Блэйк: мой телефон для Янга всегда включён
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Дмитрий Шахов

Блэйк: мой телефон для Янга всегда включён

Бывший 4-й номер мирового рейтинга Джеймс Блэйк рассказал о своём отношении к Открытому чемпионату США, о реакции на поражения и о готовности помочь Дональду Янгу.
6 октября 2011, четверг. 14:30. Теннис
Лучшие годы Джеймса Блэйка остались позади, но американец пока ещё не думает о завершении карьеры. 30-летнему Джеймсу игра всё ещё приносит удовольствие, и он рассчитывает продолжать выступать в АТР-туре. Бывший 4-й номер мирового рейтинга рассказал изданию Inside Tennis о своём отношении к Открытому чемпионату США, о своём поведении после поражений, а также поделился мнением относительно развития карьеры Дональда Янга.

Если вы спросите моих близких, которые общаются со мной после встреч, то они расскажут, что сразу после матча на неопределённый период времени я далеко не самый весёлый парень на планете. Я благодарен им за терпение и стараюсь оставаться дружелюбным насколько могу.
— Джеймс, у вас было много замечательных моментов на Открытом чемпионате США. Расскажите о своём отношении к этому турниру.
— Это мой любимый турнир с большим отрывом. Я приходил посмотреть на него ещё когда был ребёнком, это многое для меня значит. Мечтал о том, чтобы когда-нибудь поучаствовать в соревновании как игрок. Я неоднократно был в четвертьфинале, останавливался в нескольких очках от полуфинала. Сыграл несколько матчей, которые люди до сих пор помнят, и я горжусь этим. В этом году воспоминания от турнира остались не самыми радостными, но в этом спорте впереди всегда есть следующий год.

— На этом US Open вы во втором круге попали на пятого сеяного. Вам бы хотелось улучшить свой рейтинг, чтобы не попадать так рано на топ-игроков?
— Надеюсь, что у меня получится. Но я никогда не ставлю себе определённую цель. Просто стараюсь всё делать правильно. Сейчас я двигаюсь в верном направлении. Я чувствую, что играю достаточно хорошо, чтобы совершить прорыв в рейтинге. Я надеялся, что это произойдёт в Нью-Йорке, но не вышло. Возможно, удастся сделать в Стокгольме, где я всегда неплохо выступал. У меня в любом случае будут ещё возможности, так как мой рейтинг уже достаточно высок, так что я попадаю в основные сетки большинства турниров.

— Вы тяжело воспринимаете поражения в нынешний период вашей карьеры?
— Если вы спросите моих близких, которые общаются со мной после встреч, то они расскажут, что сразу после матча на неопределённый период я далеко не самый весёлый парень на планете. Благодарен им за терпение и стараюсь оставаться дружелюбным насколько могу. Но я люблю соревноваться. Приезжаю на турнир, рассчитывая одержать моральную победу. Пытаюсь победить в матчах, выигрывая очки и набирая уверенность. Если это перестанет работать, то я начинаю волноваться за своё психологическое состояние. Таким я был в 19 лет, таким и остался по отношению к каждому матчу.

Я всегда говорил, что буду соревноваться до тех пор, пока это не перестанет приносить мне удовольствие или моё тело откажется продолжать. Сейчас я чувствую, что способен играть. Моя голова работает хорошо, и тело тоже не беспокоит.
— Вопросы про завершение карьеры вам, наверное, уже привычны? Однако вы не выглядите как человек, собирающийся завязывать с теннисом…
— В прошлом году начали много говорить о завершении моей карьеры, потому что мои результаты были не слишком хороши. К тому же тогда меня беспокоили колено и плечо. Я всегда говорил, что буду соревноваться до тех пор, пока это не перестанет приносить мне удовольствие, или моё тело откажется продолжать. Сейчас чувствую, что способен играть. Моя голова работает хорошо, и тело тоже не беспокоит. Так что сейчас я не думаю о завершении карьеры, мои мысли направлены на улучшение моего рейтинга. Кроме того, мне надо бы лучше рассчитать своё расписание. Я уже не могу, как в 22 года, играть каждый турнир. Я много времени провёл в АТР-туре, так что должен был научиться, как правильно распределять нагрузку. И всё же мне не терпится подняться в рейтинге повыше, чтобы играть все турниры, в которых участвовал раньше.

— А насколько близко вы подошли к состоянию, когда игра перестаёт приносить удовольствие?
— Пока я очень далеко. Лишь однажды я был близок к этому, когда моё тело не позволяло мне тренироваться. Тогда мне даже по утрам вставать было больно. Но сейчас всё изменилось, и я получаю удовольствие на корте. Ненавижу состояние после проигранного матча, но ещё больше люблю соревновательное состояние и победы. Что бы ни случилось, я надеюсь остаться таким же любителем соревноваться. Это то, что я выбрал, ещё будучи ребёнком, и то, в чём я хорош.

— Дональд Янг неплохо выступает в последнее время. Что вы думаете о его карьере? Не слишком ли рано он перешёл в профессиональный тур?
— Он отличный парень. Мы дважды играли с ним в этом году, каждый одержал по одной победе. Я давно предложил ему тренироваться вместе в Тампе. Мне сильно помогло, что я тренировался с сильными игроками. Моё предложение всё ещё в силе. Он уже играет неплохо, но может лучше. Он смешной малый, он мне нравится, и я горжусь им. Если он захочет мне позвонить, то я всегда готов ответить. Мне сильно повезло, так как мне помогали такие люди, как Пит Сампрас, Андре Агасси и Тодд Мартин.

Мы все допускаем ошибки в подобном возрасте, только Янг сделал её на глазах у всех, вот в чём разница. Но кто знает, может, если бы он пошёл в колледж, то увидел бы красивую девушку, влюбился, и теннис его больше бы не волновал. Он пошёл своей дорогой, и сейчас для него всё складывается неплохо.
— В 22 года на нём уже многие поставили крест…
— Я думаю, это глупо. Лучше всего об этом сказал Энди Роддик: "Работа теннисного аналитика – самая лёгкая в мире, просто надо сказать, что теннисисты делают что-то неправильно. Да, он долго не мог раскрыться, но у него может получиться отличная карьера с 23 до 30. Если его голова будет работать в правильном направлении, то у него будет отличная карьеры. Да, Янг очень рано стал профессионалом, у меня был иной путь. Ваша уверенность всегда страдает от поражений, независимо от соперников и уровня, на котором вы играете. Я помню, как он в Майами проиграл Карлосу Берлоку – 0:6, 0:6. Такое поражение очень сильно бьёт по уверенности. Иногда нужно спуститься на уровень ниже и одержать там несколько побед. Сейчас Дональд обыгрывает завсегдатаев АТР-тура, выступает всё лучше на турнирах "Большого шлема". У него быстрые руки, он отлично передвигается, способен сыграть в защите, когда это от него требуется.

— Если бы вы могли дать ему совет, когда ему было 15, предложили бы ему закончить колледж?
— Задним умом мы все сильны. Не знаю, что бы я сказал ему… Тогда он побеждал на юниорских турнирах "Большого шлема" и был полон уверенности, что сможет играть наравне со взрослыми. У него тогда уже были агенты и тренеры, которые давали ему советы. Я тоже допускал ошибки. Это только кажется, что всё было просто. Я горд, что поступил в колледж, но там я не всё делал правильно. Когда я попал туда, то тренировался не так, как следовало бы. После того как меня стали обыгрывать во время тренировок, я извлёк урок и стал лучше. Мы все допускаем ошибки в подобном возрасте, только Янг сделал её на глазах у всех, вот в чём разница. Но кто знает, может, если он пошёл бы в колледж, то увидел бы красивую девушку, влюбился бы, и теннис его больше бы не волновал. Он пошёл своей дорогой, и сейчас для него всё складывается неплохо.
Источник: Inside Tennis
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →