Надаль: сыграть, как Кафельников, я не могу
Фото: Reuters
Текст: Артём Тайманов

Надаль: сыграть, как Кафельников, я не могу

Рафаэль Надаль, победив Райана Свитинга, оценил свой нынешний уровень игры, рассказал о целях на сезон, поделился мнением об игре Новака Джоковича и выразил готовность помочь Японии.
16 марта 2011, среда. 17:00. Теннис
Рафаэль Надаль удачно проводит турнир в Индиан-Уэллсе в обоих разрядах. В одиночке он легко разобрался с Риком де Воестом и Райаном Свитингом, а в паре с Марком Лопесом вышел уже в полуфинал. На пресс-конференции после победы над Свитингом испанец оценил свой нынешний уровень игры, рассказал о значимости парных матчей, о своих целях на сезон, выразил своё мнение об игре Новака Джоковича, а также сообщил, что не собирается урезать календарь своих выступлений относительного прошлого сезона.

Знаете, я не думаю, что показал нечто действительно впечатляющее, просто сыграл на хорошем уровне. Я не допускал грубых ошибок. Главный плюс сегодняшнего матча в том, что в его концовке я играл гораздо лучше, чем вначале. В целом я доволен своей подачей, доволен бэкхендом. С форхенда же, который является моим сильнейшим элементом игры, мне нужно действовать агрессивнее, использовать все возможности для атаки, чтобы хорошо провести этот турнир.
— Рафаэль, вы провели два очень впечатляющих матча. Наверняка на данный момент вы довольны своим выступлением?
— Знаете, я не думаю, что показал нечто действительно впечатляющее, я просто сыграл на хорошем уровне. Я не допускал грубых ошибок. Главный плюс сегодняшнего матча в том, что в его концовке я играл гораздо лучше, чем вначале. То, что я могу улучшать свой теннис по ходу поединка, всегда хорошая новость, верно?

В целом я доволен своей подачей, доволен бэкхендом. С форхенда же, который является моим сильнейшим элементом игры, мне нужно действовать агрессивнее, использовать все возможности для атаки, чтобы хорошо провести этот турнир. На мой взгляд, это единственный серьёзный минус на данный момент, но очень важно, чтобы именно удар слева был в порядке.

— А что насчёт вашей игры в паре? Она тоже важна?
— Да, это так. Мы одержали замечательную победу (Рафаэль Надаль и Марк Лопес обыграли Иво Карловича и Марина Чилича со счётом 6:4, 6:4 и вышли в четвертьфинал. – Прим. ред.) Думаю, мы сыграли очень хорошо.

— Не могли бы вы вернуться к тому, что было после Australian Open? Вы получили травму, вернулись домой. Что вы тогда чувствовали, о чём думали?
— Ничего особенного. Это часть тенниса. В прошлом году я выиграл очень много турниров и почти не испытывал проблем со здоровьем. В начале этого года мне немного не везло – например, в Дохе я заболел, играя перед этим действительно здорово. А после этого я не лучшим образом чувствовал мяч в Австралии – и на неделе, предшествовавшей турниру, и на первой неделе турнира. Но как бы то ни было я сумел преодолеть первый круг и дойти до второй недели. Её я начал с матча против Чилича, к которому набрал хорошую физическую форму. В игре с ним мне удалось показать хороший теннис. К сожалению, в матче с Давидом Феррером я почувствовал дискомфорт в ноге. Я пытался восстановиться как можно быстрее и готовиться к Кубку Дэвиса на Майорке. Это мне удалось, и теперь в Индиан-Уэллсе я постараюсь показать свой максимум.

— Сейчас вы первая ракетка мира. Какова ваша главная цель на этот год, учитывая, что вы сейчас и так являетесь лучшим теннисистом?
— Сейчас моя цель, как и всегда, ближайший матч. А что будет дальше – посмотрим. Как я уже сказал, я чувствовал, что был хорошо готов к началу сезона. Мои ощущения в межсезонье были лучшими, нежели обычно, но затем мне не повезло. Сейчас я пытаюсь вернуть себе то состояние, которое было перед стартом сезона. Мне нужно подняться на тот же уровень, какой был у меня в декабре, во время тренировок на Майорке. Я пытаюсь добиться этого за счёт ежедневных тренировок. И, конечно, хочу выигрывать матчи – победы помогают, с ними всё идёт чуть легче.

Мои ощущения в межсезонье были лучшими, нежели обычно, но затем мне не повезло. Сейчас я пытаюсь вернуть себе то состояние, которое было перед стартом сезона. Мне нужно подняться на тот же уровень, какой был у меня в декабре, во время тренировок на Мальорке. Я пытаюсь добиться этого за счёт ежедневных тренировок. И, конечно, я хочу выигрывать матчи – победы помогают, с ними всё идёт чуть легче.
— Как думаете, почему Новак Джокович играет так здорово в последние полгода?
— Он теннисист высочайшего уровня. Он может здорово подавать, а сейчас он невероятно уверен в себе благодаря фантастическим результатам. Когда ты одерживаешь одну победу за другой, проще удерживать высокий уровень игры. Бывало, что ему немного не везло, но сейчас он выиграл Австралию, а победа на турнире "Большого шлема" придаёт уверенности любому игроку. Вероятно, именно поэтому он сейчас играет лучше всех в туре.

— Вы планируете играть турниры по такому же расписанию, как в прошлом году, или слегка сократите свой календарь, чтобы избежать травм?
— Меньше? Вы предлагаете мне сыграть меньше, чем в прошлом году?

— Или столько же.
— Я не могу сыграть меньше – в прошлом сезоне я провёл только обязательные турниры и ещё несколько соревнований, служащих для подготовки к крупным турнирам. Так что сыграть меньше просто невозможно. И в этом году такого не случится, если только у меня не будет травм. Я постараюсь сохранить такое же расписание, как в прошлом году, и ещё добавлю к нему Барселону.

— Вы всегда беспокоитесь о проблемах в мире. Вы сыграли множество благотворительных матчей. У вас есть какие-то планы в связи с землетрясением в Японии?
— Мы думаем, что можно сделать. Но, понимаете, во время крупных турниров и непосредственно перед их стартом сложно организовать что-то подобное, потому что корты всегда заняты, одни игроки играют сегодня, другие – завтра. Но всех нас, конечно, заставляет переживать то, что произошло в Японии. Я был там в прошлом году, и все люди были очень добры ко мне. Готов сделать для Японии всё, что в моих силах. Мне очень жаль, что там произошла такая ужасная катастрофа. Надеюсь, вскоре ситуация улучшится, хотя сейчас всё выглядит очень проблематичным. И если мы сможем как-нибудь помочь, то, безусловно, сделаем это.

— В прошлом году в Индиан-Уэллсе вы проиграли в одиночном разряде, зато выиграли в паре. Сейчас в похожей ситуации оказался Энди Маррей – он выбыл из одиночки, но продолжает игру в парном турнире. Как считаете, это полезно для поддержания себя в игровом тонусе?
— Да, конечно. Это отличный турнир, он длится почти две недели, и даже если ты далеко проходишь в одиночном разряде, спокойно можешь играть и пару. Если же ты проигрываешь в одиночке, ты всё равно остаёшься среди участников турнира. Это важно, потому что перерыв на 10-12 дней слишком велик. Так что нужно уделять определённое внимание парному разряду; время от времени это помогает и обретению уверенности в себе.

Мы думаем, что можно сделать. Но, понимаете, во время крупных турниров и непосредственно перед их стартом сложно организовать что-то подобное, потому что корты всегда заняты, одни игроки играют сегодня, другие – завтра. Но всех нас, конечно, заставляет переживать то, что произошло в Японии. Я был там в прошлом году, и все люди были очень добры ко мне. Готов сделать для Японии всё, что в моих силах. Мне очень жаль, что там произошла такая ужасная катастрофа. Надеюсь, вскоре ситуация улучшиться, хотя сейчас всё выглядит очень проблематичным. И если мы сможем как-нибудь помочь, то, безусловно, сделаем это.
Но, думаю, не совсем корректно сравнивать его ситуацию с той, в которой я был в прошлом году. Тогда я вышел в полуфинал и был в шаге от того, чтобы стать финалистом турнира в одиночном разряде. А уже через два часа после этого я играл финал в паре, верно? Но, конечно, тяжело быть здесь целую неделю, не играя ни одиночку, ни пару. Непросто и играть только пару, являясь одиночным игроком, но лучше так, чем никак.

— Когда вы выиграли US Open, то очень быстро подавали с первого мяча. После этого скорость, кажется, немного упала. На сегодня самая быстрая ваша подача составила 120 миль в час (192 км/ч. – Прим. ред.). Вы что-то изменили в технике? Или дело в мячах?
— Я не считаю, что моя подача стала хуже после US Open. Я здорово подавал и в Бангкоке, и в Токио. Да, в конце сезона всё было не так хорошо. Но если тебе не удаётся поймать ритм подачи, приходится вводить мяч в игру чуть медленнее, чтобы он чаще попадал в корт. Так что это больше зависит от чувства мяча в конкретном матче. На US Open я здорово чувствовал свою подачу. Думаю, и сейчас я подаю хорошо. То же самое было неделю назад, на Кубке Дэвиса, но условия там были совершенно другими. В Индиан-Уэллсе для хорошей подачи требуется немного другое движение. Отскок здесь временами бывает совершенно непредсказуемым, так что вкручивать подачу важнее, нежели вкладываться в её силу. Даже если подавать со скоростью 132 мили в час, но посылать мяч близко к сопернику, он будет легко возвращать его. Так что важна не только скорость.

— Вы говорили о значимости парного турнира в Индиан-Уэллсе. А можете представить себе, что когда-нибудь сыграете пару на турнире "Большого шлема"?
— Нет.
— Почему?
— Я играл там пару. Играл её в Австралии в 2005 году, и в 2004-м тоже (а также на US Open-2004, где вышел в полуфинал вместе с Томми Робредо, US Open-2003 и на Уимблдоне-2005. – Прим. ред.). Но это тяжело, тяжело выходить на парный матч на следующий день после тяжёлого пятисетовика в одиночке. Всё зависит от того, какова твоя цель на таком турнире. Если она заключается в том, чтобы выиграть его, то лучше не играть пару. Если же вы будете рады выйти в четвёртый круг или в четвертьфинал, то можете сыграть пару, почему нет? Правда, кто-то – кажется, Кафельников – выигрывал "Ролан Гаррос" в один год и в одиночке, и в паре (это было в 1996 году. – Прим. ред.). Конечно, это возможно, но не для меня.
Источник: ATP
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →