Эракович: поняла, насколько люблю эту игру
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Андрей Иванов

Эракович: поняла, насколько люблю эту игру

О победе над Викторией Азаренко, травме и возвращении в игру, вере в свои силы и жизни в самолётах – в интервью новозеландской теннисистки Марины Эракович.
4 августа 2011, четверг. 14:00. Теннис
Первая половина сезона-2008 году у новозеландки Марины Эракович сложилась как нельзя лучше. Она сумела трижды пробиться в полуфиналы турниров WTA, получила возможность выступить в основной сетке на "Ролан Гаррос" и Уимблдоне, и даже дойти на кортах Всеанглийского клуба лаун-тенниса и крокета до третьего круга, обыграв по пути Михаэллу Крайчек и Юлию Гёргес. Все эти успехи позволили Марине стать всего лишь второй представительницей Новой Зеландии, добравшейся до топ-50 мирового рейтинга.
Это моя первая победа над игроком из первой десятки. Думаю, что перед той игрой у меня было что-то вроде небольшого преимущества. Я сыграла пару матчей в квалификации и затем прошла первый раунд. Таким образом, я успела почувствовать корт и приспособиться к местным условиям.
До Эракович это удалось сделать только Белинде Кордуэлл, в 1989 году ставшей 17-й ракеткой мира.

Однако дальнейшая карьера у 20-летней теннисистки не задалась. В 2008 году она сыграла ещё в восьми турнирах WTA и не смогла одержать ни одной победы, а в следующем сезоне Марина отыграла лишь три месяца, после чего получила травму бедра и больше в матчах тура на корт не выходила. Не принёс ей особого успеха и 2010 год, в котором она смогла выиграть всего дважды, причём это произошло в рамках одного турнира в Бирмингеме. И когда новозеландку, стремительно приближавшуюся к вылету из четвёртой сотни рейтинга, окончательно списали со счётов, Эракович громко заявила о себе, обыграв в Стэнфорде первую ракетку турнира Викторию Азаренко.

Марине не привыкать выбивать первых сеяных. В 2008 году в Окленде подобная участь постигла Веру Звонарёву. Она уступила Эракович в трёх сетах на стадии 1/4 финала. Однако тогда карьера новозеландки быстрыми шагами шла в гору, в то время как сейчас Марина лишь пытается нащупать нити той игры, которая помогла ей продвинуться по рейтинговой лестнице так высоко. Основную часть этого сезона Эракович провела, играя в турнирах ITF, однако в июне сумела пробиться в четвертьфинал любимого Бирмингема, преодолела квалификацию и первый раунд Уимблдона и, наконец, расправилась с Азаренко в Стэнфорде и с Еленой Весниной в Карлсбаде.

Разумеется, журналистов больше всего интересовали подробности новозеландской теннисистки победы над Азаренко.

— Марина, как вам удалось справиться с Викторией Азаренко? Считаете, что это был ваш лучший матч за последнее время?
— Да, ведь это моя первая победа над игроком из первой десятки. Думаю, что перед той игрой у меня было что-то вроде небольшого преимущества. Я сыграла пару матчей в квалификации и затем прошла первый раунд. Таким образом, я успела почувствовать корт и приспособиться к местным условиям. К тому же, для соперницы это был первый матч после некоторого перерыва. Я понимала, что мне надо играть агрессивнее, атаковать и стараться контролировать ход поединка. В первом сете я излишне нервничала, но во втором смогла справиться с эмоциями. Да и соперница допустила несколько необязательных ошибок, что также мне помогло.

— У вас был план на матч? Вы ведь должны хорошо знать манеру игры Азаренко, поскольку играли с ней в паре на юниорских турнирах и даже победили на юношеском Australian Open в 2005 году.
— Я знала, что если буду давать ей спокойно атаковать и бить по углам – мне будет очень тяжело.
У меня был отличный 2008 год. Я пробилась в топ-50, стала 49-й ракеткой мира. Но травма бедра, полученная в начале 2009, года заставила меня пропустить большую часть сезона. Я в первый раз получила столь серьёзную травму, некоторое время была вынуждена передвигаться на костылях.
Поэтому я пыталась заставлять её больше двигаться. Я хорошо подавала и делала ставку на удар справа. Это и был мой план на игру. Азаренко очень здорово принимает, но сегодня у неё это получалось не так хорошо, как обычно. Поэтому могу сделать вывод, что я сыграла в атаке хорошо. Когда мы играли в паре, то были хорошими подругами. Иногда так случается, что люди отдаляются друг от друга безо всякой причины, однако, несмотря на это, мы и сейчас находимся в хороших отношениях.

— Расскажите про вашу травму. Что было после неё?
— У меня был отличный 2008 год. Я пробилась в топ-50, стала 49-й ракеткой мира. Но травма бедра, полученная в начале 2009 года, заставила меня пропустить большую часть сезона. Я в первый раз получила столь серьёзную травму, некоторое время была вынуждена передвигаться на костылях. В 2010 году стала делать первые попытки вернуться. Это было очень непросто. Ведь в то время, пока я отсутствовала, остальные игроки продолжали совершенствоваться и прибавлять. Так что мне пришлось упорно трудиться, чтобы почувствовать, что моя игра начинает улучшаться. В последние полгода мне удалось выиграть несколько турниров ITF и сейчас я понимаю, что снова подхожу к тому уровню, который позволит мне соперничать с сильнейшими игроками мира.
В 2009-м, ещё до травмы, у меня был резкий спад. Я проигрывала почти все матчи и в какой-то момент подумала: "А вообще, теннис – это моё?". Однако потом, когда я получила травму и не могла выходить на корт, я поняла, насколько люблю эту игру и что я теряю из-за того, что не могу взять в руки ракетку.
Сейчас, постучу по дереву, с моим бедром всё в порядке. Никакого дискомфорта я не испытываю.

— Вы решили играть в ITF?
— Мне пришлось выступать в турнирах ITF, потому что мне элементарно не хватало рейтинга. К тому же мне требовалось больше игровой практики, и я хотела вернуть веру в себя. Могу сказать, что некоторые соперницы в ITF играют очень хорошо. Они действительно помогли мне вернуть мою игру и уверенность в собственных силах.

— А вы потеряли уверенность в себе?
— В конце 2008 года и в 2009-м, ещё до травмы, у меня был резкий спад. Я проигрывала почти все матчи и в какой-то момент подумала: "А вообще, теннис – это моё?" Однако потом, когда я получила травму и не могла выходить на корт, я поняла, насколько люблю эту игру и что я теряю из-за того, что не могу взять в руки ракетку. Именно это дало мне дополнительную мотивацию и желание много тренироваться, чтобы снова вернуться на корт.

— Поскольку вы из Новой Зеландии, то, наверное, много времени проводите в самолётах?
— Мы переехали в Новую Зеландию, когда мне было 6 лет. Практически сразу я начала играть в теннис. Конечно, дорога в моей жизни занимает много времени. Каждый раз, когда я лечу куда-нибудь, кроме Австралии, этот перелёт отнимает у меня 12 часов.
Источник: WTA
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →