С. Уильямс: уверена, что на всё воля божья
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Андрей Иванов

С. Уильямс: уверена, что на всё воля божья

Серена Уильямс не смогла одержать свою вторую подряд победу после возвращения на корт. Непреодолимым барьером на пути в четвертьфинал турнира в Истбурне для американки стала Вера Звонарёва.
16 июня 2011, четверг. 11:15. Теннис
Повторение победного финала Уимблдона-2010 получилось для Серены Уильямс, вернувшейся в тур после длительного перерыва, не столь удачным. Год назад первая на тот момент ракетка мира уверенно обыграла Веру Звонарёву в решающем матче травяного турнира "Большого шлема". На этот раз во втором круге Истбурна россиянка сумела взять реванш, по итогам тяжёлого трёхсетового поединка прервав едва начавшуюся первую победную серию Серены после возвращения в игру. Станет ли этот матч репетицией финала Уимблдона-2011, покажет время, а пока американка на своей пресс-конференции с готовностью ответила на многочисленные вопросы журналистов.

Уверена, что на всё божья воля. Вокруг меня много замечательных людей. Мой физиотерапевт практически заставила меня отправиться в больницу, хотя я, честно говоря, собиралась неплохо провести вечер. Но она была непреклонна, и в итоге мне пришлось это сделать, хотя я была крайне недовольна её решением.
— Серена, несмотря на то что вы проиграли, поздравляем вас с возвращением. Расскажите о прошедшем матче.
— Думаю, я могу играть лучше. Я близка к хорошей форме, и это даёт повод для оптимизма. Два поединка, проведённых в Истбурне, помогли мне понять, над чем следует работать перед Уимблдоном. Я не выходила на корт почти год, поэтому чувствовала некоторый дискомфорт, но мне надо просто продолжать двигаться вперёд. Надеюсь, мне удастся восстановиться к Уимблдону и показать там более уверенный и мощный теннис

— Сегодня было повторение последнего Уимблдонского финала. Кстати, можете вспомнить тот матч?
— Я не очень хорошо помню ту игру. Слишком много всего случилось потом.

— Та встреча закончилась довольно быстро.
— Да, точно. Однако Звонарёва отличный игрок, что она и доказала. Сегодня я собиралась выйти на корт и сделать всё, что в моих силах. В любом случае можно сказать, что эта встреча просто ещё один бонус для меня.

— Как вы думаете, теннисный мир скучал по вам и по Винус в ваше отсутствие?
— Я надеюсь, что это так. Мы очень скучали по теннису. Думаю, если ему не хватало нас с сестрой хотя бы наполовину от того, как нам его не хватало, то всё в полном порядке.

— Сколько времени вы тренировались перед возвращением?
— Некоторое время я отрабатывала удары, а серьёзно тренировалась весь последний месяц.

— Почему вы решили вернуться именно на этом турнире?
— Я собиралась играть на "Ролан Гаррос", но у меня это не получилось. Поэтому мне пришлось искать другой вариант. Обычно я не играю турниры перед Уимблдоном, но с учётом того, что я не выходила на корт почти год, мы решили, что разминочный турнир мне необходим. Ну и, конечно, где же его лучше всего сыграть, как не в Истбурне? Я уже играла здесь раньше и даже показывала неплохие результаты.

— Винус говорит, что должна выиграть здесь, а потом и на Уимблдоне. Что вы думаете по этому поводу?
— Ничего себе. Я думаю только о том, чтобы на Уимблдоне играть в полную силу и постараться победить в первом круге. Пока только об этом.

— Помогает то, что Винус возвращается вместе с вами?
— Конечно. Кажется, что по этому тяжёлому пути мы идём вместе. Её дорога к возвращению была не так длинна, как моя, но я хорошо знаю, что ей пришлось испытать после Австралии. Она никогда надолго не покидала тур, и вот была вынуждена оставить корт на столько дней. Так что наши с ней чувства совершенно одинаковы. Если ты летишь вниз не один, то делать это всё-таки немного легче (улыбается). В том, что мы возвращались вместе, есть, конечно, положительные моменты. Мы тренировались, смотрели друг на друга, на то, как мы прибавляли и набирали форму и думали: "так, у неё получается здорово и это хорошо. Но я должна добиться ещё большего".

Я была в этом ресторанчике вместе с племянником и спарринг-партнёром. Мы уже уходили, и тут я почувствовала, что на что-то наступила. Я сказала: "Парни, будьте осторожнее, на полу стёкла". Я сделала шаг назад и почувствовала сильную боль. Мой спарринг-партнёр посмотрел вниз и увидел там огромную лужу крови.
— Вы тренировались вместе с Винус?
— Да, но всего несколько раз. Обычно мы не тренируемся вместе. Думаю, это было раза три, не больше.

— А почему?
— Не знаю, почему так получается. У нас есть свои спарринг-партнёры и мы тренируемся в собственных командах. И я стараюсь не играть с Винус, потому что она настолько хороша, что после спаррингов с ней я всегда расстраиваюсь (улыбается).

— Это похоже на тот раз, когда вы вернулись после длительного отсутствия и сразу выиграли Australian Open?
— Что вы имеете в виду?

— Ваши возвращения тогда и сейчас можно сравнить? Или на этот раз вам было ещё труднее?
— Это нельзя сравнивать. У меня были серьёзные проблемы со здоровьем, в какой-то момент я реально находилась на грани жизни и смерти.

— Это вам говорили врачи?
— Вы, видимо, имеете в виду мою лёгочную эмболию?

— Да, именно.
— В моих лёгких, в обоих сразу, было несколько тромбов. И если своевременно не определить эту болезнь, то можно умереть. Ведь я спортсменка, но и у меня не получалось нормально дышать, хотя при этом я считала, что попросту устала. Мне казалось, что надо восстановиться, поработать на беговой дорожке, например. И тогда я смогу вернуть форму. На самом деле я не представляла, насколько всё может быть плохо. Меньшее, что я могла потерять – завершить спортивную карьеру. Причём доктора говорили, что обратись я к ним буквально через пару дней – всё могло быть гораздо хуже. Слава богу, я успела вовремя и смогла, в итоге, полностью излечиться.

— Так врачи сказали, что вам очень повезло?
— Да, но я уверена, что на всё воля божья. Вокруг меня много замечательных людей. Мой физиотерапевт практически заставила меня отправиться в больницу, хотя я, честно говоря, собиралась неплохо провести вечер. Но она была непреклонна, и в итоге мне пришлось это сделать, хотя я была крайне недовольна её решением.

У меня должны были быть две операции, практически одна за другой, и мне предстояло почти 20 недель проходить в гипсе. И когда я размышляла, что бы я выбрала – попасть в заключение или проходить в гипсе, – я склонялась к первому варианту. Гипс – это по настоящему жестоко.
— Вы считаете, что ваши проблемы со здоровьем и то происшествие в Германии как-то связаны между собой?
— Да, это определённо так. У меня должны были быть две операции, практически одна за другой, и мне предстояло почти 20 недель проходить в гипсе. И когда я размышляла, что бы я выбрала – попасть в заключение или проходить в гипсе – я склонялась к первому варианту. Гипс – это по настоящему жестоко. Мне даже думать о нём не хотелось. Настолько долго держать ногу в одном положении, не иметь возможности нормально ходить и делать кучу обычных вещей – это было выше моих сил.

— Что же произошло в тот вечер? Вы можете вспомнить?
— С моей ногой?

— Да, и со стёклами.
— Честно говоря, я и сейчас плохо понимаю. Я была в этом ресторанчике вместе с племянником и спарринг-партнёром. Мы уже уходили, и тут я почувствовала, что на что-то наступила. Я сказала: "Парни, будьте осторожнее, на полу стёкла". Я сделала шаг назад и почувствовала сильную боль. Мне на самом деле было очень больно, но я собиралась идти дальше, шагнула вперёд и опять на что-то наступила. Мой спарринг-партнёр посмотрел вниз и увидел там огромную лужу крови. Я тоже увидела её и смогла сказать только лишь: "Чёрт возьми!". В итоге я упала в обморок от количества потерянной крови, а закончилось всё швами на обеих ступнях.

— Вы что, тогда шли босиком?
— Нет, я была в босоножках. Я только что сделала педикюр и не хотела прятать свои пальцы. Вот так получилось.

— Следили за прошедшими без вас турнирами "Большого шлема"?
— Да, я внимательно смотрела US Open. Тогда я уже была без гипса и находилась на пути к восстановлению. Винус дошла там до полуфинала, поэтому не удивительно, что я так внимательно следила за этим турниром. Смотрела Australian Open, но совсем немного, потому что была занята собственными делами.

— Вы помните 1998 год, когда впервые приехали сюда?
— Хм… Как вы говорите? 1998? Я слишком молода, чтобы быть здесь в 1998 году. Я думаю, вы что-то перепутали (смех в зале).

— Сегодня вы несколько раз упали. Теперь это безопасно для вас или же врачи советовали этого избегать?
— Избегать падений?

— Ну, согласно медицинским заключениям, вам можно падать или нет?
— Знаете, я и без всяких заключений стараюсь по возможности не падать (смех в зале). К тому же от падений могут пострадать мои ногти, я буду очень разочарована, если один из них сломается. У меня впереди почти три недели, и я хочу пройти их, сохранив ногти в целости. Так что лучше бы мне не падать вовсе (смех в зале).
Источник: WTA
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →