Маррей: в этом году многое может измениться
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Маррей: в этом году многое может измениться

Энди Маррей остановил триумфальное шествие Александра Долгополова по кортам Мельбурна, обыграв украинца в 1/4 финала. В полуфинале Маррей встретится с испанцем Давидом Феррером.
26 января 2011, среда. 17:30. Теннис
Четвертьфинальный матч Энди Маррея против открытия Australian Open – украинца Александра Долгополова стал для четвёртой ракетки турнира самым длинным. Британцу впервые пришлось провести на корте больше трёх сетов, однако и до решающей, пятой партии дело, в итоге, не дошло. Победив со счётом 7:5, 6:3, 6:7 (3:7), 6:3, Маррей оформил путёвку в полуфинал, где его соперником неожиданно стал испанец Давид Феррер, разгромивший своего соотечественника Рафаэля Надаля. Подобный результат не смогли предугадать журналисты, ожидавшие увидеть в следующем раунде противостояние Маррей – Надаль, а потому на послематчевой пресс-конференции уделившие особое внимание фигуре первой ракетки мира.

Сегодня я играл хорошо. Я ни разу не был в критической ситуации, почти всегда вёл в счёте. Ну а решающим стал мой рывок в начале четвёртого сета. Думаю, что мне удалось справиться с его игрой.
Энди, что в игре вашего сегодняшнего соперника стало самым сложным?
— Ну, он достаточно необычный теннисист. Его игра действительно серьёзно отличается от того, как действуют другие. Трудно попасть в его ритм. Определённо, он очень хорош, его совершенно нельзя недооценивать. На этой неделе он сыграл здорово, одержал несколько очень хороших побед. Я уверен, что в будущем он создаст проблемы многим игрокам. Да, сегодня он сыграл замечательно.

— Этот матч стал самым сложным из всех, сыгранных вами на турнире. Вы довольны своей игрой, в частности тем, как смогли справиться с непредсказуемостью соперника?
— В общем, я играл хорошо. Я ни разу не был в критической ситуации, почти всегда вёл в счёте. Ну а решающим стал мой рывок в начале четвёртого сета. Думаю, что мне удалось справиться с его игрой. Да, поначалу было трудно приспособиться, соперник выиграл немало лёгких очков своей первой подачей. Это был сложный матч, но я справился.

— Чем отличается ваша нынешняя игра от прошлогодней?
— Думаю, что я стал лучше бить. Вообще, есть много разных нюансов, но каких-то существенных различий нет. Как, впрочем, нет их и у любого из тех парней, которые входят в первую десятку. Каждый пытается стать более сильным, иметь меньше слабостей. В этом году мой теннис стал более солидным, как мне кажется.

— Что вы думаете о тех игроках, которые продолжают борьбу за титул?
— Это – великие игроки. Думаю, некоторые из них вообще лучшие за всю историю тенниса. Поэтому очень здорово, что я смог стать частью всего этого. Надеюсь, что смогу пройти этот путь до конца. Но пока я полностью сосредоточен на своём следующем матче. Я уверен, что у Рафы и Феррера сегодня вечером будет отличный матч (пресс-конференция проходила до начала поединка Надаль – ФеррерПрим.ред.). Они оба замечательные игроки и находятся в прекрасной форме. Для обоих матч будет очень сложным.

— Были ли у вас в карьере переломные матчи?
— В 2006-м я играл здесь с Рафой. Хотя я могу ошибаться, может быть, это было в 2007-м. Тогда мы провели пять сетов. Это был, пожалуй, первый случай, когда я в игре против одного из лучших теннисистов на турнире "Большого шлема" смог доставить ему серьёзные неприятности. Это был очень значимый для меня матч. Пожалуй, именно тогда я впервые понял, что могу на равных конкурировать с сильнейшими игроками на главных турнирах.

— Что изменилось с тех пор?
— Я стал более опытным. Я знаю, как играть на турнирах "Большого шлема", как готовиться к ним физически и психологически. Но и сейчас играть против лучших проще не стало. Если ты хочешь выиграть у них, то нужно быть в полном порядке, в своей лучшей форме. Именно это потребуется мне в следующем матче.

Я стал более опытным. Я знаю, как играть на турнирах "Большого шлема", как готовится к ним физически и психологически. Но и сейчас играть против лучших проще не стало. Если ты хочешь выиграть у них, то нужно быть в полном порядке, в своей лучшей форме.
— Я читал статью, в которой говорилось о том, что когда вам было 13 или 14 лет, вы встретились с Рафой на каком-то турнире и проиграли. И именно после этого вы решили отправиться в Барселону. Это правда?
— Почти. Фактически, я никогда не играл с Рафой до наших матчей в туре. Но мы играли в бадминтон в командных соревнованиях. Я спросил его, с кем он занимается. Он ответил, что с Карлосом Мойей, который тогда входил в топ-10. А я занимался с игроками, имена которых вам абсолютно ничего не скажут. Вот тогда я и решил продолжать обучение там. Я переехал, когда мне было 15 лет. Уверен, что это было правильное решение.

— Вы довольно легко добрались до полуфинала. Как думаете, у вас остались скрытые резервы?
— Чтобы увидеть это, вам придётся подождать. Пока я играл очень хорошо. Когда в конце турнира приходится играть против сильнейших, нужно показывать свой самый лучший теннис, чтобы иметь шансы на успех.

— Сегодня вы очень часто что-то говорили себе, много жестикулировали. О чём вы думали, и что говорили?
— Я пытался завести себя. В матче с таким непредсказуемым соперником ты всегда должен быть наготове, нельзя выключаться из игры. Периодами он играл в фантастический теннис, и нужно было держаться. Тогда он начинал ошибаться. Поэтому я и пытался держать себя под контролем, не давать самому себе расслабиться и весь матч быть начеку.

— Не считая этот турнир, за свою карьеру вы заработали $14 миллионов. Королевский банк Шотландии – один из ваших спонсоров. Это он управляет вашими деньгами?
— Нет. У меня есть бухгалтер, который ведёт мои дела.

— Вы вкладываете капиталы в собственность в Шотландии?
— Вкладываю. Только не в Шотландии.

— А где?
— Где? В Майами, в Лондоне. В центре Лондона у меня есть несколько проектов. Однако я довольно консервативен и стараюсь не принимать рискованных решений.

— Здесь, в Мельбурне, вы чувствуете зрительскую поддержку? Кажется, немало болельщиков на вашей стороне.
— Здесь действительно много шотландцев, британцев. На самом деле тут всегда хорошая поддержка. И она играет серьезную роль в тех матчах, когда на самом деле становится туго. Это на самом деле важно.

— Вы можете сравнить победу над Рафой на прошлогоднем Australian Open с поражением от него на Уимблдоне?
— С какой точки зрения?

Я никогда не играл с Рафой до наших матчей в туре. Но мы играли в бадминтон в командных соревнованиях. Я спросил его, с кем он занимается. Он ответил, что с Карлосом Мойей, который тогда входил в топ-10. А я занимался с игроками, имена которых вам абсолютно ничего не скажут. Вот тогда я и решил продолжать обучение в Барселоне.
— С точки зрения того, как вы играли.
— Да ведь там разные покрытия. И всё решалось буквально в нескольких розыгрышах. Причём, таких игр было ещё несколько. У нас были возможности в обоих матчах, и обычно всё сводится к тому, кто играет немного лучше. Я играл лучше в Мельбурне, он – на Уимблдоне. Особой разницы в том, как складывались матчи, не было. Надеюсь, что в полуфинале я смогу провести ещё один хороший поединок.

— Вы говорили о солидной британской поддержке. Вы думаете, что именно она помогала вам выигрывать?
— Я не знаю. Но та поддержка, которая была у меня во всех матчах, на самом деле очень полезная вещь. Вот только я не уверен, что буду иметь её в матче против Роджера или Рафы. Думаю, что большинство зрителей будут переживать за них. Конечно, как-то по-особенному за меня здесь не болеют. Но я вполне доволен тем, что есть. В принципе, большего мне и не надо.

— Как насчёт Долгополова? Вы думаете, что в будущем вам придётся сталкиваться с ним в решающих этапах крупных турниров?
— С его стилем игры он будет большой проблемой для всех. В этом я уверен. Конечно, он мог бы играть боле разнообразно, но когда опыт придёт к нему, то он сможет проходить на турнирах "Большого шлема" ещё дальше.

— Время идёт, а вы пока не выиграли турнир "Большого шлема". С каждым разом желание увеличивается?
— Я думаю, всё точно так же, как тогда, когда я только начал претендовать на победу в главных турнирах сезона. Я не теряю из-за этого сон, просто продолжаю усиленно работать. Моя работа – теннис, и он очень важен для меня.

— Вы верите в то, что сможете обыграть Рафу, Роджера и Новака в любой части сезона?
— Я думаю, что неплохо играл с ними. У меня было много равных матчей с Рафой, и хороших побед над Роджером. С Новаком я не играл довольно долго, но я хочу сказать, что каждый из нас может обыграть каждого. Роджер и Рафа лучше выступают на турнирах "Большого шлема". Это то, к чему мы с Новаком стремимся, и что хотим изменить. Новаку удалось обыграть Роджера в США, я победил Рафу в Мельбурне. Так что, возможно, в этом году многое может измениться.

— В вашем последнем полуфинальном матче с Надалем вы продолжали сидеть на стуле до тех пор, пока Рафа не встанет со своего. Вы не выходили на корт, не ждали его там, просто продолжали сидеть. Вы собираетесь придерживаться такой тактики и в этот раз?
— С Рафой я играл много раз. Знаю, что нет никакого смысла сразу же вставать и ждать его. Когда меня спрашивают, готов я, или нет, я всегда беру ещё немного времени. Я стараюсь оставаться на стуле до тех пор, пока он сидит на своём, и даже когда он уже готовиться к продолжению. Таким образом, Рафа пытается действовать на соперников, но я стараюсь не обращать на это внимания. Если вам предстоит играть с Надалем, к этому нужно просто быть готовым.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →