Все новости
Фото: Reuters

Сафина: я слишком рано вернулась на корт

Динара Сафина во втором круге супертурнира в Индиан-Уэллсе в двух партиях переиграла Даниэлу Хантухову из Словакии. Эта победа стала для россиянки всего лишь третьей в этом сезоне.
Теннис

Динара Сафина впервые в нынешнем сезоне сумела одержать две победы в рамках одного турнира, во втором круге Индиан-Уэллса переиграв сеяную словачку Даниэлу Хантухову — 7:6 (7:2), 6:4. В первом сете соперница россиянки могла решить исход партии в свою пользу, однако не сумела реализовать два сетбола и уступила на тай-брейке. В дальнейшем Динара играла гораздо увереннее и за 1 час 55 минут смогла оформить выход в третий круг. Следующей соперницей россиянки станет четвёртая ракетка турнира – Саманта Стосур из Австралии, во втором раунде легко победившая испанку Лауру Поус-Тио.

Как я уже говорила раньше, любая победа важна. Сегодня я очень старалась выиграть, боролась за каждый мяч. У соперницы было два сетбола в первой партии, однако мне удалось их отыграть, и после этого я стала играть значительно лучше. Сегодняшней победой я довольна.

На послематчевой пресс-конференции особое внимание журналистов приковало к себе заявление Динары о том, что она всего лишь пару месяцев назад была готова завершить свою спортивную карьеру.

— Динара, это лучшая ваша победа за последнее время. Вы, вероятно, сейчас неплохо себя чувствуете?
— Да, это так. Как я уже говорила раньше, любая победа важна. Сегодня я очень старалась выиграть, боролась за каждый мяч. У соперницы было два сетбола в первой партии, однако мне удалось их отыграть, и после этого я стала играть значительно лучше. Сегодняшней победой я довольна.

— Вы играли достаточно уверенно, особенно во втором сете. С чем это связано?
— Думаю, я стала немного лучше подавать. Я смогла использовать это преимущество, потому что когда у меня проходила первая подача, розыгрыш почти всегда переходил под мой контроль. На приёме я старалась ждать своего шанса, поскольку она тоже очень неплохо подавала, зачастую создавая трудности для меня. Но я всё-таки продолжала терпеливо выжидать свои шансы.

— Наверное, пока преждевременно считать вас серьёзной фигурой в женском туре?
— Что, простите?

— Вы чувствуете, что снова начали погоню за титулами, если так можно выразиться? Может быть, уже на этом турнире?
— Это моя третья победа в этом году, а вы говорите о титулах. Позвольте мне хотя бы вдоволь насладиться сегодняшним успехом. Мне кажется, завтра я не играю, поэтому у меня будет шанс, чтобы поработать над своими ударами. Следующий раунд будет очень сложным. Там будет Саманта [Стосур], а она сейчас играет в отличный теннис. Но я не стараюсь заглядывать слишком далеко, просто хочу сосредоточиться на своём следующем поединке.

— Уезжая из Австралии, вы были очень расстроены своей игрой и тем, как шли ваши дела. Вы правда были уверены, что два-три месяца упорной работы на тренировках смогли бы вернуть ваш теннис?
— Уверена? Конечно, нет. Как можно быть в этом уверенным? Но я просто продолжала верить. Я и сейчас думаю, что нужно сделать огромное количество работы, чтобы окончательно вернуться в игру. Каждая победа даёт мне немного вдохновения и продлевает мою веру в себя. После Австралии я приехала в Москву на Кубок Федерации и там сказала своей маме, что хочу закончить спортивную карьеру. Я говорила, что больше не хочу играть, говорила это совершенно серьёзно, поскольку знала, что со следующей недели должна была, по идее, начинать работу с новым тренером.

После Австралии я приехала в Москву на Кубок Федерации, и здесь сказала своей маме, что хочу закончить спортивную карьеру. Я говорила, что больше не хочу играть, говорила это совершенно серьёзно, поскольку знала, что со следующей недели должна была, по идее, начинать работу с новым тренером.

Но единственное, о чём я могла думать тогда, смогу ли я снова вернуться, получится ли у меня? Вы знаете, есть такой замечательный девиз: никогда не сдавайся. Он мне очень помог.

— А что мама вам сказала, когда узнала об этом решении?
— Она сказала мне, что нужно пытаться позитивно оценивать происходящее. Но тут речь уже не шла о том, хорошо это или плохо. Для меня это решение было невероятно тяжёлым, ведь я очень люблю спорт, и представить, что мне больше не придётся выходить на корт и получать удовольствие от игры на самом высоком уровне, было очень сложно. Однако в тот момент мне было не до удовольствия. Мне нужно было бороться. В жизни бывает так, что всё идёт не так, как надо, и просто руки опускаются. Однако всё, что нужно в такие моменты, – это верить, говоря себе, что сегодня просто не твой день. Вот и сейчас я намерена продолжать упорно работать.

— Расскажите пару слов о том моменте, когда на «Ролан Гаррос» вы проиграли Кимико Датэ. Вы уже говорили раньше, что это было одно из самых жестоких поражений в вашей карьере.
— Да, это действительно было очень чувствительное поражение. Я всегда особенно любила играть в Париже. Отлично помню, как я вела в счёте в третьем сете и как проиграла его. Это был очень непростой момент для меня. Но если честно, то я надеюсь, что опыт неудачного прошлого года, да и не самое лучшее начало этого сможет помочь мне, сделает меня ещё сильнее.

— Если бы вы могли вернуться в прошлое и что-то изменить там, но только один раз, что бы вы сделали?
— Думаю, что я бы потратила больше времени на возвращение после травмы. Сейчас я считаю, что тогда я слишком рано вернулась на корт. Это было моей ошибкой. Думаю, что мне не стоило играть в Штутгарте и Мадриде, а до самого начала «Ролан Гаррос» восстанавливаться и тренироваться. И мало того, мне вообще, может быть, не стоило играть в прошлом году, потому что я толком так и не смогла закончить процесс восстановления и всё время думала о своей спине. Вот я сыграла пару турниров, а затем снова травмировала спину прямо перед Уимблдоном. Сейчас я понимаю, что нужно было остановиться, постараться полностью залечить травму и вернуться ближе к концу сезона, но тогда я совершенно не хотела об этом думать. Я мчалась вперёд, я хотела играть, не задумываясь о возможных последствиях. Да, это и было моей главной ошибкой.

— Раньше у вас были не очень хорошие отношения с Сереной Уильямс. Сейчас, когда у неё такая серьёзная травма и она уже очень долго не играет, отношение к ней не изменилось?
— Конечно, я никогда никому не желала травм или проблем со здоровьем. Здоровье – это главное, что есть у нас. Поэтому, когда вы спрашиваете меня о будущих целях, я всегда говорю, что нет никаких целей. Лишь бы со здоровьем всё было в порядке. В тот момент, когда я повредила спину в Мельбурне, как думаете, какие у меня были цели? Я не могла одновременно идти и дышать. Мне было необходимо остановиться, вздохнуть и только потом продолжать движение.

Сейчас я считаю, что я слишком рано вернулась на корт. Это было моей ошибкой. Думаю, что мне не стоило играть в Штутгарте и Мадриде, а до самого начала «Ролан Гаррос» восстанавливаться и тренироваться. И мало того, мне вообще, может быть, не стоило играть в прошлом году.

То же самое, думаю, постигло и Серену. Думаю, она уже не раз говорила: «Чёрт возьми, я готова сделать всё что угодно, лишь бы снова быть здоровой!» Сейчас я могу лишь пожелать ей скорейшего выздоровления. Всегда необходимо помнить о том, что нельзя шутить со своим здоровьем.

— Вы говорили, что раньше предпочитали не обсуждать теннис со своей мамой. Но в тот раз, когда вам было плохо, вы пошли к ней и рассказали о том, что вас мучило, в частности и о проблемах с теннисом.
— В тот момент я чувствовала, что мама – это тот человек, который знает и понимает меня. То, что я перед ней вывернула свою душу наизнанку, оказало на неё серьёзное действие. Я знала, что то, что я расскажу, причинит ей боль, но при этом отдавала себе отчёт в том, что больше не могу держать всё это в себе. Поэтому я и пошла к своему самому близкому человеку – к маме.

— Вам не приходила в голову мысль поговорить об этом с другими игроками? Понятно, что вы – конкуренты. Но ведь при этом все вы, по большому счёту, в одной лодке.
— Я не думаю, что правильно обсуждать подобные вопросы с игроками. Вряд ли они посоветовали бы мне остаться.

Комментарии (0)
Партнерский контент