Фратанжело: хочу пойти по стопам Макинроя
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Илья Рывлин

Фратанжело: хочу пойти по стопам Макинроя

Чемпион юниорского "Ролан Гаррос" Бьорн Фратанжело рассказал, что не рассчитывал на победу в Париже, поведал о планах на будущее, своём поведении на корте и итальянских корнях.
8 июня 2011, среда. 21:00. Теннис
В финале юниорского "Ролан Гаррос" Бьорн Фратанжело в упорной борьбе переиграл австрийца Доминика Тьема – 3:6, 6:3, 8:6 – и стал первым американским теннисистом с 1977 года, завоевавшим титул в этом разряде. Тогда, 34 года назад, "Ролан Гаррос" среди теннисистов не старше 18 лет покорился позже ставшему легендарным Джону Макинрою. Конечно, вряд ли Фратанжело ждёт столь же яркая карьера – но, как говорится, чем чёрт не шутит. После матча 17-летний Бьорн пришёл на пресс-конференцию, где рассказал, что не рассчитывал на победу в Париже, поведал о планах на будущее, своём поведении на корте и итальянских корнях.

Для меня очень много значит тот факт, что я повторил достижение Джона на "Ролан Гаррос". Надеюсь, и в дальнейшем смогу соответствовать знаменитому соотечественнику. Мне хочется играть и показывать такие же результаты, какие были у него.
— Финальный матч был непростым, соперник отлично играл. За счёт чего вам удалось победить?
— Я думаю, что на протяжении всего матча хорошо играл и показывал теннис высокого уровня. В первом сете он действовал отлично, хотя у нас ещё продолжалась разведка — каждый пытался понять сильные и слабые стороны соперника. Он бил глубоко, наносил удары с высоким отскоком. Ему удалось сделать брейк, а на своей подаче он действовал надёжно. Во второй партии я сумел прибавить и заиграть активнее. Я отдал одну свою подачу, но взял две его, так что сумел перевести матч в третий сет. Решающий отрезок вышел равным. Мы оба играли хорошо и стабильно на протяжении всей партии. Каждый уверенно держал свою подачу. Лишь в концовке у меня появились шансы, на его подаче был счёт "ровно", но я не смог реализовать эту возможность. К счастью, через два гейма я всё же сделал брейк. Было очень важно оставаться спокойным и не нервничать. У меня это получилось.

— Какие у вас были цели перед началом турнира, на что вы рассчитывали?
— До "Ролан Гаррос" я не выиграл ни одного матча на турнирах "Большого шлема". Правда, я лишь дважды выступал на них — на US Open-2009 и 2010. Так что моей целью здесь было выиграть первый матч. Как только я его выиграл, я стал ставить новые задачи. Я начал играть всё лучше и лучше. У меня появилась уверенность — а песчаное покрытие мне очень нравится. Грунт подходит для моей игры и позволяет использовать мои сильные стороны. Если оглядываться назад, то мне помогло то, что я не нервничал и спокойно играл матч за матчем. Должен поблагодарить USTA, федерация США мне сильно помогла. Мне было очень просто, потому что всё за меня делала федерация, а мне оставалось только выходить на корт и играть.

— С вами ведь сейчас занимается отец, верно?
— Да. Он мой тренер.

— Вы не так много играли в международных турнирах. Какая у вас стратегия — постараться как можно выше подняться в юниорском рейтинге, играть турниры ITF или вы планируете переходить на взрослые соревнования?
— Вы знаете, турниры ITF очень помогают, они подготавливают тебя к взрослому туру. ATP — это совсем другой уровень. В основном я играл те соревнования, которые проходят рядом с моим домом. Если ты показываешь результаты, то начинаешь играть больше и уже задумываешься о дальних переездах. Пока я 21-й в юниорском рейтинге. Посмотрим, что будет дальше.

— Вы стали первым американцем со времён Джона Макинроя, которому удалось победить на юниорском "Ролан Гаррос". Как вы к этому относитесь?
— Для меня очень много значит этот факт. Надеюсь, и в дальнейшем смогу соответствовать знаменитому соотечественнику. Мне хочется играть и показывать такие же результаты, какие были у него.

— Обычно американцы не блещут на грунте, главными покрытиями для спортсменов из США считаются трава и хард. Кажется, вы — исключение. Почему?
— Я из Питтсбурга, штат Пенсильвания. Именно там я тренировался почти всю жизнь. И там, как ни странно, не так просто найти хорошие хардовые корты. Так что я в основном тренировался на грунте. Мне кажется, что я понял, как подходить к мячу, как скользить, как передвигаться на этом покрытии. На грунте важно уметь терпеть, выдерживать длинные розыгрыши, необходимо играть с холодной головой и быть психологически устойчивым. Грунтовый теннис научил меня этому.

Мне кажется, что я понял и научился, как подходить к мячу, как скользить, как передвигаться на этом покрытии. На грунте важно уметь терпеть, выдерживать длинные розыгрыши, необходимо играть с холодной головой и быть психологически устойчивым. Грунтовый теннис научил меня этому.
— На корте вы эмоциональный теннисист?
— Ух, тяжёлый вопрос. И да и нет. Иногда я могу показывать эмоции, как, например, было в финале после невынужденных ошибок. Но мне кажется, что в целом я очень прибавил с точки зрения психологии за эту неделю. Этот турнир дал мне бесценный опыт, который должен мне помочь в дальнейшей карьере.

— Известно, что вы встречались со своим знаменитым тёзкой Боргом. А доводилось ли вам видеться с Джоном Макинроем?
— Нет.

— Понятно. А можете рассказать о вашей учёбе?
— Сейчас я учусь в школе города Бэрри, туда я перешёл год назад, это самая обычная школа. Увы, я очень много пропускаю, поскольку теннис не позволяет ходить наравне с другими учениками. Перед "Ролан Гаррос" мне пришлось как следует заняться учёбой, чтобы закрыть долги. Я пока не знаю, что будет в сентябре.

— Бьорн, поздравляю с победой. Кажется, по ходу турнира вы переболели гриппом. Расскажите, как вы чувствовали себя на корте в связи с этим и насколько сильно врач USTA помог вам?
— На самом деле я не думаю, что это действительно был грипп. Скорее, сильная простуда или что-то вроде того. Первый день болезни – всегда самый тяжёлый. Что касается врача, то он сильно помог мне, у него нашлись нужные лекарства, напитки, еда – всё, что было необходимо. В итоге уже на второй день мне стало лучше, и я быстро поправился.

— Фратанжело – итальянская фамилия. Значит, у вас итальянские корни?
— Да, у меня итальянские родственники. Они жили в Кампобассо, в Кастеллино. Это в двух-трёх часах езды от Рима, но я, честно говоря, не знаю, в каком именно направлении.

— Ваш отец родился там?
— Да, он родился в итальянском Триесте, а в 9-10 лет переехал в Штаты.

— Можете рассказать нам какую-нибудь интересную историю про себя, связанную с теннисом? Всё-таки у вас очень теннисное имя.
— Ну, имя Бьорн, конечно, вызывает ассоциации с Боргом – но это просто имя. Честно говоря, большинству людей даже не слишком интересно, что мы тёзки. Конечно, когда кто-то пишет обо мне статью, то обычно она начинается с того, что меня зовут так же, как Борга, – но не более того. Это моё имя, и всё.

— А что вы можете сказать о родном Питтсбурге, о теннисной команде местного университета?
— Сейчас я как раз собираюсь отправиться домой и провести там несколько дней. С нетерпением жду встречи со своей семьёй, со старыми друзьями из школы. На некоторое время я забуду про теннис, переключусь на другие вещи. Что касается наших игроков… У нас был Дональд Джонсон – отличный парный теннисист, экс-первая ракетка мира, ещё несколько хороших игроков.

Имя Бьорн, конечно, вызывает ассоциации с Боргом – но это просто имя. Честно говоря, большинству людей даже не слишком интересно, что мы тёзки. Конечно, когда кто-то пишет обо мне статью, то обычно она начинается с того, что меня зовут так же, как Борга, – но не более того.
— Бьорн, сколько ещё юниорских турниров вы планируете сыграть в этом сезоне?
— Траву я точно пропущу, включая Уимблдон.

— Почему?
— Знаете, это далеко не моё любимое покрытие – правда, на траве Уимблдона я не играл, но всё же. Я решил, что лучше приму участие в нескольких "фьючерсах" и постараюсь набрать очки в рейтинг. Потом я вернусь в юниорский тур, чтобы сыграть US Open.

— Разрешите небольшое уточнение относительно ваших итальянских корней – дома вы говорите по-итальянски или хотя бы понимаете язык, или совсем нет?
— Совсем нет.

— А вы хотя бы бывали в Италии?
— Да. Я играл турнир в Милане – Trofeo Bonfiglio. И это был мой первый визит не только в Италию, но и вообще в Европу — если говорить откровенно.

— Раз ваш отец назвал вас Бьорном, то он, вероятно, был увлечён теннисом?
— Да, он сам играет в теннис, и он работал тренером. Насчёт имён – думаю, мой случай не уникален. К примеру, Гильермо Корию ведь назвали в честь Виласа, да? И Борг, и Вилас были теннисными кумирами многих людей, и родители решили назвать меня в честь Бьорна.

— Вопрос о том, станете ли вы теннисистом, стоял в вашей семье или это было решено заранее?
— Думаю, папа хотел этого ещё до моего рождения. Но и мне самому всегда нравился теннис.

— Вы успели посмотреть что-то в Париже – возможно, ещё до старта юниорского турнира?
— Да, мы провели в городе целый день. Знаете, здесь просто здорово. Париж – замечательный город, очень красивый. Но потом мне было уже не до прогулок, я даже на чужие матчи практически не заглядывал. Я был полностью сосредоточен на своей игре, на подготовке к каждому сопернику — и это помогло мне победить.

— Скажите, а в детстве вы играли в какие-то другие виды спорта?
— Только в уличный баскетбол.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →