Душевина: грунтовая пыль здесь бархатная
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Душевина: грунтовая пыль здесь бархатная

Вера Душевина, обыгравшая Елену Докич, на пресс-конференции рассказала об этом матче, плане игры, о том, что любит грунтовые корты только на "Ролан Гаррос", и о многом другом.
23 мая 2011, понедельник. 01:20. Теннис
Вера Душевина смогла переломить ход неудачно складывавшегося матча с Еленой Докич и обыграла экс-четвёртую ракетку мира в трёх сетах. После матча Вера пришла на пресс-конференцию и ответила на вопросы представителей российской прессы, в том числе и специального корреспондента "Чемпионат.ру".
Честно говоря, я сама толком не поняла, что там с ней произошло – увидела только, что что-то случилось с рукой. Мне даже не сказали, берёт она медицинский тайм-аут, не берёт… Это слегка смутило меня, я начала немножко нервничать. Насчёт того, что она пыхтит – ну, нельзя же это запретить, Селеш уже пытались запретить. Я знала, что она так делает, нужно просто как-то отвлекаться от этого.

— Вера, поздравляем с победой. Как оно было, после поражения в первом сете?
— Начало матча для меня получилось немного нервным, всё-таки играла первый круг "Ролан Гаррос". Год назад я играла с Докич в Индиан-Уэллсе и достаточно легко победила её, но на турнире "Большого шлема" — совсем другая история.

— За счёт чего удалось победить?
— Я сохраняла спокойствие, прекрасно знала, как с ней нужно играть, как она действует на корте. Я старалась навязать свою игру, и в начале второго сета это получилось.

— А насколько тяжело играть против соперницы, которая пыхтит, шипит, берёт медицинский тайм-аут ещё до начала матча?
— Честно говоря, я сама толком не поняла, что там с ней произошло – увидела только, что что-то случилось с рукой. Мне даже не сказали, берёт она медицинский тайм-аут, не берёт… Это слегка смутило меня, я начала немножко нервничать. Насчёт того, что она пыхтит – ну, нельзя же это запретить, Селеш уже пытались запретить (смеётся). Я знала, что она так делает, нужно просто как-то отвлекаться от этого.

— Как именно?
— Забивать в два удара, тогда пыхтеть не будет (смех в зале). Кстати, в третьем [сете] она уже не так сильно это делала.

— А была надежда, что она физически не потянет этот матч?
— Нет, надежды такой не было, я просто знала, что нужно гонять её по корту, потому что она достаточно плохо бегает. С места она прилично бьёт, вкладывается в удар, а с передвижением у неё не очень хорошо. Я была уверена, что могу её перебегать.

— Временами поднимались достаточно сильные порывы ветра. Как вы с ними справлялись?
— Я периодически пережидала их на своей подаче. Они как-то внезапно налетали – гейм есть, гейм нету. И этот ветер дул не в одну сторону, а с завихрениями, поднимая грунт. Очень сложно было под него подстроиться. Но условия для всех одинаковые.

— Как вам публика сегодня?
— Как-то спокойно…

— Показалось, что Докич больше поддерживали.
— Может быть, было больше её персональных болельщиков, не знаю. Но на дальней стороне – дальней относительно моего тренера — мне всё время кричали "Allez, Allez", "Вера, давай!". Так что я слышала поддержку в свой адрес.

— А слова, которые подсказывает вам тренер, слышны или шум трибун их заглушает?
— Слышно, конечно. Игрок всегда слышит, что говорит тренер, даже по губам прочитать может.

— А общение Докич с её тренером вам тоже было слышно?
— Ой, знаете, я на соперницу обычно внимания не обращаю в этом плане. Хотя сидят все рядом, в одном Player box.

— Не смотрели, кто у вас будет дальше по сетке? Там несколько наших девушек вроде бы где-то неподалёку… Вообще какие впечатления от доставшегося жребия?
— Я так далеко не заглядывала, знаю только, что следующий матч буду играть с [Еленой] Янкович, потому что посмотрела это после игры с Докич. Это будет в среду, а дальше уже посмотрим. Остальную часть сетки я не изучала, она слишком большая.

— Как можете оценить последние недели в плане набора формы? У вас было немало поражений в первом круге.
— Эти поражения были связаны с травмой ахилла, которую я получила в Чарльстоне. Мне пришлось пропустить Барселону, и я до сих пор окончательно не восстановилась.

— Можете поподробнее рассказать про свои ожидания от матча с Янкович? Всё-таки она бывшая первая ракетка мира, пусть и находящаяся сейчас не в такой форме, как тогда.
— В последний раз мы с ней встречались больше двух лет назад, на Кубке Кремля, если я не ошибаюсь – как раз тогда, когда она выигрывала турнир за турниром. Тогда я уступила ей в трёх сетах, в борьбе. Можно сказать, она от меня ускользнула (смеётся). Я прекрасно помню, как вела 2:0 и 15:40 на её подаче, а она просто остановилась, села на лавку и сказала, что ей нужен медицинский перерыв. Задержалось всё на 10 минут, и в итоге турнир девочка выиграла. Естественно, она меня сбила – по правилам не должно быть тайм-аута посреди гейма.
В последний раз мы с ней встречались больше двух лет назад, на Кубке Кремля, если я не ошибаюсь – как раз тогда, когда она выигрывала турнир за турниром. Тогда я уступила ей в трёх сетах, в борьбе. Можно сказать, она от меня ускользнула. Я прекрасно помню, как вела 2:0 и 15:40 на её подаче, а она просто остановилась, села на лавку и сказала, что ей нужен медицинский перерыв. Задержалось всё на десять минут, и в итоге турнир девочка выиграла. Естественно, она меня сбила – по правилам не должно быть тайм-аута посреди гейма.

— А почему же тогда ей разрешили вызвать врача? Судейская ошибка?
— Ну, тогда она была первой ракеткой мира, наверное, ей всё можно было. Во время игры я об этом не думала, но потом поняла, что это было не по правилам.

— Но если тогда она была первой и с трудом ускользнула от вас, то, наверное, сейчас будет легче обыграть её?
— Не могу так сказать. Там мы играли в зале, здесь на улице, на грунте. Там Москва, здесь Париж. В Москве, понятно, поддержки гораздо больше. Посмотрим.

— А как к Янкович относятся к туре после таких вещей? Бывает, что на каких-то вечеринках подходят к ней и говорят: ну что же ты так себя ведёшь?
— Да нет, такого не замечала… Каждая выигрывает, как может. Кому-то идут на пользу эти перерывы, кому-то – нет. Бывает, просто поговорят – а что такое было? Я отвечаю, что не знаю, что было, не помню (улыбается).

— Вера, вам запомнилась какая-то фраза из тех, которые говорил детский тренер? Может быть, "смотри на мяч", или "двигай ногами", или "раньше замах".
— "Работай ногами". Потому что без ног никуда, на самом деле. Ну и "смотри на мяч" тоже – это два основных, в принципе.

— Та же Докич играет на высокой скорости, сильно бьёт по мячу…
— В матче с ней надо искусственно сбавлять темп, потому что на мощные удары она отвечает лучше. В последних геймах я ей особо не била. А до того я, например, подавала первым мячом – а она отвечала ударом по линии с такой же скоростью.

— Завтра будет день отдыха или вы уже начнёте играть пару?
— Нет, пары завтра нет. Мы с тренером будем работать над техникой. Насчёт вторника точно не знаю, там моя партнёрша (Екатерина Макарова. – Прим. "Чемпионат.ру") будет играть пару, и, может быть, кто-то из наших соперниц (Елена Веснина и Саня Мирза. – Прим. "Чемпионат.ру") тоже.

— В Париже как-то ощущается российское теннисное сообщество? Общаетесь с другими членами командами, с нашими теннисистками?
— Конечно, мы сталкиваемся друг с другом – и в раздевалке, и вообще везде. С партнёршами по парной игре мы вместе ходим на ужин, естественно, как-то сближаешься. Да и в Москве мы иногда тренируемся. А здесь мы на самом деле друг друга почти и не видим – кто-то тренируется или играет на этом стадионе, кто-то – на том. Нас тут много; мы насчитали, что в сетке 15 или 16 русских.

— Что думаете о победе Марии Шараповой в Италии? Она вас удивила?
— Честно говоря, нет. Мне кажется, что лежащий в Италии грунт ей очень подходит. Для меня это хард, посыпанный пылью. Там очень быстрые корты. В один из дней там был сильный ветер, так грунт практически полностью сдуло, и оставшееся покрытие было, по сути, хардом. В Мадриде корты помягче.

— А как оцените корты на "Ролан Гаррос"? Екатерина Бычкова, игравшая в квалификации, говорила, что на "Ролан Гаррос" едва ли не самые быстрые из всех грунтовых кортов.
— Не знаю… Я очень люблю местные корты, вообще грунт на "Ролан Гаррос" — единственный, который мне нравится. А вообще грунтовое покрытие у меня на последнем месте в списке любимых.

— А чем именно он вам нравится?
— Здесь так называемая "грунтовая пыль". Она, можно сказать, "бархатная", и никогда не становится слишком сухой.

Я очень люблю местные корты, вообще грунт на "Ролан Гаррос" — единственный, который мне нравится. А вообще грунтовое покрытие у меня на последнем месте в списке любимых. Здесь так называемая "грунтовая пыль". Она, можно сказать, "бархатная", и никогда не становится слишком сухой. Кроме того, можно рассчитать, докуда ты проедешь, не остановишься ли на линии. На некоторых кортах "мозаика" из линий, а здесь они нарисованы краской.
— Передвигаться по нему тоже проще?
— Да, потому что можно рассчитать, докуда ты проедешь, не остановишься ли на линии. На некоторых кортах "мозаика" из линий, а здесь они нарисованы краской.

— Чтобы не поиграть подольше на ваших любимых кортах, вы случайно не заявились в микст?
— Нет, здесь я, к сожалению, не попала в основную сетку. Надеюсь, пройду в неё на Уимблдоне. Сетка тут очень маленькая, всего на 32 пары. Чтобы попасть в неё, нужен суммарный рейтинг в районе 50, то есть я даже с первой ракеткой мира не пройду. А на Уимблдоне сетка на 56 участников. В прошлом году мы с Митей попали под 89-м суммарным номером, кажется, одними из последних. А тут мало того, что 32 пары, так ещё и 6 WC дают, по-моему. А играть хотят всё – как-никак "Большой шлем", почётно. Но я работаю над тем, чтобы попадать в миксте не только на Уимблдон (смеётся).

— Вы завтра не планируете какую-нибудь культурную программу помимо тренировок?
— Ну, если только лечение у врачей – утром и вечером – а кроме этого пока нет. Мы с моей партнёршей в феврале здесь очень хорошо провели неделю, вышли в паре в финал (речь о турнире в Париже, проводящемся в зале. – Прим."Чемпионат.ру"), так что времени было достаточно.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
20 февраля 2017, понедельник
19 февраля 2017, воскресенье
18 февраля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Кто из нового поколения россиян сможет первым пробиться в топ-20?
Архив →