Раонич. "Ставки больше – стейки толще"
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Раонич. "Ставки больше – стейки толще"

Продолжение статьи о Милоше Раониче, опубликованной в официальном журнале ATP DEUCE.
23 марта 2011, среда. 17:30. Теннис
Часть 1. Раонич. "Нас двое – я и ещё раз я"

О кумире Милоша Раонича, переезде в Канаду, первых профессиональных шагах и победах в Сан-Хосе и Мемфисе и толщине стейка – во 2-й части рассказа о восходящей звезде мирового тенниса.

Постепенно Милош взял от теннисной пушки практически всё, что мог на тот момент, и со временем начал переходить к более разнообразным тренировкам, полноценным матчам и углублённому изучению истории тенниса. "Современные дети не знают, кто такой Борис Беккер, — сокрушается Кёртис. – А Милош читал о таких игроках, как Джек Крамер и Панчо Гонсалес".
Однажды Раонич получил приглашение и стипендию от университета штата Вирджиния. Родители очень надеялись, что сын примет его и продолжит учёбу, однако Милош убедил их в том, что ему необходимо попробовать себя в профессиональном теннисе.

Особенно мальчику нравилось смотреть записи игры его кумира – Пита Сампраса. "Больше всего меня поражало, как Сампрас в любой ситуации контролировал себя и свои эмоции, — говорит Раонич. – Это то, над чем мне предстояло работать: научиться управлять тем, что я могу сделать, и не волноваться по поводу того, что уже не изменить". "Действительно, в юности характер Милоша был крайне вспыльчивым, — говорит Кёртис. — Я стремился сделать из него игрока, умеющего гасить свои эмоции".

"Я наслаждался индивидуальностью тенниса, — вспоминает Раонич. – Мне нравилось ни от кого не зависеть. Я точно знал, что победа или поражение будет принадлежать только мне, и больше никому". "Он очень любил теннис, — продолжает Кёртис. – Однажды, когда Милошу было 12 лет, я сказал ему, что придёт день и он станет первой ракеткой мира. В ответ он наивно, по-детски улыбнулся. Но спустя год или два он уже не улыбался. Потому что сам поверил в это".

Но у родителей было иное представление о том, что будет дальше. В начале 90-х, когда на Балканы пришла война, они уехали из Черногории, чтобы обрести новый дом в Канаде. "Для нас огромное значение имело образование", — говорит Душан. Юный Милош был согласен с отцом. "Я всегда хорошо учился, особенно любил математику", — говорит он. Однако и про теннис Раонич не забывал. Позднее он получил приглашение и стипендию от университета штата Вирджиния. Родители очень надеялись, что сын примет его и продолжит учёбу, однако Милош убедил их в том, что ему необходимо попробовать себя в профессиональном теннисе.

На начальной стадии своей карьеры Раонич тренировался у бывшего игрока – Фредерика Нимейера, целиком поддерживающего остроатакующий стиль Милоша. Однако в конце 2010 года, когда стало понятно, что соревновательный график молодого теннисиста становится более насыщенным, тренер объяснил, что постоянные путешествия для него невозможны. Поэтому в ноябре Милош отправился Барселону, чтобы обучаться у Гало Бланко в его академии. Тренер и теннисист быстро нашли общий язык.
"Больше всего меня поражало, как Сампрас в любой ситуации контролировал себя и свои эмоции, — говорит Раонич. – Это то, над чем мне предстояло работать: научиться управлять тем, что я могу сделать, и не волноваться по поводу того, что уже не изменить".

"Он постоянно учится, узнаёт игру с другой стороны, понимает, что в Про-туре совершенно необязательно постоянно атаковать, но необходимо играть стабильно, думать и чувствовать корт". "У Гало огромный опыт, — вторит наставнику Раонич. – Именно он помог мне избавиться от моей самоубийственной тактики".

И хотя на корте Раонич по-прежнему импульсивен, разговор он ведёт непринуждённо и легко, своим спокойствием неуловимо напоминая молодого Сампраса. Его стиль ведения беседы подобен игре его кумира: он словно Пит, неторопливо собирающий силы для того, чтобы затем обрушить её на противника с изящной непринуждённостью, разнообразием и идеальной точностью. Мощные удары Раонича, которыми он способен поражать любые части корта вкупе с его блестящей подачей, открывают замечательные возможности на таких благоприятных для атакующего тенниса турнирах, как Уимблдон и US Open.

"Хорошие новости для Раонича, — отмечает Роддик. – Он быстро учится, и эта подача поможет ему выиграть ещё немало матчей. Это одна из величайших подач, которые я видел".

После прорыва в Мельбурне стремительное восхождение Милоша продолжилось в Сан-Хосе. Там в первый же вечер он смог наконец встретиться с Сампрасом. Эта встреча была из разряда "как юный Билл Клинтон повстречался с президентом Кеннеди". Милош и Пит встретились на вечеринке, устроенной Джастином Гимелстобом. И хотя Сампрас признался, что никогда не видел, как играет Раонич, его интерес к молодому теннисисту мгновенно возрос, стоило только Гимелстобу сказать: "Пит, у этого парня руки почти такие же живые, как и твои".

Среди прочих разговоров Сампрас тогда посоветовал Милошу "работать над всем" и "уметь побеждать даже тогда, когда играешь плохо". То, что любой тренер из местных теннисных клубов, скорее всего, дал бы ему тот же самый совет, не имело никакого значения. Милош услышал эти слова из уст своего кумира, и они были для него как молитва для верующего.
В то время как большинство теннисистов перед матчами предпочитают есть макароны, в тарелке Раонича обычно находится толстый стейк. "Теперь, когда я стал зарабатывать больше, — говорит Милош, — и стейки стали толще. Впрочем, и ставки увеличились".

В Сан-Хосе и Мемфисе Раонич сумел пару раз обыграть Фернандо Вердаско и одержать победы над такими ветеранами тура, как Радек Штепанек, Мэрди Фиш, Джеймс Блэйк и Ксавье Малисс. На протяжении этого времени он демонстрировал исключительное самообладание и, будучи верным своему кумиру, гасил в зародыше свои эмоции. "Надеюсь, что так будет всегда", — говорит теннисист о своих успехах в борьбе с эмоциями.

Вот такой он – Милош Раонич, гражданин нового мирового теннисного порядка, родившийся в Черногории, выросший в Канаде, получивший образование в США и тренирующийся в Испании. Он только начинает своё путешествие в туре, которое в ближайшие 10 лет поможет ему заглянуть во все уголки планеты и дать образование, значительно отличающееся от того, которое планировали для своего сына Душан и его мама Весна. "Посмотрим, что из этого получится", — говорит Душан.

Но есть у Милоша одна привычка, сильно отличающая его от современных игроков. В то время как большинство теннисистов перед матчами предпочитают есть макароны, в тарелке Раонича обычно находится толстый стейк. "Теперь, когда я стал зарабатывать больше, — говорит Милош, — и стейки стали толще. Впрочем, и ставки увеличились".
Источник: DEUCE
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →