Винус Уильямс: мне нравится быть старшей сестрой
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Винус Уильямс: мне нравится быть старшей сестрой

О взаимоотношениях с Сереной, роли родителей в становлении теннисиста, лучших игроках в истории, журналистском опыте и своих дальнейших планах — в интервью королевы Уимблдона Винус Уильямс.
18 августа 2011, четверг. 18:00. Теннис
Остаётся несколько часов до начала матчей основной сетки турнира в Цинциннати. В зоне для игроков шумно, вокруг бродит множество людей. Бернард Томич прошёл через боковую дверь, неся за спиной огромную сумку с ракетками. Рядом находится Игорь Андреев, занимаясь со своим компьютером. Мы сидим в тихом уголке, или, возможно, мне так казалось, поскольку моей собеседницей в этот день была сама Винус Уильямс. Она выглядит по-настоящему царственно, а её ноги, кажется, самые длинные из всех, какие мне доводилось видеть. Её пёс Гарольд сидит рядом с ней, высунув голову из сумки, и наблюдает за происходящим вокруг. В начале интервью он с любопытством понюхал микрофон, а в самом конце беседы мы задали ему один или два вопроса. Ответов у него не было, однако я получил много информации от его хозяйки, которая отказалась от участия в турнире из-за вирусного заболевания, но присутствовала в городе, выполняя свои рекламные обязательства. Мы поговорили с Винус о её трофеях, младшей сестре, предстоящем US Open и многом другом.

Я думаю, что я стала лучше понимать стратегию, просчитывать какие-то вещи наперёд. Очевидно, что я гораздо лучше понимаю игру сейчас, чем раньше. А что хуже? Я думаю, что это и было моей ахиллесовой пятой раньше. Когда ты молод, у тебя нет чёткого понимания своих действий, ты просто стараешься отбить мяч получше. Оглядываясь назад, я это понимаю.
— Какими моментами вы гордитесь — на корте и вне его?
— Иногда ты находишься в какой-то ситуации и понимаешь, что тебе сегодня не суждено выиграть, однако, несмотря ни на что, ты всё же побеждаешь. Я не знаю. Было очень много матчей, мне трудно выбрать какой-то один. Что касается моментов вне корта, то мне нравится быть просто старшей сестрой.

— А младшей? Судя по числу ваших сестёр, вы скорее младшая, чем старшая.
— Да, я не самая старшая в нашей семье. Есть люди старше меня, однако для одного человека я всё же старшая сестра и должна быть для неё примером для подражания. В конце концов, я думаю, что мы все как-то влияем друг на друга.

— У вас есть семь одиночных чемпионских титулов мэйджоров. Есть какой-то один, который для вас особенно ценен?
— Все семь (смеётся). Каждый из них абсолютно уникален. Я имею в виду то, что без одного не было бы следующего. Первая победа была огромным событием. Возможно, она ещё и сломала барьер к тому, чтобы я в дальнейшем выиграла ещё несколько трофеев.

— Что вы сейчас делаете на корте лучше и хуже, чем в самом начале своей карьеры?
— Я думаю, что стала лучше понимать стратегию, просчитывать какие-то вещи наперёд. Очевидно, что я гораздо лучше понимаю игру сейчас, чем раньше. А что хуже? Думаю, что это и было моей ахиллесовой пятой раньше. Когда ты молод, у тебя нет чёткого понимания своих действий, ты просто стараешься отбить мяч получше. Оглядываясь назад, я это понимаю. Возможно, у меня и был какой-то план на игру, но я просто хотела перебить мяч на другую сторону. Я не знаю, как я выигрывала свои матчи, но я это делала.

— Кого бы вы назвали лучшим игроком из тех, с кем вам доводилось сражаться? Кроме Серены, разумеется.
— Очевидно, что это все те теннисистки, которые были на вершине в своё время и с кем я боролась за главные трофеи. Хингис, или Дэвенпорт, или даже Клейстерс. Можете выбрать кого угодно из них, поскольку все они великолепные игроки. Если выбирать двух, то я бы назвала Серену и Линдсей, поскольку с ними я сражалась очень часто. Если не брать в расчёт Серену, то назову Дэвенпорт. Вероятно, она была лучшей.

— Что насчёт Штеффи Граф и Моники Селеш?
— Я не так много играла против Штеффи, а вот с Селеш у меня огромный опыт. Я думаю, что Моника была великой теннисисткой, но я никогда не имела особых проблем в матчах против неё.

— Были ли у вас в детстве свои теннисные герои?
— Я смотрела много матчей с Моникой. Я начала кричать во время ударов, потому что она так делала, и теперь уже не могу изменить это. Не знаю, почему кричит Серена, но я делаю это из-за Селеш.

— Вы считаете, что громко кричите?
— Да, я издаю громкие звуки и на тренировках, и во время матчей.

— О том шуме, который издают теннисистки, в последнее время много говорят. Что вы думаете об этом?
— Я не очень часто слушаю подобные комментарии. Надеюсь, что я ещё долго буду в состоянии играть, а не слушать чьи-то крики по телевизору. Честно говоря, я не очень часто читаю прессу, поэтому даже не знаю, что вам ответить. Я стараюсь не влезать в темы, которые по сути не имеют реального отношения к игре.

— Во время Уимблдона на одной из пресс-конференций вас попросили дать какой-нибудь совет Лоре Робсон. Вы посоветовали ей поменьше читать газеты. Что вы имели в виду?
— Вы знаете, я считаю, что когда играешь на высоком уровне, то делать это не нужно. Не стоит забивать голову чужими мыслями и читать прессу и блоги, выслушивать миллионы различных мнений о вас.
Вы знаете, я считаю, что когда играешь на высоком уровне, то делать это не нужно. Не стоит забивать голову чужими мыслями и читать прессу и блоги, выслушивать миллионы различных мнений о вас. Никто не может знать всех обстоятельств. Кроме, наверное, президента и всего кабинета министров.
Никто не может знать всех обстоятельств. Кроме, наверное, президента и всего кабинета министров (смеётся). Просто важно иметь свои мысли в голове и всегда оставаться позитивно настроенным

— Вы читаете Барака Обаму в "Твиттере"?
— Нет, я не слежу ни за одним из политиков.

— Вспомните два лучших совета, которые вам дали родители.
— На первом месте у тебя должны стоять бог и семья. Это всегда тебе поможет.

— А на теннисном корте?
— Играй каждый мяч. Оставайся позитивной.

— Как вы думаете, почему в теннисном мире не так много успешных примеров союза ребёнок-игрок и родитель-тренер?
— Дело в том, что и родители, и дети должны чётко понимать свои роли. У нас всё обошлось – у нас сильные и прекрасные родители, сёстры нам с Сереной очень помогали, а мы с ней твёрдо понимали, что нужно делать. Мы были достаточно умны для того, чтобы принимать собственные решения.

— Вы бы порекомендовали такой путь другим людям?
— Я не знаю, что рекомендовать другим людям. У каждого человека свой путь. Я думаю, что если ваши родители настроены положительно и вы реально можете у них чему-то научиться, то это отличный вариант. Но если это не так, то лучше пойти другой дорогой.

— Как у вас изменились роли тренера и ученика за последние, скажем, 15 лет?
— Я думаю, что нужно продолжать слушать. Легко работать с кем-то, с кем ты сотрудничаешь в течение длительного времени. Надо понимать, что тренером быть очень тяжело.

— Делает ли Серена на корте и за его пределами что-то такое, чему вы удивляетесь?
— Нет, меня ничего не удивляет. Я знаю её очень хорошо. Я верю в неё и на корте, и за его пределами.

— Давным-давно вы с Сереной писали свои теннисные заметки. Есть вероятность, что вы вернётесь к этому занятию?
— Вполне возможно. Писать и редактировать статьи достаточно трудная работа, но это было весёлое время. Мы брали интервью у Сампраса, Гимельстоба и других. Это был не долгий период, но это было чудесное время (смеётся).

— Чему тот опыт вас научил?
— На интервью надо приходить подготовленным. Однажды мы пришли на одно интервью совсем неготовыми. Знаете, это намного тяжелее, чем кажется со стороны. Так что после этого мы всегда записывали свои вопросы заранее, наводили справки, искали информацию.

Я не знаю, что рекомендовать другим людям. У каждого человека свой путь. Я думаю, что если ваши родители настроены положительно и вы реально можете у них чему-то научиться, то это отличный вариант. Но если это не так, то лучше пойти другой дорогой.
— Вы брали несколько интервью для своей книги "Come to Win"…
— Честно говоря, я не очень люблю делать интервью, поскольку всегда сильно нервничаю. Я стараюсь не говорить с кем-то параллельно и не прерывать человека. Я пытаюсь успеть задать все свои вопросы в отведённое время и получить из них максимум информации.

— Видите ли вы себя в качестве генерального директора WTA-тура, хотя бы на один день?
— Нет. Я реализовала в теннисе много своих мечтаний, и у меня остались мечты вне корта. Я хочу реализовать их после завершения профессиональной карьеры.

— Например?
— Это касается области дизайна. У меня много интересов в сфере моды и дизайна интерьеров, я бы хотела воплотить свои задумки в жизнь.

— Вы смотрите теннис в то время, когда сами не участвуете в турнирах?
— Да, смотрю, возможно, даже слишком много. Я больше люблю смотреть женский теннис, чем мужской.

— Чьи игры вам нравится смотреть?
— Я действительно люблю смотреть матчи легенд. Они думают на корте совершенно по-другому, так что я стараюсь всегда смотреть их матчи, если есть возможность. Мне нравится наблюдать за тем, как играет Билли Джин Кинг, нравятся матчи Эша и Коннорса. Я получаю от этого удовольствие.

— Вы собираетесь сыграть на US Open?
— Это моя цель. Именно к этому я буду стремиться в течение следующих нескольких недель.

— А каковы ваши цели на протяжении всей карьеры?
— Продолжать показывать чемпионский теннис и добиваться поставленных задач.
Источник: Tennis.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →