Скьявоне: хочу показать этот матч сыну
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Скьявоне: хочу показать этот матч сыну

Франческа Скьявоне и Светлана Кузнецова провели самый длинный матч в женской части Australian Open за всю историю турнира. В 30-геймовой третьей партии счастье улыбнулось итальянке.
23 января 2011, воскресенье. 22:31. Теннис
Этот матч первой части поединков четвёртого круга, безусловно, был центральным. Светлана Кузнецова и Франческа Скьявоне, закадычные подруги вне корта, и опасные соперницы для каждого, кто видит их по другую сторону сетки, провели самый длинный матч в женской истории Australian Open, да и всех турниров "Большого шлема". Его первый сет остался за итальянкой – 6:4, во втором верх взяла Кузнецова – 6:1. Решающая партия продолжалась тридцать геймов и закончилась со счётом 16:14 в пользу шестой ракетки турнира. Общее время матча составило 4 часа 44 минуты. После его окончания победительница не горела желанием отвечать на вопросы журналистов,
Если бы всё зависело от меня, то вы бы меня на пресс-конференции не увидели. Фактически мне просто пришлось прийти сюда и отвечать на ваши вопросы. После неё я пойду и засну. Попытаюсь расслабиться. Завтра будет новый день.
а думала только о том, как бы поскорее добраться до кровати. Тем не менее Франческа Скьявоне посетила пресс-конференцию, где и рассказала о своих ощущениях после этого невероятного противостояния.

— Франческа, кажется, вам понравилось оставлять след в истории. Сначала Париж, теперь вот Мельбурн. Что чувствуете после такого события?
— Это просто фантастика. Надеюсь получить диск с этим матчем и однажды показать его сыну.

— Как вы чувствуете себя сейчас, спустя полтора часа после того, как всё закончилось. Эйфория?
— Вы знаете, если бы всё зависело от меня, то вы бы меня тут не увидели. Фактически мне просто пришлось прийти на пресс-конференцию и отвечать на ваши вопросы. После неё я пойду и засну. Попытаюсь расслабиться. Завтра будет новый день.

— Светлана сказала, что временами теряла счёт в партии. Вы тоже испытывали что-то подобное?
— Нет, нет. Я всегда помнила счёт и знала, кому надо подавать. Мне нужно было взять её подачу, это была самая важная вещь для меня.

— Что вы думаете о том, что стали частью истории, как игрок, принявший участие в самом долгом женском матче на Australian Open?
— Это хорошо.

— На болельщиков обращали внимание? Что скажете о них?
— В Австралии любят теннис. Здесь любят тех, кто в него играет, и дают им всё самое лучшее. Поэтому у вас отличные болельщики и замечательная страна. Я хочу приезжать сюда почаще, чтобы играть и тренироваться. Возможно, я бы хотела иметь здесь собственный дом и проводить в Австралии больше времени. Я это говорю уже на протяжении десяти лет и с лёгкостью могу повторить ещё раз. Поэтому для меня действительно важно, что именно здесь я смогла попасть в историю.

— После всем известного матча на Уимблдоне Джон Иснер и Николя Маю стали большими друзьями, хотя до этого они практически не общались. Вы знакомы со Светой очень долгое время. Чувствуете, что после такого матча станете ещё ближе?
— Это теннис. Кто-то должен победить, соответственно, его соперник будет вынужден проиграть.
В Австралии любят теннис. Здесь любят тех, кто в него играет, и дают им всё самое лучшее. Поэтому у вас отличные болельщики и замечательная страна. Я хочу приезжать сюда почаще, чтобы играть и тренироваться. Возможно, я бы хотела иметь здесь собственный дом и проводить в Австралии больше времени.
Думаю, что на протяжении всего матча мы показывали игру очень высокого уровня. Может быть, второй сет мне не совсем удался, но в третьей партии мы действительно показали всё, на что способны. После окончания матча я сказала Свете, что она – великий игрок, и то, что происходило на корте, – фантастика. Она мне в ответ сказала то же самое. Мы обе искренне уважаем друг друга.

— Как считаете, у вас хватит сил для следующего матча?
— Вы хотите, чтобы я вам сейчас ответила? Конечно, не хватит. Я провела на корте больше четырёх часов, считаете, что мои силы безграничны? Другое дело, что я ещё молода, и у меня будет время для восстановления. Надеюсь, что за понедельник я успею это сделать.

— Вы когда-нибудь делали что-то похожее?
— Похожее на что? На игру в теннис в течение 4 часов 44 минут? Нет.

— Вы знали, что 4 часа и 44 минуты – это самый длинный матч в истории Открытого чемпионата Австралии?
— Нет, но я периодически контролировала ход времени. Я даже хвалила себя, понимая, что неплохо готова физически. Это меня очень радует, я понимаю, что ещё многое смогу. Разумеется, после такой победы поневоле почувствуешь себя великим.

— Можете сказать о Ким Клийстерс?
— Конечно, но почему о ней?

— Ну, просто ваше мнение о её возвращении.
— Вы прекрасно знаете, кто такая Ким. Думаю, мне не надо вам этого объяснять. Она вернулась и стала более сильной. И морально, и физически. У неё есть конкретные цели, и она хочет добраться до них. Думаю, что Ким – одна из лучших теннисисток современности.

— После победы на "Ролан Гаррос" вы стали популярней у себя на родине? Получали приглашение на телевидение, на съёмки в сериалах?
— Вы что, газет не читали?

— Разумеется, читал.
— Этот вопрос мне уже сто раз задавали. Хорошо, я отвечу. Конечно, мой статус несколько изменился. Я выиграла очень серьёзный трофей, и люди стали смотреть на меня по-другому. Это здорово как для меня, так и для итальянцев. Когда побеждает Валентино Росси или,
Я периодически контролировала ход времени. Я даже хвалила себя, понимая, что неплохо готова физически. Это меня очень радует, я понимаю, что ещё многое смогу. Разумеется, после такой победы поневоле почувствуешь себя великим.
например, Федерика Пелегрини – я счастлива и горда за свою страну. И все счастливы. Я думаю, в каждом доме должны знать великих итальянских чемпионов.

— А какое самое неожиданное приглашение вы получили?
— О, я не сильно интересовалась этими приглашениями. Мне гораздо интереснее было бы взять бутылку вина и пойти к своему другу.

— У вас, как у известного человека в Италии, была когда-нибудь персональная выставка?
— Нет, никогда не было. Хотя нет, мы сделали небольшую выставку несколько лет назад. Она прошла очень неплохо, но, конечно, собрать хотя бы 30 тысяч человек не могла. У нас не так развит теннис, его история и культура, как, например, футбол. Если выставка связана с футболом, то она может собрать и 50, и 60 тысяч человек. Надеюсь, что со временем популярность тенниса будет расти и мы сможем добраться до таких цифр.

— Наверное, множество игроков, выигравших свой первый турнир "Большого шлема" в 30 лет, решили бы, что большего они достигнуть уже не смогут. В этом возрасте очень тяжело прибавлять, потому что соревновательный век профессионального теннисиста не так уж и долог. Вы же, наоборот, только начали улучшать свою игру. Не считаете, что это несколько необычно?
— Ха, мне было 29 лет, когда я выиграла свой первый турнир "Большого шлема". 29, а не 30. Но, так или иначе, все знают, что если у тебя есть доллар, то тебе хочется два, получаешь два, стремишься к третьему и так далее, и тому подобное. Теннис – это спорт, здесь всегда может произойти всё, что угодно.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →