Звонарёва: на корте всё было намного сложнее
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Звонарёва: на корте всё было намного сложнее

На пресс-конференции после полуфинала Кубка Федерации, в котором Вера Звонарёва победила Сару Эррани, россиянка отметила, что матч получился достаточно сложным, несмотря на счёт 6:0, 6:2.
16 апреля 2011, суббота. 18:45. Теннис
Старт домашнего полуфинального матча Кубка Федерации со сборной Италии получился для России просто идеальным – Вера Звонарёва обыграла Сару Эррани со счётом 6:0, 6:2 меньше, чем за час. Вопросов к проигравшей итальянке на пресс-конференции было не так много, но отвечала она на них достаточно подробно.
Эррани: У меня было достаточно времени, чтобы здесь потренироваться. Проблема не в адаптации, хотя надо признать, что это не самое мое любимое покрытие – в зале, на быстром корте. Просто сегодня моя соперница очень сильно играла, глубоко, посылала длинные мячи. Поэтому мне было переломить ход матча и заставить её как-то отступить, отойти подальше от задней линии. Мне кажется, что когда она играет так, то она может победить любого игрока.

— Сара, как вы можете оценить свой матч с Верой Звонарёвой?
— Это был очень трудный матч, невероятно трудный. Соперница ни разу не подсела, не сбавила обороты по ходу матча. Очень трудно было играть. Я старалась фокусироваться на своей подаче. Подавала я хорошо, но в остальном мне приходилось невероятно трудно. Она практически не делала ошибок. Я пыталась, старалась, но сегодня для меня это было невозможно.

— Возможно, проблема в том, что вы просто не успели адаптироваться к покрытию?
— У меня было достаточно времени, чтобы здесь потренироваться. Проблема не в адаптации, хотя надо признать, что это не самое моё любимое покрытие – в зале, на быстром корте. Просто сегодня моя соперница очень сильно играла, глубоко, посылала длинные мячи. Поэтому мне было сложно переломить ход матча и заставить её как-то отступить, отойти подальше от задней линии. Мне кажется, что когда она играет так, то она может победить любого игрока.

— Вы здорово подавали с первого мяча, его процент составлял 82, но выиграли вы лишь 38% из этих мячей. Чем можете это объяснить?
— Просто подача – не самый любимый вид моих ударов. Мне всегда трудно подавать, поэтому я на ней фокусировалась. Подавала-то я хорошо, старалась подавать быстро. Но моя соперница не менее хорошо принимала – очень глубоко. Поэтому я уже после подачи фактически была вынуждена уже на следующем мяче отступать на 1-2 метра от задней линии. И она тоже, со своей стороны, хорошо подавала, причём очень сильно – первую подачу. У меня была надежда, может быть, что она в какой-то момент понизит уровень своей игры, начнёт делать ошибки. Но нет – ничто из этих надежд не сбылось.

— Расскажите, почему в 11 лет вы уехали в академию Боллетьери?
— Могу сказать, что для меня поездка к Нику Боллетьери в Америку была важна, потому что я приобрела другой опыт. У меня не было таких хороших возможностей в плане спаррингов в Италии – тренироваться с другими сильными юниорками, поэтому я решила поехать туда и приобрести не только теннисный опыт, но и жизненный. Там я была предоставлена сама себе, жила без родителей. Именно поэтому такой выбор был сделан.

На этом беседа с итальянкой завершилась, а вот к главной героине матча, Вере Звонарёвой, вопросов оказалось больше, причём в основном они не относились непосредственно к матчу против Эррани – даже про Каролину Возняцки спросили.

— Вера, перед матчем вы говорили, что он получится сложным, несмотря на разницу в рейтинге, потому что все итальянки хорошо играют за команду. На деле же всё получилось довольно просто. Вы так здорово были настроены, показываете сейчас такой хороший теннис или думаете, что на соперницу чрезмерно давила ответственность?
— Лёгким матч был только со стороны. На самом деле, на корте всё было намного сложнее. Мне удалось показать очень хороший теннис, сыграть очень чисто. Буквально пару раз я поторопилась, допустила невынужденные ошибки, но в целом я её переигрывала. В то же время я понимала, что если уровень моего тенниса упадёт буквально на пару процентов, то матч может быть очень долгим. Я довольна тем, как провела эту встречу, с первого до последнего мяча действовала очень сконцентрированно и не дала ей шансов войти в игру.

— В последний раз вы играли за команду в 2008 году, и Настя Мыскина тогда ещё была игроком. Сейчас же она рядом с вами уже в качестве тренера. Как вы привыкли к этому изменению?
— Ну, Настя была в команде в 2004 году, когда мы в первый раз выиграли Кубок, а в 2008-м её уже не было. Думаю, все теннисистки её уважают, потому что она была великим игроком, и очень приятно, когда рядом есть такой человек. Она понимает нас, видит какие-то моменты со стороны и всегда может подсказать пару слов. Она знает, когда лучше не мешать, а когда, наоборот, чем-то помочь.
Звонарёва: Лёгким матч был только со стороны. На самом деле на корте всё было намного сложнее. Мне удалось показать очень хороший теннис, сыграть очень чисто. Буквально пару раз я поторопилась, допустила невынужденные ошибки, но в целом я её переигрывала. В то же время я понимала, что если уровень моего тенниса упадёт буквально на пару процентов, то матч может быть очень долгим. Я довольна тем, как провела эту встречу, с первого до последнего мяча действовала очень сконцентрированно и не дала ей шансов войти в игру.

— Ваша соперница на предыдущей пресс-конференции сказала, что со своей игрой вы можете победить кого угодно. А сами вы как считаете – вы показали свой идеальный теннис или могли бы ещё добавить?
— Я максималистка, и пока я не возьму все розыгрыши в матче – чего, правда, ещё никогда не было в теннисе – не скажу, что я всё сделала здорово. Тем не менее я знаю, что если покажу свою лучшую игру, то смогу победить любую соперницу. Я всегда верю в себя и знаю, что это возможно. Другой вопрос, что не каждый день удаётся играть на максимальном уровне. Наверное, это приходит с опытом, потому что ты учишься, как подготавливать себя к матчам, чтобы удерживать определённый уровень. Думаю, с годами я научилась это делать, и сейчас, даже не показывая лучший теннис, я могу обыграть кого угодно.

— Скажите, в вашем тренерском штабе сейчас Кротов и Демёхин?
— Да.

— Они как-то делят свои обязанности?
— Мы все работаем в команде. На самом деле со мной сейчас четыре человека — физиотерапевт, врач и два тренера.

— И как распределяется работа именно между Кротовым и Демёхиным?
— Я думаю, кто-то из тренеров будет ездить на одни турниры, кто-то — на другие. В зависимости от расписания; мы составим календарь. Возможно, на некоторые турниры они будут отправляться вдвоём. У каждого может быть свой взгляд, плюс к тому, когда ты работаешь в команде, сам процесс намного интереснее. Так легче и в психологическом плане, потому что у нас очень много турниров; и когда есть команда, то можно в один день поиграть на корте с одним, в другой — с другим. Думаю, это поможет мне выдерживать весь напряжённый теннисный календарь.

— Но старшего тренера нет?
— Я не знаю, может быть, в футболе, в хоккее, где-то ещё обязанности разделяются, но у меня в команде все равны, все просто стараются мне помочь.

— Вера, вы сейчас третья ракетка мира, а на первом месте находится Возняцки. Что делает её такой сильной, и как можно победить её? Ведь вы уже обыгрывали её.
— Да, Каролина — очень стабильный игрок, и это, наверное, её самая сильная сторона. Она никогда ничего не отдаст сама, её действительно нужно обыгрывать. Она как бы ставит стенку, но при этом действует на очень высокой скорости. Если ты пытаешься ещё взвинтить темп, то, скорее всего, начинаешь просто-напросто торопиться, ошибаться. А если пробуешь действовать чуть-чуть медленнее, то она просто переигрывает тебя. Словом, на данный момент она — самый стабильный игрок, поэтому и является первой ракеткой мира.
Звонарёва: Думаю, кто-то из тренеров будет ездить на одни турниры, кто-то — на другие. В зависимости от расписания; мы составим календарь. Возможно, на некоторые турниры они будут отправляться вдвоём. У каждого может быть свой взгляд, плюс к тому, когда ты работаешь в команде, сам процесс намного интереснее. Так легче и в психологическом плане, потому что у нас очень много турниров; и когда есть команда, то можно в один поиграть на корте с одним, в другой — с другим. Думаю, это поможет мне выдерживать весь напряжённый теннисный календарь.

— Как бы вы охарактеризовали обстановку "Мегаспорта" — ведь здесь очень пёстрые трибуны, и многим спортсменам это не слишком нравится?
— Честно говоря, когда зрители заполняют трибуны, со стороны это уже и незаметно. Сегодня я была полностью сконцентрирована на том, что происходило на корте, и не обращала внимания на трибуны. Вообще атмосфера здесь мне нравится, очень приятный комплекс, новый, хороший корт, хорошее освещение, и играть тут — одно удовольствие.

— Вера, понятно, что начало противостояния получилось очень удачным, но если вдруг его судьба будет решаться в пятом поединке, то вы готовы выйти и сыграть пару?
— Я здесь, чтобы помочь своей команде, и сделаю всё, что от меня требуется. Думаю, что у всех девчонок, которые приехали сюда, одна цель, и все готовы играть в любой день.

— Ещё рано говорить о финальном матче, но всё-таки если вдруг он случится, то вы будете в нём участвовать?
— Мы не любим так рассуждать, поэтому самое главное для нас сейчас — поединок против Италии. Давайте сначала сыграем его, а там уже посмотрим, что дальше.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →