Маррей: нам нужно независимое объединение игроков
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Маррей: нам нужно независимое объединение игроков

Энди Маррей после победы над Дональдом Янгом рассказывал больше не об этом матче, а о проблемах с расписанием турнира и необходимости создания независимого объединения теннисистов.
9 сентября 2011, пятница. 17:10. Теннис
На пресс-конференции после победы над Дональдом Янгом Энди Маррей в основном обсуждал не прошедший матч, а проблемы с расписанием на турнире, постановку коммерческих интересов организаторов выше здоровья игроков, своё желание поговорить о сложившейся ситуации с другими теннисистами после Кубка Дэвиса и мнение о том, что необходимо создать независимое от директоров турниров объединение игроков. Кроме того,
Дело в том, что на турнирах ATP у нас есть свои представители в ATP, есть менеджер ATP тура. Они присматривают за игроками, стараются делать так, чтобы им было удобнее, что входит в их обязанности. Здесь тоже есть менеджер ATP тура, и он вчера заходил в раздевалку буквально за несколько минут до того, как нас выпустили на корт, и сказал: «Вам нет смысла идти туда, ребята, потому что всё ещё идёт дождь». Но потом пришёл судья из ITF, который сказал, что мы должны отправляться на корт. Если бы это был турнир ATP, нам бы не пришлось идти туда, но так как власть ATP не распространяется на турниры «Большого шлема», подобные решения не всегда зависят от нас.
Энди рассказал о своих потенциальных соперниках по четвертьфиналу (на момент пресс-конференции ещё не было известно, что Джон Иснер обыграл Жиля Симона) и о том, что помогло ему преодолеть спад в игре этой весной.

— Надаль только что сказал, что, на его взгляд, основная причина проблем со вчерашними матчами под дождём не в официальных лицах, а в представительстве. Как вы думаете, изменение этого представительства может как-то повлиять на политику проведения матчей в кратких перерывах между осадками?
— Официальное представительство?

— Речь шла о представительстве игроков на этом турнире, о том, что оно должно измениться.
— Я думаю, что из-за того, что ATP и ITF сильно не любят друг друга, у нас всегда будут какие-то накладки с расписанием Кубка Дэвиса и турниров «Большого шлема», и всегда будут происходить такие вещи, как вчера.

— Но то, что вчера вы все ходили высказывать своё недовольство, может что-то изменить?
— Дело в том, что на турнирах ATP у нас есть свои представители в ATP, есть менеджер ATP тура. Они присматривают за игроками, стараются делать так, чтобы им было удобнее, что входит в их обязанности. Здесь тоже есть менеджер ATP тура, и он вчера заходил в раздевалку буквально за несколько минут до того, как нас выпустили на корт, и сказал: «Вам нет смысла идти туда, ребята, потому что всё ещё идёт дождь». Но потом пришёл судья из ITF, который сказал, что мы должны отправляться на корт. Если бы это был турнир ATP, нам бы не пришлось идти туда, но так как власть ATP не распространяется на турниры «Большого шлема», подобные решения не всегда зависят от нас.

— То есть коммерческие интересы ставятся выше благополучия и здоровья игроков?
— Да.

— Как вы считаете, на US Open это более заметно, чем на других турнирах «Большого шлема»?
— Честно говоря, не знаю. В Австралии и на Уимблдоне теперь есть крыша, поэтому там организаторам приходится легче.
Во-первых, помогли тяжёлые многочасовые тренировки, где я работал над своим теннисом. Во-вторых, моё окружение. Многие из них путешествуют со мной уже четыре-пять лет. Всегда помогает и моя семья. Да, это был тяжёлый момент. Когда ты плохо играешь, это бьёт и по твоему психологическому состоянию. Кроме того, я пережил смену тренера. Так что произошло довольно много разных вещей. Перед тем как отправиться на грунт Монте-Карло, я немного поработал с Дарреном Кэхиллом, и это помогло.
На том же Уимблдоне в прошлом игроки не раз выходили на корт на 10-15 минут. Даже когда Роджер и Рафа играли там финал (в 2008 году. – Прим. «Чемпионат.com»), условия были достаточно плохими. А отсутствие крыши приводит к дополнительному давлению на организаторов в случае непогоды, возникает паника по поводу того, что нужно успеть провести матчи. С крышей же теннис гарантирован хотя бы на одном-двух кортах.

— То есть теннисисты разочарованы тем, что здесь нет крыши?
— Нет, дело не в крыше. Дело в том, что растягивание первого круга на три дня не слишком помогает укладываться в расписание. Проведение полуфиналов в субботу, а финала в воскресенье тоже не слишком помогает. Это очевидно.

— Что вы думаете о том факте, что в верхней половине сетки четвертьфиналы пройдут на день раньше, чем в нижней?
— Надеюсь, ночью пройдёт дождь (пресс-конференция Энди прошла до того, как были сыграны четвертьфиналы. – Прим. «Чемпионат.com»), чтобы все оказались в одной лодке (смеётся). А вот потом дождей уже не нужно, расписание и так уплотнено до предела. Но игроки из верхней половины, конечно, получили преимущество. Любой, кто занимается спортом, подтвердит это.

— Теперь, когда вы одержали победу, вы можете посочувствовать Янгу? Он получил на этом турнире определённый импульс, что случалось в его карьере не так и часто, а затем ему пришлось ждать два дня. Вы ощущали к нему определённую симпатию, и почувствовали ли вы, что этот перерыв оказал влияние на его сегодняшнюю игру?
— Я не знаю, повлияло ли это на его игру или нет. В конце концов, он не так уж и молод. Ему уже 22 года, да? Всем приходится сталкиваться с подобными ситуациями; да, возможно, у меня и ещё нескольких теннисистов есть больше подобного опыта. Если он плохо сыграл из-за этого, то, конечно, жаль. Но мы приезжаем сюда не для того, чтобы сочувствовать соперникам, а для того, чтобы пытаться победить на турнире. Это оказывает серьёзное психологическое давление; кроме того, нужно стараться завершать матчи как можно быстрее, особенно в сложившейся ситуации.

— Были разговоры о том, чтобы сыграть оставшиеся до финала матчи в трёхсетовом формате, чтобы успеть провести финал в воскресенье.
— Я предпочёл бы провести все матчи в нормальном режиме и с парой дней для отдыха. Знаете, если что-нибудь пойдёт не так, перед финалом кто-то проведёт один-два затяжных матча, и финал совершенно не получится из-за усталости одного из участников, то люди скажут – пусть бы лучше финал состоялся в понедельник, со всеми вытекающими отсюда неудобствами, зато получился бы полноценным. А так матч, который должен быть одним из главных в сезоне, может оказаться провальным из-за расписания. Надеюсь, что всё будет в порядке, что мы сможем провести оставшиеся матчи в пятисетовом формате и отдохнуть перед финалом, а потом обсудим, что сделать, чтобы такое не повторилось.

— Что вы думаете о своём потенциальном сопернике по четвертьфиналу?
— Ну, с Джоном я играл лишь раз или два, а вот с Жилем — достаточно много. У меня хорошая статистика против него, и мне нравится играть с ним. Он тяжёлый соперник, поскольку сам почти ничего не отдаёт. Нужно провести очень ровный матч, сыграть умно, чтобы победить. Он может разобраться с тем же дель Потро и со многими другими теннисистами. Что касается Джона, то у него очень мощная подача и сильный удар справа. Кроме того, к ритму его ударов тяжело приспособиться. Так что это – совсем разные соперники.

— Насколько вы довольны своим теннисом в сегодняшнем матче с учётом сложившейся ситуации?
— Думаю, я хорошо бил по мячу с задней линии. Вот подавать я бы предпочёл получше. Я был слегка разочарован ходом матча в середине второго сета. Я хорошо принимал, хорошо бил по мячу, но при этом давал сопернику шансы, которые не должен был давать – и всё из-за подачи, работавшей не лучшим образом. Но это единственный элемент игры, которым я сегодня был недоволен. Мне кажется, я с самого начала задал хороший темп и не давал ему легко выигрывать очки.

— Как далеко может зайти противостояние игроков и US Open по поводу расписания турнира, чтобы здесь тоже был день отдыха между полуфиналами и финалом?
— Не знаю; и дело не только в этом турнире. Вопрос во всех турнирах «Большого шлема», да и в теннисе в целом. Нужно поменять множество вещей помимо расписания US Open. Многое можно улучшить. Думаю, после матчей Кубка Дэвиса теннисистам нужно будет попытаться собраться в Азии в преддверии «Мастерса» и попытаться выработать какую-то единую позицию. И чем раньше мы это сделаем, тем лучше будет для всех.

— Несомненно, полгода назад у вас был спад. Тогда вы проиграли Янгу, а сегодня легко разделались с ним. Где вы взяли внутреннюю силу для того, чтобы подняться и вернуть свою игру?
— Во-первых, на тяжёлых многочасовых тренировках, где я работал над своим теннисом.
Думаю, после матчей Кубка Дэвиса теннисистам нужно будет попытаться собраться в Азии в преддверии «Мастерса» и попытаться выработать какую-то единую позицию. И чем раньше мы это сделаем, тем лучше будет для всех. Если кто-нибудь из теннисистов подойдёт ко мне и скажет: «Я хочу организовать полностью независимое от директоров турниров объединение игроков», — думаю, я поддержу его.
Во-вторых, мне помогло моё окружение. Многие из них путешествуют со мной уже четыре-пять лет. Всегда помогает и моя семья. Да, это был тяжёлый момент. Когда ты плохо играешь, это бьёт и по твоему психологическому состоянию. Кроме того, я пережил смену тренера. Так что произошло довольно много разных вещей. Перед тем, как отправиться на грунт Монте-Карло, я немного поработал с Дарреном Кэхиллом, и это помогло. Я получил хорошую стартовую позицию в начале грунтового сезона. Поговорил с несколькими людьми в окружении Кэхилла, они показали мне несколько другой взгляд на теннис и прочие вещи, и это сработало. Конечно, в основном свои плоды принесли тяжёлые тренировки, но и психология тоже важна.

— Преодолев всё это, вы стали сильнее?
— Да. Думаю, подобные трудные моменты закаляют, а в последние годы у меня было много взлётов и падений. На среднем уровне я почти не играл – действовал либо здорово, либо провально. И я рад, что сейчас снова играю хорошо.

— Если какой-нибудь теннисист подойдёт к вам и скажет: «Я хочу организовать полностью независимое от директоров турниров объединение игроков», — вы поддержите это, с учётом того, что в данный момент вы во многом зависите от директоров, и что в прошлом попытка подобной организации игроков уже была?
— Да. Думаю, что да. Мне кажется, многие игроки сейчас поддержат подобную идею.

— Но в прошлый раз теннисистам не хватило единства, чтобы сделать это.
— Да, несколько игроков, считающих, что делать так не следует, могут помешать этому. Но я думаю, что голос теннисистов должен быть более весомым, чем сейчас. А единственная возможность добиться этого заключается в том, чтобы организовать объединение игроков и заключить соглашение со всеми – с турнирами, с ITF, с руководством. Если не сделать этого, то будет происходить всё то же самое, что сейчас, и ничего не изменится.
Источник: US Open Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →