Джанашия: ребята были мне как старшие братья
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Джанашия: ребята были мне как старшие братья

В эксклюзивном интервью корреспонденту "Чемпионат.com" Шалва Джанашия рассказал об опыте пребывания в сборной, проблемах с выездами на турниры и тренировками, а также поддержке "Локомотива".
20 сентября 2011, вторник. 20:00. Теннис
После тяжелейшей победы российской сборной над бразильской специальный корреспондент "Чемпионат.com" поговорил с "теневым героем" этого матча. 19-летний левша, Шалва Джанашия, был привлечён в команду в качестве спарринг-партнёра, проведя в Казани всю неделю. Но помимо того что Шалва помогал нашим теннисистам подготовиться к матчам с левшами, Томасом Беллуччи и Рикардо Мелло, он сам активно поддерживал команду с трибун и заводил зрителей. По признанию Михаила Южного, во многом именно эта поддержка помогла ему вырвать победу у Беллуччи. В интервью Джанашия рассказал о том, как приобрёл подобный опыт, поддерживая "Локомотив", как его приняли в сборной, о своём теннисном становлении, о проблемах с выездами на турниры и тренировками и о многом другом.

— Шалва, как себя ощущаете в сборной, как отреагировали на то, что вас в неё позвали?
— Отреагировал положительно, конечно. Очень приятно, что меня хорошо приняли. Все помогали в чём-то, давали советы, делились опытом. Никто ко мне плохо не отнёсся. Спасибо большое ребятам – несмотря на то что у них были важные матчи, они мне были, можно сказать, как старшие братья.
Естественно, одна из причин, по которой меня пригласили, заключается в том, что я левша, как и два первых номера бразильской сборной. Специально чтобы ребята могли немного потренироваться перед играми, чтобы почувствовали другое вращение мяча, приём подачи, потому что это кардинально разные вещи. Не могу сказать, что тренировки были очень изнуряющими. Была простая предматчевая подготовка. Какие-то банальные упражнения, отработка подачи, приёма, и всё.

— Как проходили тренировки, весь этот недельный цикл подготовки?
— Естественно, одна из причин, по которой меня пригласили, заключается в том, что я левша, как и два первых номера бразильской сборной. Специально чтобы ребята могли немного потренироваться перед играми, чтобы почувствовали другое вращение мяча, приём подачи, потому что это кардинально разные вещи. Не могу сказать, что тренировки были очень изнуряющими. Была простая предматчевая подготовка. Какие-то банальные упражнения, отработка подачи, приёма, и всё.

— А вы со всеми успели сыграть за это время?
— Конечно. Готовили всех, потому что мы не знали заранее, кто будет играть в одиночке. Все четыре человека должны были быть готовы.

— В сборной часто практикуют тренировки в виде футбольных поединков. Как вам такой опыт?
— Я считаю, что это очень хорошо. Можно даже сказать, что футбол был вместо физической подготовки. Все играют без особого фанатизма, без травм, просто получают удовольствие от игры. И, наверное, даже командные действия тоже отрабатываются в этой игре, как бы банально это ни звучало.

— Вы там даже голы забивали.
— Ну, я с детства в футбол играл. Так что здесь пригодились мои навыки.

— Вы ведь, кажется, болеете за "Локомотив", да?
— Да, уже очень давно. Лет девять.

— А с Зазой Джанашия вы как-то связаны?
— Он мой родственник, но не близкий, не дядя. Я его знаю, очень сильно уважаю. Он один из моих любимых футболистов из числа тех, кто играл раньше.

— То есть вы просто не могли болеть за другую команду.
— Да, естественно.

— Расскажите о своём становлении как теннисиста. Почему вы пошли в теннис и как шёл ваш рост?
— Как вам сказать… В шесть лет, когда я пошёл туда, я ещё не особо понимал, надо мне это или нет, конечно, как и всякий ребёнок. Родители отдали меня в теннис, потому что им нравился этот вид спорта, а потом мне самому понравилось, и я решил продолжать заниматься. Не просто получить банальные навыки тенниса, а продолжать тренироваться, участвовать в соревнованиях. По юниорам я всю жизнь стоял в первой десятке по России в своей возрастной группе, да и в международном рейтинге был в двадцатке. С 16 лет нахожусь в молодёжной сборной Российской Федерации.

— А в каких клубах вы занимались? Вы ведь в Москве родились, да?
— Да, в Москве. С 12 лет я тренируюсь в Центральном спортивном клубе армии и до сих пор нахожусь там.
Не хватает банального игрового опыта из-за того, что мы мало участвуем в турнирах. Пока что и спонсоры особо не помогают, смотрят – какой-то юниор несостоявшийся, зачем ему помогать, давать деньги, если неизвестно, заиграет человек или нет. А все выезды за границу, естественно, стоят денег, и всё это нужно оплачивать исключительно из своего кармана. Из-за этого не набирается должный игровой опыт. Тренируешься, предположим, два-три месяца, готовишься к какому-то соревнованию. Выходишь играть и ощущаешь большое внутреннее напряжение из-за того, что должен показать какой-то результат после такой длительной подготовки.

— Постоянно поднимается вопрос о том, что нашим теннисистам тяжело пробиться с юниорского уровня в профессиональный теннис. Как вы в свои 19 лет ощущаете этот процесс на себе с тех пор, как лишились возможности выступать по юниорам?
— Да, в юниорских турнирах я уже год как не могу играть. Что я могу сказать… Не хватает банального игрового опыта из-за того, что мы мало участвуем в турнирах. Пока что и спонсоры особо не помогают, смотрят – какой-то юниор несостоявшийся, зачем ему помогать, давать деньги, если неизвестно, заиграет человек или нет. А все выезды за границу, естественно, стоят денег, и всё это нужно оплачивать исключительно из своего кармана. Из-за этого не набирается должный игровой опыт. Тренируешься, предположим, два-три месяца, готовишься к какому-то соревнованию. Выходишь играть и ощущаешь большое внутреннее напряжение из-за того, что должен показать какой-то результат после такой длительной подготовки. Уже и родители приходят, капитан команды – я имею в виду нашей, ЦСКА. Естественно, это создаёт большое давление. Кого-то из юниоров, кто блеснул по молодости, сразу берут под крыло – тренер какой-нибудь, может быть, или спонсор через тренера. У них такой проблемы уже нет, потому что они уже ездят по миру достаточно долго. Но на других я не смотрю, что у меня есть, тем и пользуюсь.

— А кто сейчас вас тренирует?
— На данный момент мне помогает Валентин Петрович Слесаренко, но постоянного тренера, который работает со мной, присутствует на каждой тренировке, у меня нет уже на протяжении двух лет.

— Какой сейчас у вас рейтинг и в турнирах какого уровня вы участвуете?
— Международного рейтинга у меня пока что, к сожалению, нет, потому что я только год как начал играть. Российский рейтинг же… Ну, это не показатель всё-таки. Я выступаю на каких-то внутренних турнирах, побеждаю, обыгрываю очень даже неплохих игроков. Но всё-таки уже пора начинать выигрывать и на международной арене, в профессиональных турнирах, чтобы дальше заиграть, поднять свой уровень.

Дмитрий Турсунов много говорил про вас и, в частности, отмечал, что в казанской академии отличные условия и было бы неплохо попробовать здесь позаниматься. У вас была какая-то беседа на эту тему?
— Ну, это были только разговоры. Сам-то Дмитрий тренируется в Америке, и все условия у него присутствуют. Понимаете, если я один сюда приеду… К сожалению, в Казани теннис не так уж сильно и развит. Да, здесь есть молодые игроки, талантливые, хорошие, но для того, чтобы мне идти вперёд, этого недостаточно. Тут великолепные условия, я ни одного плохого слова не могу про них сказать, но мне просто не с кем тренироваться здесь.

— Ну, вот Дмитрий говорил, что надо брать с собой пару и ехать вдвоём вскладчину с кем-то.
(Задумывается.) Знаете, всё-таки теннис – это индивидуальный вид спорта. У каждого игрока, находящегося на нормальном уровне, есть свои планы, свой календарь соревнований. Я не могу найти человека, который будет полностью подстраиваться под мой календарь. У меня есть напарник, с которым мы полгода назад начали играть пару. Но мы тренируем именно пару, а чтобы предложить ему вот так поехать и тренировать одиночку… Понимаете, Дмитрий хорошо сказал, но осуществить всё это очень тяжело. Даже найти тренера, который захочет работать с двумя молодыми игроками, тяжело.

— Вы дебютировали в сборной в качестве одного из спарринг-партнёров. Какие-то дальнейшие предложения у вас есть? Вам сказали, что позовут ещё раз?
— Шамиль Анвярович сказал, что посмотрел, как я играю. Понятно, что он человек занятой и не может постоянно присутствовать на турнирах, чтобы смотреть, какие у нас игроки. Он видит теннисистов, которые немного старше меня, набрали профессиональный рейтинг и очень хорошо выступают, их он знает. А тех ребят, которые играют хорошо, но не выступают, он просто-напросто не видит. Я так понял, то, что он здесь увидел, ему понравилось. Во всяком случае, мне так показалось. Было предложение дать мне WC на Кубок Кремля. Также предложили помочь девушкам на финале Кубка Федерации в Москве. Люди меня увидели и, как я понял, без помощи не оставят. Это приятно.

— У чешек же как раз девушки левши. И Квитова, и Шафаржова, и Бенешова.
— Да, точно. Ну, всё-таки мужской и женский теннис – это две разные вещи по игре. А вот помочь девчонкам привыкнуть к их подаче – это, я считаю, запросто.
В последние четыре года я участвую в активной поддержке команды во время матчей, и у меня есть друзья, для которых это… Ну, не главная цель в жизни, конечно, но основное хобби. Так что опыт, как заводить толпу, у меня присутствует. По крайней мере, вначале было тяжело, но потом люди увидели, что овации, эмоции нравятся Мише. Есть игроки, которым всё равно, орут им что-то или нет. Им приятно, когда аплодируют, но не более того. А есть такие теннисисты, как Михаил, да и мне подобное тоже нравится – я вырос в среде такой поддержки.

— Вы, можно сказать, прославились в этом матче, стали киногероем. Вас всё время показывали. Как вам удалось на протяжении всего противостояния так темпераментно себя вести?
— Ну, как я уже говорил, я долго болею за "Локомотив". В последние четыре года участвую в активной поддержке команды во время матчей, и у меня есть друзья, для которых это… Ну, не главная цель в жизни, конечно, но основное хобби. Так что опыт, как заводить толпу, у меня присутствует. По крайней мере, вначале было тяжело, но потом люди увидели, что овации, эмоции нравятся Мише. Есть игроки, которым всё равно, орут им что-то или нет. Им приятно, когда аплодируют, но не более того. А есть такие теннисисты, как Михаил, да и мне подобное тоже нравится – я вырос в среде такой поддержки.

— Как вы считаете, это действительно помогло Михаилу? Матч-то был такой, на грани.
— Я ни в коем случае не приписываю себе никаких заслуг, но Миша после игры раз пять подошёл, обнял меня, сказал, что я молодец, что это ему очень помогло (улыбается). От бразильцев по этому поводу некоторые претензии. Я уверен на 90 %, что если бы мы играли в Бразилии, там бы творился полный хаос, не то что я тут один пытался завести толпу. Там люди просто майки бы на себе рвали, и никто бы им ничего не сказал. В конце они уже поняли, что бесполезно спорить с нами, и пытались сами что-то сделать, нас сбить, но у них ничего не получилось – что может команда из 10 человек против целого стадиона?

— Кстати, Михаил и на пресс-конференции тоже сказал, что вы завели зал и это ему очень помогло.
— И мне приятно, что это помогло. Здорово, что в итоге он выиграл и сборная победила.

— По поводу всех этих фанатских дел – у вас есть выезды куда-то?
— Были моменты, когда я получал травмы и месяц не мог играть в теннис. Целый месяц ходить в институт уже голова опухнет, так что почему бы с ребятами на выходные не съездить в Нижний Новгород или в Самару, посмотреть город заодно. Так что когда есть возможность, я всегда съезжу. Это весело; пока я молодой, есть компания. Теннису это особо не мешает, если ты упорно не готовишься к какому-то турниру или не проводишь предсезонную подготовку.

— А можете выделить самый запоминающийся выезд?
— Как сказать… Один раз у меня выпала поездка на юниорские соревнования в Санкт-Петербург. Мы тогда как раз играли с "Зенитом". Хотя в итоге и сыграли вничью, 1:1, но матч был хороший. Хорошая атмосфера, много наших болельщиков приехало, три тысячи. "Локомотив" ведь не такой клуб, как, например, "Спартак", который поддерживают уже десятилетиями – и мамы, и папы, и дедушки у многих нынешних болельщиков были за "Спартак". Это новый клуб, и за него приходят болеть новые люди по своим убеждениям. Конечно, у клуба есть история, но всё равно, как говорится…

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →