Текст: Даниил Сальников
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Кудрявцева: пойду на траву да как ударю справа!

На пресс-конференции для российских журналистов, среди которых был и корреспондент "Чемпионат.ру", Алла Кудрявцева рассказала о поражении от Халеп и особенностях игры на грунте.
22 мая 2011, воскресенье. 17:45 Теннис

Алла Кудрявцева стала первой теннисисткой, проигравшей на Открытом чемпионате Франции — 2011. За 59 минут она уступила победительнице юниорского «Ролан Гаррос» Симоне Халеп. После матча россиянка побеседовала с представителями российской прессы, среди которых был и специальный корреспондент «Чемпионат.ру».

Hе считаю себя грунтовым специалистом, и любой выигранный матч на уровне WTA для меня уже успех. Я играла в Эшториле, где обыграла итальянку Опранди, а оступилась только в четвертьфинале. Вроде бы начала чувствовать себя увереннее, получалось скользить, укорачивать. Потом приехала в Мадрид, где заболела спина. У теннисистов всегда что-то болит, но после того парного матча я с кровати не вставала, а сползала…. От отеля до кортов ехать на машине где-то 20 минут, и вы бы видели, как я в неё залазила и как вылезала.

— Алла, как оцените свой стартовый поединок против Симоны Халеп?
— Наверное, на двоечку… Даже на троечку не натянула. Я плохо играла, матч получился очень неудачным.

— Вы в один из моментов даже крикнули о том, что не можете попасть в корт…
— Да. В начале матча была хоть какая-то борьба в геймах. Но затем случился эпизод длиной в три гейма, за которые мне удалось выиграть лишь два розыгрыша. Ну как это возможно? Такого на грунте просто не бывает. Конечно, я расстроилась, растерялась, не знала, что мне делать. Но это теннис, по-разному бывает.

— Вы не так давно уже играли с этой теннисисткой — и тоже уступили. Она для вас неудобная соперница?
— Да, около пяти недель назад. Вообще грунт это не самое любимое мое покрытие, я на нём выступаю не совсем удачно. Что до соперницы, то она румынка и на этом покрытии играет достаточно уверенно. Её стиль игры подходит под грунтовое покрытие.
Она играет стабильно, использует вращение. На скорости её обыграть не получается, так как в корт войти невозможно, сыграть по восходящему мячу тоже. На задней линии она стабильнее меня, в этом плане я ей ничего не могла противопоставить. Я порой пыталась её развести по углам, что-то придумать, но у меня на грунте не настолько богатый арсенал ударов, чтобы делать это постоянно. Мне не хватает изобретательности.

— Во втором сете был счёт 0:5. Почему так получилось?
— Она стала получше и поувереннее подавать. До этого я вела игру, но мне не хватало удачного завершающего действия. А потом я перестала чувствовать, что диктую темп в розыгрышах. Она стала играть активнее, с подачи атаковала. Хотя, конечно, она больше не мощью выигрывает, а вращениями, ударами по углам.

— С кем вы сейчас сотрудничаете? Кто ваш тренер?
— В данный момент я работаю в академии в США у Тарика Бенабилеса. Он сейчас здесь, с нами – со мной, Карловичем и Кинг. Ну и со мной ездит тренер из академии. С ними я работаю уже полтора года.

— Как оцените это сотрудничество?
— На мой взгляд, прошлый сезон у меня получился удачным. Я выиграла титулы и в одиночке, и в паре, были неплохие победы. С другой стороны, на грунте я ничего не играла. В этом году всё иначе. В начале сезона у меня была травма правой кисти, в Мадриде мучили проблемы со спиной. В одном из парных матчей я неудачно дернула спину, из-за чего всю следующую неделю вообще не тренировалась, ничего не делала. Я с трудом ходила. Однако врачи говорили мне о том, что я могу играть, всё будет хорошо. Правда, пока как-то не получается (смеётся). Травма кисти выбила меня из подготовительного режима.

На самом деле тяжело играть против топ-теннисисток. Я ведь Шарапову обыграла не с первого раза, до этого мы уже встречались. Очень сложно играть с ними в первом круге. Когда ты на прошлом турнире вылетела на старте и тут спустя неделю тебе надо играть с кем-то из «десятки»… Очень сложно.

Повторюсь, не считаю себя грунтовым специалистом, и любой выигранный матч на уровне WTA для меня уже успех. Я играла в Эшториле, где обыграла итальянку Опранди, а оступилась только в четвертьфинале. Вроде бы начала чувствовать себя увереннее, получалось скользить, укорачивать. Потом приехала в Мадрид, где заболела спина. У теннисистов всегда что-то болит, но после того парного матча я с кровати не вставала, а сползала…. От отеля до кортов ехать на машине где-то 20 минут, и вы бы видели, как я в неё залазила и как вылезала (смеется). По три или четыре человека помогали, а я им: «Оставьте меня, лучше я посижу здесь».

— Что делали следующие две недели после Мадрида?
— Одну неделю я пробыла в Мадриде, затем поехала в Рим. Врачи ведь тоже переезжают за теннисистками, ну и мне пришлось поехать туда. Потом играла в Страсбурге, и хотя проиграла в первом раунде и одиночку, и пару, но зато хотя бы могла играть.

— Сейчас спина вас беспокоит?
— Нет, пока не болит. Не хочется вдаваться в подробности, но у всех теннисистов есть свои болячки. Сегодня я проиграла не из-за спины, а потому что плохо играла.

— Вы, наверное, уже ждёте травяную часть сезона, да?
— Как раз сегодня после матча вышла и подумала: «Ура, больше не надо играть на грунте. Пойду на траву да как ударю справа!».(смеётся).

— Вы вспоминаете свою громкую победу над Шараповой? За счёт чего тогда удалось поймать кураж?
— Да, был хороший матч. В этом году обыграла Резаи 6:1, 6:2. Как так получилось, я сама не поняла. Подумала: «Ничего себе, как я умею!» (смеётся). На самом деле, тяжело играть против топ-теннисисток. Я ведь Шарапову обыграла не с первого раза, до этого мы уже встречались. Очень сложно играть с ними в первом круге. Когда ты на прошлом турнире вылетела на старте и тут спустя неделю тебе надо играть с кем-то из «десятки»… Очень сложно.

Конечно, первым запуском в первый день играть не очень хорошо. Для игроков в воскресенье играть неудобно, ведь только в субботу они заканчивают выступление на предыдущих соревнованиях. А с точки зрения турнира – это отлично. Сегодня просто огромное количество зрителей, в понедельник такого не будет. К тому же это Европа, здесь с погодой тяжело что-то предугадать, так что и для расписания это удачное решение.

Если же ты прошлый турнир провел удачно или же просто встречаешься с ними в четвертьфинале или полуфинале, то и ты, и они уже чувствуют себя совсем иначе. В этом виде спорта очень много зависит от психологического и физического состояния. Всё это складывается воедино, и иногда получаются такие матчи, как сегодняшний, а иногда такие, как против Шараповой.

— «Ролан Гаррос» — единственный турнир из серии «Большого шлема», где первые матчи начинают играть уже в воскресенье. Вас это не сбило с толку?
— Конечно, первым запуском в первый день играть не очень хорошо. Для игроков в воскресенье играть неудобно, ведь только в субботу они заканчивают выступление на предыдущих соревнованиях. А с точки зрения турнира – это отлично. Сегодня просто огромное количество зрителей, в понедельник такого не будет. К тому же это Европа, здесь с погодой тяжело что-то предугадать, так что и для расписания это удачное решение.

— Что вы будете играть до Уимблдона?
— Бирмингем и Хертогенбош. Я в последнее время отыграла так «много» матчей, что пока не устала (смеётся).

— Вы поддерживаете связь с Шамилем Тарпищевым в последнее время? Что-то о попадании в сборную обсуждаете?
— В последнее время нет. А что поделать? Я так играю… Зачем меня звать!?

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 сентября 2017, воскресенье
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
Партнерский контент