Кузнецова: со Скьявоне наперегонки не бегали
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Кузнецова: со Скьявоне наперегонки не бегали

Светлана Кузнецова в третьем круге Australian Open обыграла бывшую первую ракетку мира Жюстин Энен – 6:4, 7:6 (10:8) и вышла в следующий раунд, где встретится с Франческой Скьявоне.
21 января 2011, пятница. 13:30. Теннис
Россиянка Светлана Кузнецова уверенно шагнула в четвёртый круг Australian Open, в двух партиях победив 11-ю сеяную турнира – бельгийку Жюстин Энен – 6:4, 7:6 (10:8). Предматчевая статистика личных встреч была явно на стороне бывшей первой ракетки мира. Из 18 сыгранных матчей россиянке удалось выиграть лишь два, 16 остались за Энен. Впрочем, с момента последней встречи этих соперниц прошло более трёх лет, и бельгийская теннисистка за это время успела закончить карьеру, а потом вновь вернуться в большой спорт. Поэтому о прошлых заслугах и неудачах впору было забыть, что Светлана с успехом и сделала. Россиянка контролировала ход матча, первой брала подачу соперницы и заставляла титулованную бельгийку отыгрываться. О подробностях этого противостояния, а также о предстоящей встрече с Франческой Скьявоне Светлана Кузнецова рассказала на своей послематчевой пресс-конференции.

Перед игрой с Жюстин я не испытывала абсолютно никакой боязни, просто собиралась играть в свой теннис и пытаться задействовать свои лучшие качества против её худших. Я не имею в виду, что Энен плохо играла, просто у неё есть слабые места, а я постаралась их использовать.
— Светлана, судя по истории вашего противостояния, раньше всегда доминировала Жюстин. Чем сегодняшний матч отличается от остальных?
— Сегодня я была агрессивнее и лучше подавала. Думаю, что большую часть встречи мне удавалось диктовать ей свои условия. Перед игрой я не испытывала абсолютно никакой боязни, просто собиралась играть в свой теннис и пытаться задействовать свои лучшие качества против её худших. Я не имею в виду, что Энен плохо играла, просто у неё есть слабые места, а я постаралась их использовать.

— Концовка матча выдалась непростой. Жюстин сказала, что ощущала ваше волнение. Вы действительно нервничали во втором сете?
— Было дело. Повторю, что перед игрой у меня не было особого волнения, я совершенно не опасалась Энен. Однако во второй партии действительно пришлось тяжело. Я подавала и могла закончить матч, но здесь началась игра нервов. Обычное дело, вы можете увидеть это почти в каждом матче, причём не только в женском. Иногда борьба с собой в напряжённый момент бывает комедий, иногда трагедией. Вы понимаете, что нужно что-то делать, может, немножко потянуть время, надеясь, что ситуация изменится. Что-то подобное происходило и со мной. Я должна была бороться с собой, со своими нервами и думаю, что у меня это получилось очень хорошо, не хуже, чем борьба против Жюстин. Поэтому я очень довольна. И думаю, что мне ещё немного повезло. Тай-брейки всегда похожи на лотерею, а наш получился просто сумасшедшим. Несколько розыгрышей были просто замечательными, и здорово, что в них мне удалось бороться до конца. Я просто счастлива, что сегодня удалось победить в двух партиях.

— В этот момент вы старались действовать наверняка, и это стало небольшой проблемой для вас.
— Нет, на матч-пойнтах я не старалась полностью исключить риск. Просто так складывался матч. Мне было тяжело. К тому же я не всегда играла так, как было нужно именно в отдельном конкретном моменте.

— Думаете, это потому, что на вас давило имя Жюстин?
— Отчасти я волновалась и по этому поводу. Я провела против неё очень много матчей, и все они были очень сложными. Но сегодня у меня была возможность победить, я поняла это и больше не волновалась из-за этого. Жюстин играла хорошо, а в концовке матча, в сложные моменты, когда я вела в счёте, она фактически переиграла меня. Она действовала очень агрессивно даже тогда, когда у меня были матч-пойнты.

— Франческа [Скьявоне] говорила о том, что, по её мнению, в этом году вы перемещаетесь по корту значительно увереннее, чем раньше. Это потому, что вы избавились от лишнего веса?
— Что?

— Скьявоне считает, что сейчас вы быстрее двигаетесь, чем раньше.
— Откуда она знает это? Мы вроде не бегали с ней наперегонки (смех в зале).

— Она смотрит ваши матчи.
— О, это хорошо.

— Вы вправду худеете?
Я уверена, что смогу ещё прибавить в физическом плане, в движении. Сейчас мне всего хватает, я довольна своим выступлением, своей формой и качеством тенниса, который показываю. Но надо ещё работать, чтобы постоянно прибавлять. Отличный пример этому – Роджер Федерер. Он постоянно работает над собой.
— Мне действительно говорят, что я сбросила несколько килограммов. Не знаю, может быть. В принципе, это похоже на правду. На самом деле я упорно работаю и забочусь о своей ноге. Это сейчас главное для меня.

— Как ваша нога?
— Вы знаете, пока всё хорошо. В концовке матча, на тай-брейке, я почувствовала неприятные болезненные ощущения, но вроде бы всё прошло. Так что пока я держусь.

— Вопрос о вас и Франческе. Вне корта вы друзья? Она говорит что-то хорошее о вас, вы отвечаете тем же.
— По-моему, я ещё ни слова не сказала о ней. Как вы догадались?

— Ну, раньше так было.
— Может быть, я готовила для вас сюрприз (смех в зале).

— Нужно ждать чего-то необычного?
— Нет, нет, не сейчас. С Франческой у нас хорошие отношения, мы действительно дружим. Это замечательно, но в первую очередь мы – спортсмены и обе всё понимаем, когда выходим на корт. В этот момент мы думаем только о том, как победить. В этом нет ничего удивительного, и наш поединок совершенно не нарушит дружбу. Думаю, матч будет отличным.

— Вы много раз играли против Жюстин. Сегодня она много ошибалась. Думаете, она далека от своей лучшей формы?
— Я думаю, что все мы ошибаемся в каждой игре. Никто не может играть безошибочно. Но Жюстин совершенно определённо сейчас не в лучшей форме. Впрочем, как и я. Мы обе находимся в процессе возвращения. Она после травмы и некоторых других проблем. Не знаю, насколько это повлияло на неё, но в любом случае борьба на корте была. Не могу судить, насколько у Жюстин хорошая или плохая статистика, но она определённо находится не в лучших кондициях.

— То есть вы считаете, что и сами играете не на 100 процентов от своих возможностей?
— Нет. Я думаю, что могу играть значительно лучше. Сейчас я играла хорошо, но могу ещё прибавить. Для этого придётся серьёзно потрудиться, но я готова.

— И чего вам не хватает?
— Всего хватает. Просто я уверена, что смогу ещё прибавить в физическом плане, в движении. Всегда есть поле деятельности для самосовершенствования. Сейчас мне всего хватает, я довольна своим выступлением, своей формой и качеством тенниса, который показываю. Но надо ещё работать, чтобы постоянно прибавлять. Отличный пример этому – Роджер Федерер. Он постоянно работает над собой. И я тоже должна делать это.

С Франческой Скьявоне у нас хорошие отношения, мы действительно дружим. Это замечательно, но в первую очередь мы – спортсмены и обе всё понимаем, когда выходим на корт. В это момент мы думаем только о том, как победить.
— Можете вспомнить что-нибудь особенное из своих прошлых матчей со Скьявоне?
— Да, мы играли в Кубке Федерации, и я проиграла. Тогда мы не поняли друг друга, я не пожала ей руку. В течение некоторого времени мы не разговаривали. Впоследствии мы поговорили об этом. Я извинилась, мы выяснили, что она неправильно поняла меня, а я – её. В конце концов всё закончилось прекрасно, и это очень хорошо.

— А что знаете о счёте ваших очных противостояний?
— Я помню, что проиграла на Кубке Федерации. Тот год вообще получился отличным, на глине я проиграла всего два матча, Сафиной в финале в Риме и Скьявоне. Тогда поединок был очень тяжёлым, и я уступила в трёх сетах. Конечно, я помню и свои победы, но сейчас это не имеет никакого значения. Будет просто новая игра.

— Насколько важной была ваша победа над Самантой Стосур на прошлой неделе в Сиднее? Кажется, это ваш первый успех в матче против игрока из топ-10 за последнее время.
— Да, в прошлом году я ни разу не выигрывала у представительниц первой десятки, так что победа в Сиднее стала действительно очень значимой. Та игра получилась захватывающей, ведь Саманта играла в своей стране, практически в родном городе. Атмосфера на трибунах была просто потрясающей. Было невероятно сложно играть против неё при такой поддержке болельщиков. Но это было здорово, и победа принесла мне уверенность.

— Расскажите о Ким Клийстерс. Вы играли с ней и до, и после её возвращения. Что скажете?
— Разве я играла с ней после возвращения?

— В прошлом году. Однажды вы играли против неё.
— Я не помню. Нет, нет, я думаю, что я с ней не играла. (На самом деле Светлана проиграла Ким в Цинциннати-2009. – Прим. ред.) Но, так или иначе, это не имеет значения. Она стала более зрелой. Это всё, что я могу сказать. Ким как была хорошим человеком, так им и осталась. А что касается её игры, то вы всё можете увидеть на корте.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →