Шарапова: хочу сыграть с Сереной этим летом
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Андрей Иванов

Шарапова: хочу сыграть с Сереной этим летом

О победе на US Open — 2006, краткосрочном отпуске, жаропрочности и влагостойкости, желании встретиться с Сереной Уильямс и нежелании играть до сорока лет – в интервью Марии Шараповой.
26 июля 2011, вторник. 14:50. Теннис
Ассоциация женского тенниса (WTA) в преддверии старта US Open Series решила организовать ряд телефонных пресс-конференций с игроками, которым предстоит принять участие в турнирах американской серии. В числе будущих героев окажутся Хуан-Мартин дель Потро, Энди Роддик и Каролина Возняцки, однако первой, кому выпала очередь отвечать на вопросы журналистов, оказалось Мария Шарапова, которая уже в среду в Стэнфорде начнёт свои выступления на этом отрезке сезона. Россиянка кратко прокомментировала грядущий старт американской серии, которую она уже выигрывала в 2007 году, после чего приступила непосредственно к ответам на вопросы.

— Безусловно, я с нетерпением жду начала турниров US Open Series. После длительного и довольно успешного путешествия по
Знаете, я чувствую, что прибавляю с каждым турниром, который сыграла в этом году. Я постоянно, пусть и маленькими шажками, но улучшаю свою игру. Кроме того, я сделала ряд изменений в своей команде, а в конце прошлого сезона поменяла ракетки. Поэтому нельзя сказать, что причиной моей хорошей игры стало что-то одно.
Европе я смогу, наконец, играть рядом с домом. Я очень люблю американскую серию и рада, что в очередной раз пришло её время.

— Оглядываясь на 2006 год, когда вы победили на US Open, что сможете сказать о том финале сейчас, пять лет спустя?
— За год до этого я приехала на Открытый чемпионат США и проиграла в полуфинале. Поэтому после того, как я смогла победить Моресмо в трёх сетах и выйти в финал, то была рада уже тому, что мне удалось добраться до решающего матча US Open. Сейчас я думаю, что сыграла тогда прекрасный матч против Энен. На том турнире Жюстин была в отличной форме, но я смогла победить ещё и потому, что смогла поверить в себя. Это был решающий матч, но я верила, что смогу её обыграть.

— Сейчас вы занимаете пятое место в рейтинге. Насколько известно, 2008 год вы закончили на девятом месте, а потом вылетели из первой десятки. В этом году вам удалось в неё вернуться. Как считаете, чему обязан ваш успех?
— Знаете, я чувствую, что прибавляю с каждым турниром, который сыграла в этом году. Я постоянно, пусть и маленькими шажками, но улучшаю свою игру. Кроме того, я сделала ряд изменений в своей команде, а в конце прошлого сезона поменяла ракетки. Поэтому нельзя сказать, что причиной моей хорошей игры стало что-то одно. Просто никогда нельзя заранее сказать, в какой момент все жертвы, на которые ты идёшь, принесут результат. Но сейчас я чувствую, что результат есть.

— Как ваше плечо?
— Хорошо. С ним всё в порядке.

— Что вы сделали после окончания Уимблдона? Был ли у вас отпуск и когда вы вернулись на корт?
— Да, жаль только, что эти дни всегда проходят гораздо быстрее, чем мне того бы хотелось (смех в зале). У меня получился короткий отпуск, примерно шесть дней. Я сразу же отправилась домой. Ведь я играла на протяжении 11 недель, и хотя у меня появлялась мысль задержаться в Европе, я не переставала думать о доме.
В Цинцинатти температура обычно выше, чем даже на Australian Open, поэтому к таким условиям нужно быть подготовленной. Я с семи лет росла во Флориде, солнце и влажность там ничуть не меньше, чем в том же Цинцинатти, поэтому я привыкла к жаре. Но когда температура приближается к отметке в 37 градусов по Цельсию, уже не имеет особого значения, насколько ты способен выдерживать жару.
В итоге несколько дней я наслаждалась настоящим домашним отдыхом, а сразу после этого приступила к тренировкам.

— Вы по-прежнему считаете свою подачу слабым местом или уже более уверены в ней?
— Определённо, кое-что в своей подаче я могу и должна улучшать. Это придаёт мне уверенности, так как я понимаю, что в этом году смогла выиграть немало матчей, в которых подавала не лучшим образом. Тем не менее, я вернулась и играю хорошо. И это даёт мне уверенность в том, что я смогу играть ещё лучше.

— Где планируете играть после Стэнфорда?
— Думаю, что в Торонто и Цинцинатти.

— Что скажете о подготовке к US Open Series? Многие игроки достаточно некомфортно чувствуют себя в такой жаре и влажности. А вам жара и влажность мешают?
— Да, в этом смысле играть на US Open Series очень непросто. Что поделать – лето. Отдельные турниры наверняка станут очень жаркими, особенно Цинцинатти. Там обычно температура выше, чем даже на Australian Open, поэтому, конечно, к таким климатическим условиям нужно быть подготовленной. Я с семи лет росла во Флориде, солнце и влажность там ничуть не меньше, чем в том же Цинцинатти, поэтому я привыкла к жаре. Но когда температура приближается к отметке 37 градусов по Цельсию, уже не имеет особого значения, насколько ты способен выдерживать жару. Рано или поздно это всё равно повлияет на вас.

— Вы были очень близки к тому, чтобы выиграть Уимблдон. Вы уже знаете, над какими аспектами своей игры вы будете работать особенно, чтобы одержать победу на Открытом чемпионате США?
— Есть много вещей, в которых я чувствую, что могу прибавить. На самом деле нельзя сказать, что какой-то компонент игры у меня идеален. Улучшить можно всё, пусть даже на несколько процентов. Даже если хотя бы один шаг я буду делать чуть быстрее – это уже здорово. Я хорошо понимаю, что могу быстрее двигаться в корте. Как я уже говорила, моя подача нуждается в дополнительном усовершенствовании, я хочу играть агрессивнее, чаще выходить к сетке и точнее бить с лёта.
— Скажите, чем для вас привлекателен турнир в Стэнфорде?
— У меня дом в Манхэттен-Бич, а Стэнфорд сравнительно недалеко. Я обычно тренируюсь там, поэтому этот турнир проходит совсем рядом с домом. Вообще, я люблю принимать участия в турнирах, на которые не надо лететь больше пяти часов. В общем, для меня этот турнир практически домашний. К тому же мне нравится место, где ты можешь ездить на матчи за рулём и не нанимать водителя.

— Кимико Датэ-Крумм уже 40 лет, а она по-прежнему играет в туре. Сколько времени вы собираетесь играть? Вы видите себя в туре в возрасте сорока лет?
— В сорок лет? Вряд ли. Не думаю, что в этом возрасте ещё буду играть. Однако я очень люблю теннис, играю в него с четырёх лет. Теннис – моя жизнь, и он останется ею на протяжении ближайших лет. Однако к сорока годам я, скорее всего, закончу карьеру. У меня есть и другие цели в жизни. Семья, например.

— Вы сумели вернуться после полученной травмы. Теперь это же пытается сделать Серена Уильямс. Если бы вы давали ей совет о том, как играть этим летом, что бы вы сказали?
— Вряд ли я именно тот консультант, которого она стала бы слушать (смех в зале). Серена – прекрасный игрок, бывшая первая ракетка мира. Она уже получала травмы и возвращалась. Думаю, она сама знает, что надо делать.

— Раз уж мы заговорили о Серене, то скажите ваше мнение о том, что она напрямую попала в основную сетку US Open. Ведь это несправедливо, если вы – четвёртый или пятый сеяный игрок – встретитесь с ней в первом раунде.
— Да, наверное.

— Для вас это будет трудный матч, не так ли?
— Да, но моя философия проста: если ты не можешь обыграть такого соперника в первом раунде, то почему думаешь, что у тебя это получится на более поздней стадии?

— Но вы всё-таки не хотели бы видеть её имя напротив вашего в расписании первого раунда?
— Честно говоря, я люблю играть против Серены Уильямс.
Честно говоря, я люблю играть против Серены Уильямс. У нас было немало красивых поединков. Сейчас у меня не очень хороший счёт в матчах против неё и я хотела бы его поправить. Несомненно, я хочу сыграть с Сереной этим летом.
У нас было немало красивых поединков. Сейчас у меня не очень хороший счёт в матчах против неё, и я хотела бы его поправить. Несомненно, я хочу сыграть с Сереной этим летом.

— Вы с нетерпением ждёте турнира в Цинцинатти?
— С огромным. В прошлом году я была очень близка к победе. Однако победить мне не удалось, и я бы очень хотела снова оказаться в финале и получить ещё один шанс. Впрочем, чтобы добраться до решающей стадии, необходимо будет выиграть несколько матчей, и простыми они не будут.

— Чем вам больше всего запомнился прошлый турнир?
— Постоянными попытками избежать обезвоживания и литрами выпитого Pedialyte (смех в зале). Но, чёрт возьми, это было весело. Я помню свой поединок с Агнешкой Радваньской. Мы обе боролись из последних сил, и в какой-то момент я подумала: "О боже, когда же это закончится. Ужас, ведь если я одержу победу, мне придётся ещё и завтра играть!" (смех в зале).

— В этом году мужской и женский турнир в Цинцинатти решено объединить. Думаете, это сможет изменить атмосферу на турнире?
— Я думаю, что это здорово, потому что болельщики могут придти и посмотреть на игру не только мужчин или только женщин, а сразу и на тех, и на других. С этой точки зрения на самом деле очень важно, что и парни, и девушки играют на одних кортах. Для поклонников тенниса это хорошо.
Источник: WTA
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →