Бубка: никогда не хотел прыгать с шестом
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Бубка: никогда не хотел прыгать с шестом

Сергей Бубка на отказе хорвата Ивана Любичича вышел во второй круг турнира в Дубае. Украинец выиграл первый сет – 6:1, а во второй партии его соперник не стал продолжать борьбу.
22 февраля 2011, вторник. 16:30. Теннис
Барьер первого круга представительного турнира в Дубае покорился 24-летнему Сергею Бубке неожиданно легко. Его соперник – Иван Любичич из Хорватии – вышел на матч с травмой, и во второй партии решил не продолжать борьбу. К тому времени украинец уже выиграл первый сет – 6:1, однако довести матч до полноценной победы ему не удалось.
Будет очень здорово, если теннис в моей стране станет более популярным, потому что вот уже несколько лет, после окончания карьеры Андрея Медведева, у нас полное затишье. Но сейчас у нас действительно есть хорошая молодёжь. Думаю, что будущее украинского тенниса выглядит достаточно привлекательно.
Следующим соперником Бубки станет француз Ришар Гаске, без проблем переигравший в первом раунде болгарина Григора Димитрова. На послематчевой пресс-конференции Сергей рассказал о развитии тенниса в Украине, выборе в пользу одиночного разряда и советах своего знаменитого отца.

— Сергей, ваша победа была не совсем такой, как вам бы хотелось?
— Да, конечно, я был уверен, что для того, чтобы победить, придётся сыграть полноценный матч. К сожалению, всё случилось вот так. Я надеюсь, что травма Ивана окажется несерьёзной и не повлияет на его выступление в сезоне. Но я во втором раунде, и это замечательно.

— Уверенная победа в первом сете – это следствие травмы Любичича или результат ваших блестящих действий?
— Не могу сказать, что сегодня играл блестяще. Да у меня много получалось, думаю, что я сегодня выступил вполне прилично. Конечно, я сразу заметил, что с Иваном что-то не так, потому что он не был похож сам на себя, играл совсем не так, как он может. Однако я не предполагал, что это связано с травмой. Честно, я не думал о том, что он может быть травмированным, просто понимал, что с ним не всё в порядке.

— Вы пробились в основную сетку через квалификацию. Как считаете, игровая практика, полученная в стыковых матчах, даёт небольшое преимущество при игре с теннисистами, только что прибывшими на турнир?
— Конечно, два сыгранных матча добавляют уверенности в себе и дают какое-то преимущество. Я, например, сумел лучше почувствовать корт и совершенно не волновался. Играть в первом раунде всегда непросто, думаю, что для Ивана в этом смысле сложностей было больше, чем для меня. В квалификации я победил двух хороших игроков, показав достаточно хороший теннис. Это зарядило меня уверенностью на весь турнир.

— В первом сете у вас был стопроцентный выигрыш первой подачи. Что скажете об этом?
— Если вы точно это знаете, значит, так и есть.
Я даже не вспомню, когда последний раз мы с папой играли в теннис. Но раньше, когда я был значительно моложе, мы делали это довольно часто. Отец действительно очень занят. У него нет времени даже на то, чтобы просто придти и посмотреть, как выступаю я, поэтому о совместной игре можно даже не говорить.
Однако процент попадания первой подачей, думаю, у меня сегодня был не слишком высок. Я обычно стараюсь чаще попадать своей первой подачей, потому что считаю её достаточно грозным оружием. Она зачастую помогает мне набирать очки и могу сказать, что на этот компонент своей игры я делаю особую ставку.

— На данный момент Украина – стремительно развивающаяся теннисная держава, не так ли?
— Я очень на это надеюсь (улыбается). Будет очень здорово, если теннис в моей стране станет более популярным, потому что вот уже несколько лет, после окончания карьеры Андрея Медведева, у нас полное затишье. Но сейчас у нас действительно есть хорошая молодёжь. Думаю, что будущее украинского тенниса выглядит достаточно привлекательно.

— Долгополов и Стаховский в последнее время показывают очень хорошие результаты. Как вы думаете, почему это происходит именно теперь?
— Честно говоря, мне трудно это объяснить. Может быть, это своего рода соревнование между нами, потому что мы давно дружим, и если кто-то начинает добиваться успеха, то остальные сразу хотят показать, что они ничем не хуже. Это очень здорово, потому что такое дружеское соперничество позволяет нам всем подниматься вверх по рейтинговой лестнице.

— Вы живёте в Монте-Карло. Часто удаётся видеться со своими друзьями?
— Да, действительно, я там живу, но поскольку я уже несколько лет вхожу в сборную Украины и участвую в матчах Кубка Дэвиса, то мне приходиться чаще бывать на родине. Мы встречаемся там, а также на различных турнирах. У нас отличные отношения, и всегда приятно играть на турнире, когда там выступают твои соотечественники.

— Судя по статистике, ещё пару лет назад вы гораздо чаще играли в парах, чем в одиночном разряде. Так ли это, и что с тех пор изменилось?
— Не совсем так. Просто в парном разряде у меня получалось немного лучше. Там я смог добиться более серьёзных результатов, чем в одиночке. Но, начиная с прошлого года, я решил больше сосредоточиться на игре в одиночном разряде. С тех пор я практически не играл в парах.

— Когда вы говорите, приняли это решение?
— Если быть точным, то с начала прошлого года. Поскольку моё место в рейтинге на тот момент было невысоким, то мне очень часто приходилось играть в квалификации. Такому расписанию выступление в парах очень мешало. Вообще, я никогда не хотел стать парным игроком, поэтому надеюсь, что теперь буду постоянно прибавлять и улучшу свою позицию в общей классификации.

— Давным-давно я видел, как ваш отец играл в теннис. Как считаете, у него хорошо получается? Может быть, вы до сих пор периодически играете с ним?
— Я даже не вспомню, когда последний раз мы с ним играли в теннис. Но раньше, когда я был значительно моложе, мы делали это довольно часто. Отец действительно очень занят. У него нет времени даже на то, чтобы просто придти и посмотреть, как выступаю я, поэтому о совместной игре можно даже не говорить. Но когда он бывает свободен, то любит поиграть в теннис. После окончания карьеры у него остались проблемы с коленями, поэтому он не может позволить себе играть в другие игры, например, в футбол.

— Конечно, ваш отец никогда не был профессиональным теннисистом, но ведь он наверняка даёт вам какие-то советы с точки зрения человека, имеющего огромный опыт в спортивных соревнованиях?
— Да, различные спортивные турниры во многом похожи друг на друга. Физическая подготовка в разных видах спорта зачастую похожа, поэтому папа иногда пытается давать мне советы. Я изо всех сил пытаюсь его слушать (смех в зале).

— Вы позвоните ему, чтобы сообщить, как всё прошло?
— Да, обязательно. Мы с ним постоянно общаемся. Конечно, сегодня я победил не самым лучшим способом, но он будет рад узнать, что я прошёл во второй раунд. Он верит в мои способности, и для меня это огромная поддержка.

— В детстве вам приходилось брать в руки шест для прыжков в высоту?
— Так получилось, что нет. Хотя сейчас я думаю, что у меня есть все данные для того, чтобы преуспеть в этом виде спорта. Но я действительно никогда не хотел быть прыгуном с шестом. С тех пор, как я попробовал играть в теннис, я
Так получилось, что никогда не брал в руки шест. Хотя сейчас я думаю, что у меня есть все данные для того, чтобы преуспеть в этом виде спорта. Но я действительно никогда не хотел быть прыгуном с шестом. С тех пор, как я попробовал играть в теннис, я всегда мечтал только об этой игре.
всегда мечтал только об этой игре.

— Кто-то из родителей принял участие в том, что вы попали в теннис, или это была исключительно ваша инициатива?
— Моя мама была знакома с одним тренером из Донецка. Там мы с братом впервые вышли на корт, начали тренироваться. Папа не имеет к этой идее никакого отношения. Но потом, когда он увидел, что нам действительно нравится, то всячески подержал нас и дал возможность и дальше заниматься любимым делом.

— А затем вы начали работать с Бобом [Бреттом]?
— Да.

— Сколько вам было лет?
— Это было очень давно. Он приглядывался к нам, когда мне было лет 10-12, а потом начал помогать. Через какое-то время, когда я начал менять тренеров, мы с ним не общались, но сейчас мы постоянно находимся на связи. Буквально сегодня утром, накануне матча, я с ним разговаривал. Боб действительно оказал огромное влияние на развитие моей теннисной карьеры. В молодости он давал нам с братом читать книги о великих игроках, таких, как Род Лэйвер, Гарри Хопман и других. Уверен, что Боб многому научил меня.

— Как зовут вашего брата?
— Виталий.

— Он до сих пор играет?
— Нет, он прекратил играть после того, как закончил школу. Сейчас он учится в университете.
Источник: ATP
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →