Ольховский: в один момент теряешь абсолютно всё
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Роман Семёнов

Ольховский: в один момент теряешь абсолютно всё

Специально для "Чемпионат.ру" Андрей Ольховский рассказал, почему топ-теннисисты не хотят становиться тренерами и насколько тяжёлым для них является уход из профессионального спорта.
27 апреля 2011, среда. 17:30. Теннис
Спортивная карьера Андрея Ольховского сложилась очень удачно. Он стал первым представителем России, который сыграл в финале турнира "Большого шлема" (это случилось в парном разряде "Ролан-Гаррос"-1992), и первым, кто победил на "мэйджоре" (в миксте на Открытом первенстве Франции 1994 года). Помимо этого он выиграл два титула в одиночном разряде и более 20 в парном.
Тут важно насколько успешной была профессиональная карьера. Если это уровень топ-10, топ-20 или топ-30, то все эти теннисисты яркие личности. А когда ты занимаешься тренерской деятельностью, то тебе надо подстраиваться под игрока. Своё "я" всегда страдает. Бывают даже моменты, когда игрок вымещает на тебе какие-то эмоции, что особенно часто случается в женском теннисе. Не каждый известный в прошлом теннисист пойдёт на это.
В эксклюзивном интервью "Чемпионат.ру" Ольховский рассказал, почему теннисисты, у которых профессиональная карьера сложилась достаточно успешно, впоследствии не хотят становиться тренерами, а предпочитают заниматься частным бизнесом, политикой, телевидением или журналистикой. Помимо этого Андрей поведал о трудностях, с которыми спортсмены сталкиваются на данном пути, и об истории своего становления на тренерском поприще.

— Андрей, почему работа тренера столь малопривлекательна для тех теннисистов, чья профессиональная карьера игрока была достаточно успешной?
— Тут важно, насколько успешной была профессиональная карьера. Если это уровень топ-10, топ-20 или топ-30, то все эти теннисисты яркие личности. А когда ты занимаешься тренерской деятельностью, то тебе надо подстраиваться под игрока. Своё "я" всегда страдает. Бывают даже моменты, когда игрок вымещает на тебе какие-то эмоции, что особенно часто случается в женском теннисе. Не каждый известный в прошлом теннисист пойдёт на это.

Кто-то всё же становится хорошим тренером. Но тут другой вопрос – хочет ли человек, который был в прошлом успешным теннисистом, учиться тренерской деятельности? В этом деле много своих нюансов, а главное, нужно уметь анализировать ситуацию. Надо основываться не на том, насколько ты талантлив, а на том, насколько в принципе игрок, с которым ты занимаешься, может это усвоить. Не каждый теннисист способен донести мысль до своего ученика. Здесь уже ярко проявляется проблема коммуникации и передачи своих знаний спортсмену.

— В чём заключается основное обучение тренерской деятельности?
— Надо научиться передавать накопленный опыт. Каждый спортсмен, достигший чего-то серьёзного, имеет собственный план тренировок, на котором он воспитывался. Знания имеют все теннисисты, основная сложность заключается в грамотной передаче этих знаний.

— К примеру, Динара Сафина сейчас начала сотрудничество с итальянцем Давидом Сангинетти, который ещё недавно сам играл в мужском туре. Причём стили игры у этих теннисистов абсолютно разные. Чему он сможет научить Динару?
— Я не могу с полной уверенностью говорить о том, пойдёт ли это ей на пользу. Главное,
Я не могу с полной уверенностью говорить о том, пойдёт ли это ей на пользу. Главное, чтобы у них была психологическая совместимость. Если они будут дополнять друг друга, если Динаре чего-то не хватает из того, что ей может дать Давид, то конечно это будет большой плюс. Если же у них возникнут какие-то психологические трения, то союз не будет работать.
чтобы у них была психологическая совместимость. Если они будут дополнять друг друга, если Динаре чего-то не хватает из того, что ей может дать Давид, то, конечно, это будет большой плюс. Если же у них возникнут какие-то психологические трения, то союз не будет работать.

— Насколько важную роль в озвученном выше вопросе играет материальный фактор? Может быть, успешные теннисисты не хотят заниматься тренерством из-за не самых высоких доходов?
— В этом кроется причина, но только тогда, когда человек идёт на данную работу ради зарабатывания денег. Да, наверное, в этом случае подобный вопрос возникает. Впрочем, у успешного теннисиста уже есть какое-то накопленное финансовое обеспечение. Такие люди идут заниматься тренерской деятельностью только потому, что они любят спорт и не хотят уходить из этого мира. Вопрос финансовой составляющей здесь не играет важной роли. Иногда такие люди могут работать даже бесплатно, просто потому что им это интересно.

— А когда вы уходили из профессионального спорта, сразу пришли к той мысли, что хотите продолжать работать в теннисе?
— Планов уходить из тенниса у меня не было. Когда я находился на этапе окончания своей профессиональной карьеры игрока, я уже потихоньку начинал тренировать. Поэтому для меня этот переход был безболезненным, ведь данная работа для меня была интереснее и тогда, и сейчас.

— Насколько психологически тяжело теннисистам даётся уход из профессионального спорта? Мы знаем примеры известных людей, которые после этого скатывались вниз…
— Как я уже сказал, психологически мне в этот момент было совершенно комфортно. Для меня это не представлялось проблемой. В конце своей профессиональной игровой деятельности я в основном играл в парном разряде. Поэтому в вопросах взаимодействия с кем-то, с кем ты играешь, у меня не было никаких проблем. Это мне помогло в отношениях "тренер-спортсмен".

Вообще, для спортсменов этот переход очень болезненный. Пока ты продолжаешь выступать, ты известен, к тебе приковано пристальное внимание общественности, но когда ты заканчиваешь, уже через несколько месяцев, максимум год, о тебе забывают. Ты попросту становишься никому не нужен! Это очень сложно всеми воспринимается. С позиции заработка также сложная ситуация – то ты прилично зарабатывал, то ты в момент этого лишаешься. По большому счёту, тебе приходится начинать всё с нуля. У тебя есть узкая специальность – теннисист. Ты её либо можешь развить и стать тренером, либо ты можешь пойти учиться на кого-то другого, но это также непросто.

— Как у вас начиналась ваша тренерская карьера? Через сколько времени вы пришли в сборную России?
— Потихонечку начинал тренировать разных игроков, не ведущих и не топовых. Наверное, это были теннисисты из третьей или четвёртой сотни. С одним из таких учеников я поехал на один из своих последних профессиональных турниров – фьючерс, где мы довольно успешно сыграли пару. У меня не было очков, мы просто заявились в парный турнир и выиграли его. Одиночку он, к сожалению, там не выиграл.

Что касается моего прихода в национальную сборную,
Вообще, для спортсменов этот переход очень болезненный. Пока ты продолжаешь выступать, ты известен, к тебе приковано пристальное внимание общественности, но когда ты заканчиваешь, уже через несколько месяцев, максимум год, о тебе забывают. Ты попросту становишься никому не нужен! Это очень сложно всеми воспринимается. С позиции заработка также сложная ситуация – то ты прилично зарабатывал, то ты в момент этого лишаешься. По большому счёту, тебе приходится начинать всё с нуля.
то он состоялся значительно позже – то ли в 2007, то ли в 2008 году. Честно говоря, у меня этот момент не отложился в памяти. Наверное, меня пригласили, вот я и пришёл.

— Чем вы ещё занимаетесь помимо работы с национальной командой?
— Сейчас мы пытаемся организовать академию тенниса в Хорватии, в городе Макарска, близ Сплита, вместе с Шамилем Тарпищевым и Юрием Филевым, который в прошлом хорошо выступал. Там великолепные условия и отличный стадион. У нас будет очень хороший тренер по физической подготовке. Рассчитана она в первую очередь на детей-профессионалов, в возрасте от 8 до 18 лет.

— А почему вы выбрали именно Хорватию?
— Так сложилось. Во-первых, там потрясающие климатические условия. Во-вторых, клуб находится на берегу моря. Это позволяет нам совместить работу и отдых. Дети могут тренироваться, родители отдыхать, плюс они также могут вместе с детьми поиграть в теннис.

— Сколько там будет кортов?
— Корты будут грунтовыми. Их планируется столько, сколько необходимо для проведения целенаправленного тренировочного процесса.

— Как к вам пришла в голову эта идея?
— Пришла в голову она довольно давно, ещё два года назад. Тогда в рекламе академии моё имя тоже присутствовало, но я не принимал в этом активного участия. На определённой стадии у меня не хватило времени этим заниматься. А в этом году я предложил Шамилю Анвяровичу возобновить данный проект, и он согласился. В итоге всё сложилось, и теперь я планирую сам туда уехать жить, тренировать детей и полностью посвящать себя этому делу.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →