Звонарёва: теннис для меня больше чем работа
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Даниил Сальников

Звонарёва: теннис для меня больше чем работа

В продолжении эксклюзивного интервью Вера Звонарёва поведала о сотрудничестве с тренером Сергеем Демёхиным, друзьях среди теннисисток, своём детстве и олимпийской медали её мамы.
2 марта 2011, среда. 15:20. Теннис
Продолжение. Начало:
Звонарёва: я не зацикливаюсь на поражениях

— Вера, этот титул в Дохе стал первым в вашем совместном сотрудничестве с тренером Сергеем Демёхиным. Что дал, даёт и будет давать вам этот союз?
— Не знаю, что будет давать (улыбается). Мы стараемся работать, анализировать, думать над тем, что мне нужно сделать, чтобы сыграть лучше следующий матч. Это помогает. Плюс с Сергеем мне очень нравится тренироваться. Он всегда со мной играет сам. Он понимает, что мне нужно отработать, и может подстроиться, играть так, как играет моя будущая соперница. Он может подготовить меня к конкретному матчу, чтобы я, выходя на корт, чувствовала себя комфортно.

Он сам играл в теннис, так что прекрасно понимает, насколько это тяжело, знает, что порой теннисисту нужна банальная поддержка. На протяжении последних нескольких месяцев совместного сотрудничества он получил огромный опыт, мы узнали друг друга. Мы просто стараемся думать над тем, чтобы улучшить мою игру.

— Вы практически никогда не зовёте тренера на корт во время перерывов в матчах, хотя это разрешено правилами WTA. Почему?
— Иногда мне это просто не нужно, поскольку до игры мы обсуждаем план действий. Если затем во время хода матча что-то меняется, я сама это вижу. Мне нужно принимать собственные решения, поскольку только в них я могу быть полностью уверена. Я не чувствую, что мне нужна какая-то помощь в такие моменты.
Честно говоря, никогда не думаю о рейтинге и рейтинговых очках. Я придерживаюсь той позиции, что моя работа это играть в теннис, выходить на корт и стараться побеждать в каждом матче. Я теннисистка, а не калькулятор. Понимаю, что если выиграю все встречи, в которых участвую, то стану и первой ракеткой мира, и завоюю крупные титулы. Если же во время матчей буду думать о том, сколько мне надо очков завоевать, то не буду показывать хорошую игру.
Иногда, если это необходимо, я позову Сергея, но в большинстве случаев я могу сама на себя положиться.

У нас индивидуальный вид спорта, так что на корте я должна думать сама. Я чувствую игру, вижу происходящее, и если что-то нужно поменять, то я сама сделаю это. Потом, после матча, мы можем с Сергеем всё обговорить, подумать. Он может сказать мне, мол, здесь ты приняла правильное решение, а здесь неправильное. Со стороны ему какие-то моменты видны лучше, нежели мне.

— На Русском Кубке в конце прошлого года Сергей по секрету сказал, что вы ему не конкурент на корте во время тренировок. Как с этим дела обстоят сейчас – удаётся взять у него хотя бы пару геймов?
— (Смеётся.) Ну, пару геймов, конечно, могу взять…. На самом деле, такая задача, как соревноваться друг с другом, перед нами не стоит. Наша цель – сделать так, чтобы я играла лучше. На тренировке кто угодно может кого угодно обыграть, однако это совершенно разные вещи по сравнению с тем, когда ты выходишь на корт играть матч.

— До Уимблдона вам нужно защитить не так много рейтинговых очков. Чувствуете в себе силы стать первой ракеткой мира? Является ли это вашей целью?
— Честно говоря, никогда не думаю о рейтинге и рейтинговых очках. Я придерживаюсь той позиции, что моя работа – это играть в теннис, выходить на корт и стараться побеждать в каждом матче. Я теннисистка, а не калькулятор. Понимаю, что если выиграю все встречи, в которых участвую, то стану и первой ракеткой мира, и завоюю крупные титулы. Если же во время матчей я буду думать о том, сколько мне надо очков завоевать, то не буду показывать хорошую игру.

— Наблюдая за вашими матчами в последнее время, показалось, что вы лучше других приспосабливаетесь к ветреной погоде. Насколько это соответствует действительности и насколько сильно плохая погода отражается на вашей игре?
— День на день не приходится. Я считаю себя универсальным игроком, поэтому могу приспособиться к любой погоде. Конечно, бывают дни, когда очень тяжело прибиться, а иногда, несмотря на сильный ветер, ты всё попадаешь в корт. Трудно сказать, возможно, я просто стала опытнее, поэтому стараюсь не обращать внимания на окружающие условия, стараюсь думать о том, что мне надо сделать в этот день, чтобы обыграть соперника.

Я с детства играю достаточно уверенно в различных погодных условиях. Мне не доставляет каких-то особых неудобств играть при ветре, поэтому, наверное, со стороны так кажется.
Вера Звонарёва в гостях у "Чемпионат.ру" (20 фото).

Вера Звонарёва в гостях у "Чемпионат.ру" (20 фото).

— Понятно, что теннис – это спорт, и тут нет места для дружбы. Тем не менее сравните отношения между российскими девушками и между итальянками, француженками и американками. Какие они и в чём различия?
— Мы все разные, менталитет отличается. Все русские девчонки достаточно дружелюбны, у нас хорошие отношения друг с другом. У итальянок тоже очень хороший коллектив, они всегда все вместе. Француженки, наоборот, более разрозненны. Не знаю, наверное, всё же лучше смотреть не по странам, а по личным взаимоотношениям. Кто-то кого-то знает хорошо, поскольку вместе играли юниорские турниры, кто-то играет пару вместе. У нас достаточно интернациональный вид спорта, у каждого в туре есть свои друзья.

— Кто ваши друзья?
— Из девчонок это Лена Веснина, Света Кузнецова, Вера Душевина, Маша Кириленко. Можно перечислить много имён наших девушек, потому что я со всеми в хороших отношениях. Наверное, из-за того, что мы с Леной Весниной часто играли пару вместе, проводили больше времени друг с другом, я с ней очень хорошо дружу.

Что касается ребят, то мы, к сожалению, не проводим вместе много времени. В большинстве случаев у каждого разные турниры, да и во время спаренных соревнований мы не часто встречаемся, поскольку у всех личный график. Когда мы видим друг друга, то перекинемся несколькими словами, но не могу сказать, что это какая-то большая дружба.
Мама полюбила теннис, она мечтала, чтобы я стала этим заниматься. В какой-то степени чувствовалось, что у меня не было другого выбора. Возможно, иногда именно из-за этого было тяжело получать удовольствие от игры, ведь ты чувствуешь, что это твоя обязанность. Однако у меня был очень хороший первый тренер – Крючкова Екатерина Ивановна, и со временем, играя и участвуя в соревнованиях, я действительно полюбила этот вид спорта. Сейчас я люблю теннис, это не только моя работа, но что-то гораздо большее.

— Вы выросли в спортивной семье, не сложилось ли ощущения, что ваша судьба предрешена, что у вас не было выбора, вас заставили заниматься спортом?
— (Улыбается.) В какой-то степени это так, наверное, выбора не было. Это была мечта моей мамы, а если она что-то решила, то её бесполезно отговаривать. Вы правы, мама полюбила теннис, она мечтала, чтобы я стала этим заниматься. В какой-то степени чувствовалось, что у меня не было другого выбора. Возможно, иногда именно из-за этого было тяжело получать удовольствие от игры, ведь ты чувствуешь, что это твоя обязанность. Однако у меня был очень хороший первый тренер – Крючкова Екатерина Ивановна, и со временем, играя и участвуя в соревнованиях, я действительно полюбила этот вид спорта. Сейчас я люблю теннис, это не только моя работа, но что-то гораздо большее. Я благодарна маме за то, что она привела меня в этот вид спорта.

— Неотъемлемой частью теннисной карьеры являются бесконечные перелёты. Как мама переживает ваше постоянное отсутствие дома?
— Мама переживает, безусловно, но в то же время она прекрасно понимает, что переезды – это часть спортивной жизни. Она сама была спортсменкой, она знает, что это такое. Теннис – это сегодняшняя действительность, но это не на всю жизнь. Думаю, что потом я смогу больше времени проводить дома, а пока играется – хочется поиграть.

— Ваша мама, Наталья Быкова, так же как и вы, является бронзовым призёром Олимпийских игр. В этом свете нет ли у вас желания побить её рекорд в следующем году, завоевав серебряную или золотую медали в Лондоне?
— (Улыбается.) Нет, такого нет. Для меня её олимпийская медаль была гордостью всей детской и школьной жизни. Мамина награда лежала в шкафчике, я знала, где она находится, и постоянно ею любовалась. Если честно, на тот момент я даже не могла мечтать о том, что когда-либо сама сыграю на Олимпийских играх, да ещё и завоюю бронзовую медаль. Так что для меня в этом нет никакой конкуренции, я просто рада, что в нашей семье есть две медали. Это большое достижение.

— А ваша награда хранится вместе с маминой медалью?
— Я сейчас нахожусь в переездах, так что, наверное, да, где-то рядом с маминой. У мамы дома, там же, где и остальные кубки.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →