламент этого турнира существенно отличается не только от матчей «Большого шлема», но и даже от обычных турниров. Поэтому было ясно, что игра не займёт у нас много времени. А вот с точки зрения развлечения и поднятия настроения поиграть с Николя ещё раз – здорово.

Победу в противостоянии вновь, как и в прошлом году, одержал Иснер – 6:3, 7:6 (7:5), а затем уже вместе с Бетани Маттек-Сандс Джон и второй раз переиграл Николя, которому помогала 17-летняя Кристина Младенович. Естественно, журналисты на пресс-конференции в Перте никак не могли обойти своим вниманием персону Джона Иснера, переписавшего историю не только Уимблдона, но и мирового тенниса.

— Джон, что можете сказать о первых матчах в этом году?
— Это были хорошие матчи. В паре с Бетани [Маттек-Сандс] мы смотрелись неплохо. Конечно, я знал, что она здорово играет в парах. Сегодня мне удалось убедиться в этом. Именно она весь поединок вела нас к победе, а я просто помогал ей, чем мог. Парный матч был очень важен, мы победили – 3:0, а в другой встрече нашей группы счёт был 2:1. Таким образом, мы получили небольшое преимущество, которое нам может пригодиться в будущем.

— Считаете, что Бетани лучше вас играет парные встречи?
— Ну конечно. Достаточно посмотреть на её статистику пар и сравнить с моей. После этого обсуждение данного вопроса можно сразу же закрывать. Поэтому ей и дальше придётся тащить меня на себе, а это очень непросто, вы ведь знаете, я достаточно тяжёлый парень (улыбается).

— А что скажете про вашу встречу с Майю?
— Первый сет мне удался. Я смог справиться с Николя, навязал ему свою игру и сумел победить. Во втором сете он активизировался, начал играть быстрее и точнее, и уже мне приходилось несладко. У меня был план на вторую партию, однако мне удалось воплотить его лишь частично.

Перед тем матчем на Уимблдоне мы ни разу не разговаривали друг с другом, а теперь мы общаемся довольно часто, разговариваем на разные темы. В том матче я понял, что он действительно классный игрок, а после его окончания – что он к тому же ещё и отличный парень.

К счастью, удалось приберечь несколько отличных подач на конец сета и во многом благодаря им удалось выиграть эту партию, а вместе с ней и весь матч.

— Матч против Николя получился отличным. Но почему он так быстро закончился?
— Если бы я проиграл второй сет, то тогда, думаю, матч бы продолжался часа четыре, не меньше (улыбается). Я доволен тем, что удача мне улыбнулась и игра закончилась в двух партиях. Это был мой первый поединок в 2011 году, и я вполне удовлетворён тем, как он прошёл.

— Каково вам было снова увидеть Майю по ту сторону сетки? Не показалось, что вновь оказались на Уимблдоне?
— Нет. К счастью для нас обоих, мы отлично понимали, что повторение того матча вряд ли состоится. Всё-таки регламент этого турнира существенно отличается не только от матчей на турнирах «Большого шлема», но даже от обычных турниров. С самого начала было ясно, что игра не займёт у нас много времени. А вот с точки зрения развлечения и поднятия настроения поиграть с Николя ещё раз – здорово. После того матча мы с ним по-настоящему подружились, поэтому ещё разок оказаться по разные стороны баррикад было очень интересно.

— Вы действительно подружились?
— Перед тем матчем на Уимблдоне мы ни разу не разговаривали друг с другом, а теперь мы общаемся довольно часто, разговариваем на разные темы. В том матче я понял, что он действительно классный игрок, а после его окончания – что он к тому же ещё и отличный парень. Действительно, было очень забавно вновь играть с ним.

— Вы поддерживаете связь не только на корте, но и за его пределами?
— Да. Мало того, я считаю, что мы будем общаться и после того, как закончим играть. У нас есть немало тем для разговоров и помимо тенниса.

— Очевидно, что ваша подача по-прежнему в порядке. А над чем вам хотелось бы поработать дополнительно?
— Я постоянно работаю над подачей, поэтому она у меня продолжает получаться. Конечно, не последнюю роль в том, что я обладаю таким оружием, играет мой рост. Кажется, пока я неплохо принимаю, однако моё движение явно оставляет желать лучшего. Это главное, что мне хочется поправить, и поэтому я здесь. Вот почему мне требуется как можно больше игровой практики. Я буду играть и на следующей неделе, мне очень важно хорошо подготовиться к Australian Open. Я хотел проверить свою подачу, и по итогам первых игр она меня вполне устраивает. Это здорово, ведь именно на этот компонент игры я возлагаю особую надежду. Думаю, что с помощью моей подачи мне удастся выиграть ещё не один матч здесь и в следующих турнирах.

— Вы говорите о том, что ваш рост даёт несомненное преимущество при подаче и что он же препятствует подвижности. Насколько проблема движения на корте для вас актуальна и действительно ли она серьёзно мешает вам во время игр?
— Как легко заметить, если мне не удаётся остро принимать, то мои соперники

Один парень мне сказал, что у меня идеальные данные для того, чтобы быть ракманом. Ну что же, возможно, после завершения теннисной карьеры меня ждёт большое будущее в австралийском футболе. Посмотрим.

очень быстро расправляются со мной. Я также не в состоянии долго разыгрывать мячи, как Джокович или Маррей. Конечно, эту часть мне необходимо совершенствовать, изменять к лучшему. Ведь я прогрессирую, поэтому и моё движение также должно постоянно улучшаться. Я точно знаю, что основную часть хлопот мне доставляют движение, приём и игра на задней линии. Если у меня получится значительно улучшить их, то думаю, что смогу добиться очень многого.

— Вчера вечером вы сказали, что разбираетесь в австралийском футболе. Это правда?
— Совершенно верно. Я люблю этот вид спорта, как и все возможные разновидности американского футбола. Можно сказать, что я – фанат, мне нравится это слово. В австралийском футболе я фанатею за «Докерс» (Fremantle Dockers – команда Австралийской лиги футбола – прим. ред.).

— Хотите сказать, что и дома переживаете за «Докерс»?
— Да. В колледже мой сосед по комнате был родом из Австралии, причём практически из Перта. Именно он показал мне эту игру, и я всерьёз ей увлёкся.

— С вашими физическими данными вы легко могли бы стать ракманом.
— Да, я уже слышал это. Один парень мне сказал, что у меня идеальные данные для того, чтобы быть ракманом. (ruckman – самый высокорослый и атлетичный игрок в команде, в основном участвующий в борьбе за мяч после ввода его в игру – прим.ред.). Ну что же, возможно, после завершения теннисной карьеры меня ждёт большое будущее в австралийском футболе. Посмотрим.

Источник: Hopman Cup Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
19 сентября 2017, вторник
18 сентября 2017, понедельник
Партнерский контент