Турсунов: может, и пригожусь с Бразилией
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Турсунов: может, и пригожусь с Бразилией

Во второй части эксклюзивного интервью "Чемпионат.com" Дмитрий Турсунов отметил, что готов к тому, что его не выпустят на корт против Бразилии, и оценил перспективы Шалвы Джанашии.
16 сентября 2011, пятница. 11:00. Теннис
Часть первая. Турсунов: не хочется голодать в старости

В первой части беседы с корреспондентом "Чемпионат.com" Дмитрий Турсунов рассказал о своих последних выступлениях, в частности, о пятисетовом матче со Стивом Дарси, на который ему не хватило сил, а также оценил организацию Кубка Дэвиса в Казани, сравнив её с московской. Вторая часть разговора началась со сравнения покрытия основного корта с покрытием тренировочных. Кроме этого, Дмитрий отметил,
Никто не готовится специально для Кубка Дэвиса. И в связи с тем, как он выстроен, очень часто приезжающим на него теннисистам приходится жертвовать своим здоровьем. Поэтому многие ведущие игроки не выступают в Кубке Дэвиса; они и так проводят достаточно матчей и уже просто не в силах жертвовать собственным здоровьем ради двух-трёх матчей за сборную. У нас ситуация такая, что выбора не так много. Посмотрим, где-то, может быть, я и пригожусь. Если та форма, в которой я нахожусь, не будет пригодной для матча, то я просто не буду играть.
что никто специально не выстраивает свой календарь под подготовку к Кубку Дэвиса, что он готов не играть с бразильцами, если его форма окажется недостаточно хорошей для этого матча, а также оценил перспективы 19-летнего российского левши – Шалвы Джанашии, вызванного в сборную в качестве спарринг-партнёра, и выразил мнение, что ему было бы лучше потренироваться несколько недель в Казани за 300 рублей в час, чем в Москве, где корты стоят в 10 с лишним раз дороже.

— Вы здесь тренировались и на центральной арене, и на тренировочных кортах. Отличаются ли эти покрытия?
— Оно, по-моему, чуть по-другому положено. То есть я уверен, что оно чем-то отличается, но не настолько, как трава и грунт. Отличия есть, но лучше тренироваться так, чем как на том же "Мегаспорте", хотя я на нём ни разу и не был (смеётся). Понятно, что отличия всегда будут – и звук будет другой, потому что там зал больше, здесь меньше. Но на это внимания особо обращать нельзя. Если мы выходим тренироваться, то мы там только для этого, а не для того, чтобы играть матч. То есть какие-то микропроблемы не становятся большими проблемами, потому что у нас совершенно другие задачи – допустим, поработать над тем, как мы подстраиваемся к мячу, почувствовать его, поработать над какими-то вещами. И для этого совершенно неважно, центральный это корт или корт номер один. В моём, конечно, понимании. Может, кому-то это и важно. Есть очень хорошая поговорка, я не буду её вам дословно приводить, но её суть такая – каждый делает, как он хочет (смеётся).

— Игорь Куницын говорил, что в сборную приезжают все те, кто готов играть. Вы сказали, что вам тяжело было играть пятисетовый матч на US Open, но в Кубке Дэвиса такой же формат поединков…
— Я понял, к чему вы клоните (улыбается). У нас такая ситуация, что не так уж и много выбора на данный момент. Конечно, приезжают все, кто может играть, но если после этого всё ещё остаётся вакантное место, то приходится приезжать и кому-то, кто, может быть, не готов на 100 процентов. Да и вообще на 100 процентов очень мало кто бывает готов – не только у нас, но и во всех командах, потому что в теннисе всегда делается акцент на личную карьеру. То есть никто не готовится специально для Кубка Дэвиса. И в связи с тем, как он выстроен, очень часто приезжающим на него теннисистам приходится жертвовать своим здоровьем. Поэтому многие ведущие игроки не выступают в Кубке Дэвиса; они и так проводят достаточно матчей и уже просто не в силах жертвовать собственным здоровьем ради двух-трёх матчей за сборную.

У нас ситуация такая, что выбора не так много. Да, идеально было бы, если бы приезжали все те, кто готов играть, но просто некому больше приехать. То есть либо приеду я, либо, допустим, Женя Донской или Кудрявцев. Посмотрим, где-то, может быть, и пригожусь. Если та форма, в которой я нахожусь, не будет пригодной для матча, то я просто не буду играть.

— В сборную вызван 19-летний Шалва Джанашия, он левша. Означает ли это, что он выполнял роль прообраза лидера бразильцев Беллуччи?
— (Смеётся). Мне без разницы было, левша он или правша. Мне кажется, что вызвали на всякий случай левшу в надежде, что это как-то поможет. Я просто не такой человек, чтобы специально так готовиться.
У нас есть несколько игроков на туре, которым нужно обязательно размяться с левшой перед матчем с левшой, чтобы почувствовать какое-то специальное вращение. Но всё равно Беллуччи будет играть совершенно по-другому по сравнению с нашим спарринг-партнёром. Не в том смысле, лучше или хуже, просто стиль совершенно другой.
У нас есть несколько игроков на туре, которым нужно обязательно размяться с левшой перед матчем с левшой, чтобы почувствовать какое-то специальное вращение. Но всё равно Беллуччи будет играть совершенно по-другому по сравнению с нашим спарринг-партнёром. Не в том смысле, лучше или хуже, просто стиль совершенно другой. А с ним я тренировался лишь потому, что остальные ребята были заняты. Думаю, что ему тоже – не знаю, полезно или не полезно, – но, по крайней мере, хорошо вырваться из Москвы, где он тренируется по часу в день на кортах с какой-то космической скоростью отскока мяча, которые уже давно не менялись и вообще не планируют меняться. Здесь хотя бы хорошее покрытие, можно чуть-чуть потренироваться, и, может быть, он чуть-чуть чего-то наберётся.

— Вы затронули серьёзную тему. Может ли, допустим, тот же Шалва, 92-го года рождения, успеть дорасти до чего-то ощутимого, заметного? Есть ли возможности?
— Вы знаете, очень многие из игроков поднимаются, вроде бы, ниоткуда. Допустим, я уверен, что Коля Давыденко вряд ли очень хорошо играл в юниорах. А некоторые юниоры, которые стояли первыми в мире, никогда не пробиваются. Здесь не всегда есть прямая зависимость от сегодняшнего рейтинга. Важно то, как он старается постоянно расти с точки зрения своего тенниса. Физические особенности очень часто тоже отходят на второй план, потому что теннис – это не только физическая игра, это не борьба, допустим. Очень многое зависит от психологии – как человек способен бороться, способен ли он два-три сезона кататься по Усть-Илимскам ради того, чтобы набирать очки. И есть ли у него вообще желание это делать. Многие из наших игроков достаточно талантливы, могли бы хорошо играть, но у них нет вот этой изюминки, или нет желания мучиться. Они делают что-то, пока у них что-то не заболело, а как заболело, они сматывают удочки и уходят. Кто-то борется из последних сил. Это такой спорт, что здесь очень сложно сказать, что нужно сделать, чтобы хорошо играть. Вроде бы некоторые делают правильно – нанимают тренеров, тренеров по физподготовке, техника, вроде бы, хорошая, желание есть, а потом – бац, и травма. Или у кого-то есть всё, кроме желания. А есть люди, которые без техники и без таланта как-то пробиваются.

Так что сказать про него, что получится, я не могу. Скажу так: – возможность у него есть. В смысле, у него её никто не отберёт. Она у него всегда будет присутствовать, пока у него есть желание расти. Где его потолок как теннисиста – это другой вопрос. Может быть, он никогда не будет играть так, как Роджер Федерер или Рафаэль Надаль — в силу того, что у него просто нет таких физических данных. Но у всех есть свой потолок, а достигнет он его или нет – это, как я сказал, другой вопрос.
Я пребываю в шоке, что, оказывается, есть такой центр, как здесь, в Казани. Потому что в Москве таких центров нет. По крайней мере, я таких центров не знаю. Здесь, скажем, корты стоят 300 рублей в час. Лучше, на мой взгляд, приехать сюда на месяц и потренироваться, чем ехать в "Мультиспорт" и платить по 3,5 тысячи за час. Разница, конечно, существует, но единственное, что в Москве намного больше игроков.
Очень важно, какие он будет принимать решения, и многое зависит от его обстановки – есть ли у него возможность тренироваться. На данный момент, как он мне рассказал, он тренируется по часу-полтора в день в ЦСКА. В моём понимании, лучше играть на кафеле, который у нас тут с вами под ногами, чем на том ковре, который лежит в ЦСКА.

Были бы у него хорошие условия, может быть, у него были бы чуть побольше и возможности. Опять же, каждый крутится по-своему. Если ему не хватает кортов, он может, допустим, поехать в Испанию; зависит от того, как у него с деньгами. Это сложный процесс. Я вот с ним говорил, и я пребываю в шоке, что, оказывается, есть такой центр, как здесь, в Казани. Потому что в Москве таких центров нет. По крайней мере, я таких центров не знаю. Здесь, скажем, корты стоят 300 рублей в час. Лучше, на мой взгляд, приехать сюда на месяц и потренироваться, чем ехать в "Мультиспорт" и платить по 3,5 тысячи за час. Разница, конечно, существует, но единственное, что в Москве намного больше игроков. Но, наверное, в его ситуации лучше созваниваться с игроками его же уровня, которые ездят по тем же турнирам, и где-то как-то договариваться – поехать в Казань, потренироваться неделю-две. Это будет намного дешевле. Особенно ему, когда он просто не зарабатывает достаточно денег, чтобы покрыть расходы. Москва дороже, чем Нью-Йорк и Токио. А люди не зарабатывают в Москве столько денег, как в том же Нью-Йорке. Естественно, что заниматься в Москве могут себе позволить только самодостаточные люди, у которых нет амбиций пробиться в спорте. Легче пойти в какой-нибудь университет в Лондоне, выучиться на бизнесмена, нормально устроить свой бизнес, и не нужно никаких поездок по Фергане, Ханты-Мансийску, не нужно дальше колесить по миру ради того, чтобы где-то заработать тысячу долларов.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →