Клийстерс: надеюсь, что ещё вернусь в Мельбурн
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Клийстерс: надеюсь, что ещё вернусь в Мельбурн

В решающем матче Australian Open — 2011 Ким Клийстерс в трёх партиях победила китаянку Ли На и выиграла свой четвёртый титул "Большого шлема". И впервые это случилось за пределами Нью-Йорка.
29 января 2011, суббота. 21:10. Теннис
Бельгийка Ким Клийстерс, в напряжённом трёхсетовом финале вырвавшая победу у девятой сеяной турнира – китаянки Ли На со счётом 3:6, 6:3, 6:3, стала обладательницей своего четвёртого титула "Большого шлема", причём экс-первая ракетка мира выигрывает уже второй подряд турнир из серии Grand Slam. В прошлом году в Нью-Йорке она в решающем матче взяла верх над россиянкой Верой Звонарёвой. Тот финал для Ким получился неожиданно лёгким, но в Мельбурне китайская теннисистка сопротивлялась отчаянно, выиграла первый сет, вела во втором, но затем позволила сопернице сделать решающий брейк и отдала партию. В заключительном сете Клийстерс уверенно контролировала
Я действительно наслаждаюсь этой победой, особенно рада, что это произошло здесь, в Австралии. Это та страна, в которую я всегда любила приезжать и где меня всегда замечательно принимали. Я уже давно была близка к победе в Мельбурне, несколько раз мне не хватало совсем немного, и вот наконец в этом году у меня получилось.
ход событий и заслуженно победила. На итоговую пресс-конференцию новоявленная обладательница заветного титула пришла после ледяной ванны и принялась подробно отвечать на вопросы собравшихся журналистов.

— В следующем году вы вернётесь в Мельбурн, чтобы защитить титул?
— Да, надеюсь, что вернусь.

— В конце матча у вас в глазах стояли слёзы. Насколько эмоциональной стала ваша четвёртая победа на турнирах "Большого шлема"?
— Они все были эмоциональными. Вы знаете, я всегда удивляюсь, насколько всё напряжённо, и потом раз, последний удар — и всё кончено. И сразу же приходит чувство огромного облегчения.

— Вы смогли наконец выиграть турнир "Большого шлема" вне Нью-Йорка. Что это означает для вас?
— Хм, это очень хорошо. По-моему, это достаточно очевидно. Хотя, если бы я выиграла ещё один US Open, это было бы ничуть не хуже. Однако я действительно наслаждаюсь этой победой, особенно рада, что это произошло здесь, в Австралии. Это та страна, в которую я всегда любила приезжать и где меня постоянно замечательно принимают. Я уже давно была близка к победе в Мельбурне, несколько раз мне не хватало совсем немного, и вот наконец в этом году у меня получилось.

— Мы редко видим вас столь эмоциональной, как сегодня. Это из-за большой значимости матча?
— Нет, я бы так не сказала. Думаю, что причина кроется в невероятной напряжённости самой игры. Я не думаю, что была столь же эмоциональной на каком-нибудь из трёх финалов "Большого шлема", в которых побеждала. Хотя и там были очень интенсивные матчи, и в других финалах, как, например,
Я уверена, что для дочки эта победа действительно не имеет значения. Конечно, она понимает, что происходит что-то интересное, и волнуется. Когда она увидела трофей, то подошла и спросила: "Он наш? Ты его выиграла?" И я ей сказала, что да, я его выиграла.
в моём первом решающем матче на "Ролан Гаррос" (в 2001 году бельгийка проиграла Дженнифер Каприати – 6:1, 4:6, 10:12. – Прим. "Чемпионат.ру").

— Как вы смогли изменить игру?
— В первом сете она всё делала лучше, чем я. Её удары были более глубокими и сложными, она лучше подавала, лучше принимала. Я думаю, что в тот момент это была её лучшая игра. Против меня она никогда не играла так хорошо. Мне пришлось думать, пробовать разные варианты, пытаться понять, что я могу сделать, чтобы постараться переломить ход матча. Я постаралась запутать игру, действовать хитрее и быстрее. Всё это вынудило её делать больше невынужденных ошибок. Я увидела, что у неё стало хуже получаться, и просто попыталась закрепить своё преимущество.

— В Сиднее вы увидели в её игре что-то, что смогли использовать сегодня в своих интересах?
— Хм, думаю, что вряд ли я что-то запомнила. Наверное, она стала лучше бить. У неё всегда был приличный удар слева, а вот с ударом справа у неё раньше были проблемы. Справа она била достаточно слабо. Теперь же она улучшила и его. Это я действительно почувствовала ещё в Сиднее. Думаю, что этот момент и стал главным отличием последних игр от тех, которые мы уже провели с ней раньше.

— Как вы объясните вашей дочери то, что вы сделали сегодня. Она понимает, что происходит?
— Нет, нет, и это очень хорошо. Я уверена, что для неё это действительно не имеет значения. Конечно, она понимает, что происходит что-то интересное, и волнуется. Когда она увидела трофей, то подошла и спросила: "Он наш? Ты его выиграла?" И я ей сказала, что да, я его выиграла. Конечно, она знает, что я играю в теннис. Но всего остального она пока не понимает. Всего того, что сопутствует большому спорту, – победы, поражения, разочарования и всё остальное. Хотя она видит меня разочарованной, понимает, что что-то не так, и спрашивает, кто меня обидел. Я ей объясняю, что я просто проиграла. Но при этом знаю, что это не имеет особого значения для неё.

— Ли На сказала, что сегодня она как будто в Бельгии играла.
— Правда?

— Из-за того, что трибуны поддерживали только вас. Вы почувствовали это?
— Нет. Я имею в виду, что поддержка действительно была очень серьёзной, но считаю, что болельщики переживали и за неё тоже. Сегодня на трибунах было немало азиатов, которые, естественно, поддерживали Ли На. И я вполне ощущала, что за соперницу тоже болеют. Но трибуны были хороши. Думаю, что это добрые вести для развития тенниса по всему миру, потому что долгое время этот вид спорта был наиболее известен и популярен в Европе и Америке. Здорово видеть, что Азия, и особенно Китай, начинают активно развивать теннис.

— Проходила информация, что этот сезон может стать для вас последним полным сезоном, что вы вернулись только из-за того, чтобы сыграть на Олимпиаде-2012, и что в 2013 году вы во второй раз станете мамой, а в 2015 году вновь вернётесь.
— Вот этого я никогда не говорила. Сейчас я действительно думаю, что этот сезон будет последним полным сезоном в моей карьере. Я хотела бы попытаться продолжать играть до Олимпиады. Я никогда не играла на Олимпийских играх, а до них осталось всего полтора года, ну, может быть, даже немного меньше. А после этого уже будем смотреть. Когда я только начинала играть после возвращения, я действительно думала об Олимпиаде. Я хотела попробовать продержаться до её начала. Но при этом я совершенно не ожидала, что смогу вернуться так быстро. Я считала, что это займёт несколько больше времени и лишь тогда я пойму, смогу вернуться к прежнему ритму в туре или придётся окончательно уходить из тенниса, возвращаться в обычную жизнь к своей семье и всем остальным. Так что в принципе почти всё, что вы читали, – правда. Первые два пункта действительно верны, да и последний тоже. Я имею в виду, та часть, которая касается ребёнка. Но уж тогда я точно не вернусь (смеётся).

— Что случилось в аэропорту? Я имею в виду с вашим зубом?
— С зубом? От него откололся кусок, вот что случилось. Я ела всего лишь рисовый крекер, ничего такого твёрдого. Только мягкий рисовый крекер. Возможно, там оказалась какая-то твёрдая частичка, может быть, недоваренное рисовое зёрнышко, и мне пришлось это выплюнуть. И тут же я почувствовала, что мой зуб не совсем целый. Пришлось очень быстро идти к дантисту.

— Вы хотите оставить его имя в тайне?
— Да я и не помню его имени. Он находился где-то рядом с Чапел-стрит.

— После вашего возвращения вы не считались фаворитом на турнирах "Большого шлема". Однако на последних двух вы победили. Вы можете говорить о возвращении этого статуса?
— Очевидно, что последние несколько лет, пока я была первой ракеткой мира или входила в тройку, я всегда рассматривалась как один из фаворитов на крупных турнирах. Думаю, что именно это мешало мне, когда я была моложе. Всё это давление заставляло меня нервничать и зачастую просто влияло на мою игру, мешало сосредоточиться, сконцентрироваться. Теперь же, когда я стала старше, я понимаю, что нужно делать, чтобы оставаться в форме все эти дни на протяжении двух недель. Чтобы быть сосредоточенной и не допустить таких провалов, какой был у меня здесь в прошлом году. Нужно постоянно оставаться сосредоточенным, нельзя расслабляться. Ведь многие игроки пытаются сделать то же самое. На этот раз я смогла не терять концентрацию на протяжении всего турнира. У меня получилось стать той лучшей
Я ела всего лишь рисовый крекер, ничего такого твёрдого. Только мягкий рисовый крекер. Возможно, там оказалась какая-то жёсткая частичка, может быть, недоваренное рисовое зёрнышко, и мне пришлось это выплюнуть. И тут же я почувствовала, что мой зуб не совсем целый. Пришлось очень быстро идти к дантисту.
Ким, которая была сосредоточена только на игре и не отвлекалась по пустякам. Я смогла думать только о теннисе.

— После победы вы произнесли отличную речь на корте. Сказано было здорово и достаточно забавно. Скажите, вы готовились к ней или всё это получилось спонтанно, прямо на корте?
— Нет, не готовилась. Просто так вышло само собой. Кстати, я забыла поблагодарить своего доктора, о чём сейчас сожалею. Он мне очень помог, поскольку у меня была серьёзная проблема с ногами, я натёрла мозоли, и он меня просто спас. Поэтому сейчас ко всему сказанному я хотела бы добавить слова благодарности и в его адрес. Так что будьте уверены, ничего заранее подготовленного вы не услышали.

— Как сейчас чувствуют себя ваши ноги?
— Перед встречей с вами я приняла ледяную ванну, чтобы восстановить кровообращение в ногах. Всё в общем-то нормально. Вероятно, завтра утром они будут болеть больше, чем сейчас.

— В остальных турнирах "Большого шлема" вы снова будете в зелёном?
— Нет, нет. У меня есть другие платья, и я буду использовать их, но от этого у меня и у людей из Fila останутся хорошие воспоминания.
Источник: Australian Open
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →