Федерер: просто сейчас Новак чуть лучше остальных
Фото: Reuters
Текст: Артём Тайманов

Федерер: просто сейчас Новак чуть лучше остальных

Роджер Федерер рассказал, за что любит теннис, отметил, что Новак Джокович сейчас играет чуть лучше остальных теннисистов, и объяснил, почему тяжело выиграть Индиан-Уэллс и Майами в один год.
25 марта 2011, пятница. 15:00. Теннис
Роджер Федерер дал пресс-конференцию в преддверии старта "Мастерс-1000" в Майами. На ней он рассказал, за что любит теннис, как оценивает карьеру Энди Роддика и своё влияние на неё, объяснил, почему тяжело выиграть Индиан-Уэллс и Майами за один год, отметил, что не обращает серьёзного внимания на разговоры об окончании "эры Федерера", а также выразил сочувствие жителям Японии.

В каждом матче ты один на один с соперником – или два на два, если говорить о парном разряде. Благодаря этому в теннисе многие соблюдают принципы "фэйр-плэй", никто не нарушает их грубым образом. Этот спорт хорошо подходит для того, чтобы смотреть его по ТВ, и для того, чтобы смотреть его вживую. Он требует высокого уровня физической готовности и многих других элементов, пусть и в меньшей степени. Думаю, это здорово.
— Роджер, простой вопрос – что вам нравится в игре в теннис?
— Пожалуй, то, что здесь нельзя обвинить кого-либо в своём поражении, кроме себя. То, что в каждом матче ты один на один с соперником – или два на два, если говорить о парном разряде. Благодаря этому в теннисе многие соблюдают принципы "фэйр-плей", никто не нарушает их грубым образом. Этот спорт хорошо подходит для того, чтобы смотреть его по ТВ, и для того, чтобы смотреть вживую. Он требует высокого уровня физической готовности и многих других элементов, пусть и в меньшей степени. Думаю, это здорово.

— Как вам переход с кортов Индиан-Уэллса на корты Майами?
— Здесь тоже уложен хард, так что всё нормально. Воздух тут немного более влажный, но разница не слишком существенна. Тут так же уютно и тепло, как в Индиан-Уэллсе. Очевидно, я провёл достаточно много матчей за последнее время, так что ощутимо устал, но до моего старта в турнире ещё есть некоторое время. Я рад этому. Словом, никаких проблем. Я тренировался здесь и во вторник, и в среду, и всё было в порядке. Только нужно провести ещё несколько тренировок, чтобы понять, как далеко летит мяч, как он отскакивает, какое нужно натяжение струн и всё такое.

— Пару недель назад Андре Агасси сказал, что если бы не вы, то карьера Энди Роддика оказалась бы куда более успешной. Вы испытываете некоторое удовлетворение от того, что не дали Энди войти в когорту по-настоящему больших спортсменов? И что вы думаете о его будущем?
— Нет, я вовсе не рад этому. Впрочем, он и так немалого добился, на мой взгляд. Он претворил в жизнь почти все свои мечты, за исключением разве что победы на Уимблдоне. Но там он несколько раз выходил в финал, это были отличные матчи, так что ему есть, что вспомнить. На мой взгляд, это очень хорошее достижение. Понятно, что ему хотелось бы выиграть в тех финалах, но далеко не каждый может похвастаться несколькими финалами Уимблдона. Кроме того, он выиграл US Open, Кубок Дэвиса, был первой ракеткой мира.

Насколько большего нужно добиться, чтобы быть счастливым, чувствовать себя реализовавшимся теннисистом? Думаю, что сам он знает и ценит, чего достиг, несмотря на множество негативных высказываний о нём, особенно в прессе. Игроки тоже знают это и уважают его. К тому же его карьера пока что не завершена, он может поставить перед собой ещё какие-то цели – и достичь их.

Мне всегда нравилось играть против него. И нет, я не чувствую радости от того, что сделал его карьеру хуже – хотя, вероятно, этого и не произошло. Кто знает, если бы не было меня, возможно, появился бы кто-нибудь другой и помешал бы ему. Невозможно сказать что-либо определённое о подобных вещах.

— Как вы знаете, в Японии произошло разрушительное землетрясение. Можете передать какое-то сообщение японским людям, если вы не против?
— Разумеется, это были очень грустные новости. Я внимательно следил за происходящим в Японии, и разрушения были ужасны. Подобные природные бедствия всегда западают в душу каждому, кто видит эти ужасные кадры. Я вспомнил, как хорошо было в Токио, когда я приезжал на местный турнир, вспомнил о своих болельщиках в этой стране. Единственное, что я могу сказать им: я думаю о них и желаю всего лучшего. Надеюсь, они смогут заново отстроить все разрушенные здания и стать ещё сильнее, чем были, потому что сейчас ситуация там, мягко говоря, не из лёгких.

Я внимательно следил за происходящим в Японии, и разрушения были ужасны. Подобные природные бедствия всегда западают в душу каждому, кто видит эти ужасные кадры. Я вспомнил, как хорошо было в Токио, когда я приезжал на местный турнир, вспомнил о своих болельщиках в этой стране. Единственное, что я могу сказать им – я думаю о них и желаю всего самого лучшего. Надеюсь, они смогут заново отстроить все разрушенные здания и стать ещё сильнее, чем были, потому что сейчас ситуация там, мягко говоря, не из лёгких.
— Ким Клийстерс накануне сказала, что не поедет в Азию из-за радиации, не возьмёт туда свою дочку и так далее. Вы тоже намереваетесь так поступить?
— Хм, я ещё даже не думал об этом, потому что, знаете ли, в ближайшие несколько недель я и так не собирался в Азию.

— Она сказала – никакой Японии, никакого Китая.
— Правда? Я этого пока не слышал. Я подумаю о ситуации непосредственно перед отправлением туда. В любом случае кто-то либо даст нам зелёный свет на поездку, либо нет. В конце концов, всегда нужно принимать какие-то решения, но, честно говоря, я не думаю, что к тому времени (концу сентября. – Прим. ред.) там останутся серьёзные проблемы с радиацией.

— Почему так трудно выиграть в Индиан-Уэллсе и в Майами подряд?
— Подряд?

— Да.
— Вы хотите знать, почему это тяжело? Трудно выиграть два любых турнира "Мастерс 1000" подряд, потому что с первых же матчей нужно играть против сильных игроков. При этом в Индиан-Уэллсе и Майами нельзя оправдаться тем, что у тебя было мало времени на отдых – его здесь вполне достаточно. Думаю, и здесь, и в Индиан-Уэллсе все обычно играют достаточно хорошо, потому что сезон к моменту старта этих турниров уже длится пару месяцев.

Все умеют играть на харде, его нельзя назвать покрытием, к которому подходит только какой-то определённый стиль. Шансы на нём есть и у латиноамериканцев, и у европейцев, и у американцев, и так далее. Словом, все здесь конкурентоспособны, поэтому и тяжело выиграть оба турнира за один год. Но если ты на кураже, как Новак [Джокович] в данный момент или я несколько лет назад, когда я выиграл и Индиан-Уэллс, и Майами (в 2005 и 2006 году – прим. ред.), тогда можно сделать это. Знаете, всё складывается, как нужно, вам немного везёт с сеткой, вы здорово играете, не слишком задумываясь о результате, и при этом в данный момент показываете намного более классный теннис, чем все остальные.

Мне нравится играть в теннис. Я рад, что могу путешествовать вместе с женой и детьми, это весело. Это здорово. По мере того, как они будут подрастать, они начнут больше понимать, смогут приходить и смотреть мои матчи. У меня будет возможность больше играть с ними, и, безусловно, это сделает моё пребывание в Туре более приятным. Я всегда приглашал на турниры членов своей семьи, своих друзей и хорошо проводил время. Получался своеобразный дом вдали от дома. Теперь же, когда со мной путешествуют мои дети, ситуация изменилась. Возможно, она стала более приятной.
— Ким накануне сказала, что дочь помогла ей, во-первых, получать больше удовольствия от тенниса, и, во-вторых, лучше выстроить картину будущей жизни. На вас рождение детей оказало такое же влияние?
— Честно говоря, у меня не было чувства, что дети необходимы для выстраивания жизненной перспективы. Безусловно, это оказало огромное влияние на мою жизнь, ведь теперь я думаю о них 7 дней в неделю и 24 часа в сутки. Я должен быть уверен, что смогу направить их на правильный путь, должен помогать своей жене, поддерживать её и так далее. Но я не чувствую, что дети были нужны мне, чтобы легче переживать проигрыши, неудачи. Думаю, у меня всегда было правильное мышление в плане того, что значит для меня теннис. Он очень важен для меня, но при этом в жизни есть много вещей, которые важнее тенниса.

Мне нравится заниматься этим, нравится играть. Я рад, что могу путешествовать вместе с женой и детьми, это весело. Это здорово. По мере того, как они будут подрастать, они начнут больше понимать, смогут приходить и смотреть мои матчи. У меня будет возможность больше играть с ними, и, безусловно, это сделает моё пребывание в Туре более приятным. Я всегда приглашал на турниры членов своей семьи, своих друзей и хорошо проводил время. Получался своеобразный дом вдали от дома. Теперь же, когда со мной путешествуют мои дети, ситуация изменилась. Возможно, она стала более приятной. Даже наверняка стала, но при этом мне всегда нравилось находиться на различных турнирах.

— Довольно странно видеть вас не первой и даже не второй ракеткой мира. Такого не было уже очень давно. Для вас это имеет какое-то значение?
— Нет. Вот между первым и третьим номерами рейтинга есть разница, а между вторым и третьим её фактически нет.

— Определённо у вас ещё есть порох в пороховницах. Но, возможно, вас приводят в недоумение, раздражают или забавляют люди, которые говорят о том, что эра Федерера завершилась, что вы, став третьим, продолжите опускаться в рейтинге?
— Зависит от того, кто это говорит, как их много. Я не знаю, считают ли так 5 или 95% людей. В конце концов, меня не слишком сильно заботят подобные разговоры. Я считаю, что здорово отыграл последние полгода. Я чувствую, что показываю отличный теннис. Просто сейчас Новак чуть лучше, чем остальные теннисисты – и это нормально.

Я не раз видел у других игроков подобные фазы – у Рафы, Маррея, даже у Агасси, Хьюитта, Роддика и так далее. Это всего лишь часть игры. Я никогда не предполагал, что буду доминировать в туре на протяжении 15 лет. У всех неизбежны взлёты и падения, и это хорошо. Думаю, что сейчас все топ-теннисисты играют на хорошем уровне – и Рафа, и я, и даже Маррей. Да, последние турниры он провёл не очень удачно, но перед этим был в финале Australian Open. Уверен, что он ещё наберёт форму в этом году и снова будет очень силён. Да и Сёдерлинг, хотя у него сейчас не всё в порядке со здоровьем, за последние полгода выиграл Париж, плюс два или три титула в этом году. Так что все топы играют хорошо, но при этом кто-то сочиняет различные "трагические" истории. Что ж, это тоже является частью спорта. И пока я никак не страдаю от них, всё нормально.
Источник: ATP
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →