Бычкова: женщины не могут играть пятисетовые матчи
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Бычкова: женщины не могут играть пятисетовые матчи

Специально для "Чемпионат.com" Екатерина Бычкова рассказала о травме кисти, амбициях относительно Кубка Кремля, межсезонье для среднестатистических теннисистов и вечеринках игроков.
14 октября 2011, пятница. 14:05. Теннис
После выступления на US Open, где она прошла квалификацию, но оступилась в стартовом раунде основной сетки, Екатерина Бычкова провела лишь один турнир – в английской Шрусбери с призовым фондом в $ 75 000. В эксклюзивном интервью корреспонденту «Чемпионат.com» Екатерина рассказала о том, почему так произошло, какие у неё планы до конца года,
Как назло, мне ещё досталась «любимая» Анне Кремер, которую я всю жизнь не могла победить. Но что самое удивительное, в этот раз я её одолела. Мне было безумно больно, пришлось выпить болеутоляющее, затейпировать руку и постоянно прикладывать лёд. Я по жизни терпеливый человек, так что стерпела боль, но когда приехала в Москву, поняла, что рука отказывается работать.
реально ли женщинам проводить пятисетовые встречи, и что делают теннисистки на вечеринках для игроков.

— Екатерина, после US Open вы сыграли лишь на одном турнире в Англии. Почему больше нигде не выступали?
— На самом деле, ещё до этого турнира в Шрусбери у меня случились проблемы с левой кистью. Это старая травма. Я всегда играла с тейпом на левой руке, даже в лучшие годы, но потом в какой-то момент неприятные ощущения прошли, и я стала играть без него. Это что-то вроде воспаления связок. После Открытого первенства США я не тренировалась несколько дней из-за акклиматизации, а затем вновь стала выходить на корт. Сразу же почувствовала небольшую боль в кисти. Ну, думаю, побаливает и ладно, это не новость для спортсмена. Поиграла так день, два, три, а потом боль усилилась, и я вновь стала тейповать руку. В один из дней я провела ударную тренировку с ребятами, после которой поняла, что слева вообще не могу бить по мячу! До турнира в Англии оставалось всего пять дней. У меня никогда в жизни не было такой боли. Да, приходилось играть через болевые ощущения, это нормально, но настолько острой боли ещё не было, причём, неприятные ощущения чувствовались не только на корте, но и в обычной жизни! В общем, пришлось играть слева только резаными…

— Но в Шрусбери вы добрались до полуфинала! Это как?
— Я не знаю (смеётся).

— Тогда уж надо было брать титул!
— Нет, это практически нереально. В четвертьфинале мы с Татьяной Малек устроили фееричное рубилово, да такое, что после победы я еле ноги передвигала. На этом турнире хард не такой мягкий, как на US Open, он скорее напоминает наш российский бетон. Он быстрый, и ноги очень быстро «садятся». Поэтому на следующий день первой сеяной Моне Бартель я проиграла довольно легко – 2:6, 3:6. К тому же она в последнее время показывает очень хорошую игру, резко поднялась в топ-100. Но всё это было
Честно говоря, у меня никогда в жизни не было межсезонья. Этот термин применим только к топ-50, а остальные девочки играют почти круглый год. И хотя меня много раз звали в Америку тренироваться, но я понимала, что мне надо как минимум месяц на это. Пять дней отойти после перелёта, полюс хотя бы три недели поиграть. У меня никогда столько времени не было.
потом, а ведь когда я прилетела на турнир и вышла на матч первого круга, я слева вообще не могла бить по мячу. Играла через раз. Как назло, мне ещё досталась «любимая» Анн Кремер, которую я всю жизнь не могла победить. Но что самое удивительное, в этот раз я её одолела. Мне было безумно больно, пришлось выпить болеутоляющее, затейпировать руку и постоянно прикладывать лёд. Я по жизни терпеливый человек, так что стерпела боль, но когда приехала в Москву, поняла, что рука отказывается работать.

— Вы свою кисть как-нибудь лечите?
— Да, конечно. Ходила к доктору, делала необходимые процедуры. Ничего нового я не узнала, у меня идёт воспаление, которое лечится с помощью отдыха. Однако не могу сказать, что я в последнее время сильно напрягалась. Не понимаю, почему эта травма ко мне вернулась.

— Какие-то планы на Кубок Кремля есть?
— Мотивация есть – хочется сыграть хорошо. Начиная с «Ролан Гаррос» я на каждом турнире неплохо выступала, проходила по сетке до четвертьфиналов или полуфиналов. Ни одного соревнования не проиграла в первом раунде. Поэтому планирую и здесь сыграть хотя бы две или три игры, а там уже как пойдёт.

— А вы не боитесь, что девушки-соперницы прочитают это интервью и узнают о проблемах с левой рукой?
(Смеётся.) Нет, не боюсь. Наши девчонки и так все в курсе происходящего. Да и не наши тоже всё знают.

— До конца года уже есть конкретное расписание?
— Во-первых, как будет себя чувствовать левая кисть. Во-вторых, многое зависит от того, как я выступлю здесь в Москве. В настоящее время я стараюсь ничего не загадывать, не гонюсь за рейтингом. Конечно, хочется подняться повыше, но это не главная цель.

— А что до межсезонья?
— Честно говоря, у меня никогда в жизни не было межсезонья. Этот термин применим только к топ-50, а остальные девочки играют почти круглый год. И хотя меня много раз звали в Америку тренироваться, но я понимала, что мне надо как минимум месяц на это. Пять дней отойти после перелёта, полюс хотя бы три недели поиграть. У меня никогда столько времени не было. Раньше я выступала почти по 30 турниров за сезон, и не одна я такая. Девушки, стоящие за полтинником, живут в таком же ритме.

— Стэйси Алластер в Токио заявила, что хочет ввести пятисетовый формат в женском одиночном разряде на турнирах «Большого шлема».
— Это невозможно. Я, как среднестатистический игрок, могу сказать точно: это нереально! Не знаю, может быть, кто-то из топ-10 и сможет провести пятисетовый матч, но таким девушкам, как я, это не по силам. Да, я сыграю один матч, максимум два, но никогда в жизни не смогу выдержать три или четыре встречи подряд.

После первого круга будет печальная ситуация. Чтобы не говорили про рейтинги или призовые, но женщин нельзя сравнивать с мужчинами, у нас абсолютно другой организм. Что тут обсуждать, ведь мужчины могут несколько геймов отыграть только за счёт подачи и эйсов, а у нас сплошные розыгрыши. Женщины трёхсетовые матчи играют дольше, чем мужчины. Могу сказать на своём примере: все трёхсетовики, которые я за последнее время провела, длились по три, а то и три с половиной часа. А тут пять сетов… Это нереально. Уверена, если такое когда-нибудь случится, то зрелищность и привлекательность женского тенниса упадёт в разы.

— Вы сейчас тренировались в футболке с «Ролан Гаррос». Почему?
— Потому что мне нравятся футболки из Парижа. У них хорошее качество.

— Часто приходится привозить подобные сувениры друзьям?
— Да, это ужасно (смеётся). Меня постоянно просят что-нибудь привезти.
Это невозможно. Я, как среднестатистический игрок, могу сказать точно: это нереально! Не знаю, может быть, кто-то из топ-10 и сможет провести пятисетовый матч, но таким девушкам, как я, это не по силам. Да я сыграю один матч, максимум два, но никогда в жизни не смогу выдержать три или четыре встречи подряд.
Это вечный кошмар. Когда заканчиваешь турнир, понимаешь, что на следующий день надо идти в киоск и всё это покупать. Но ведь ты не одна такая! У магазина встречаешь кучу теннисистов, и все они с полными пакетами (смеётся).

— Вы с удовольствием приходите на вечеринки игроков?
— В целом да, но в этом году я играла мало крупных турниров, поэтому особенно то никуда и не ходила. Самые лучшие вечеринки, на мой взгляд, в Австралии.

— Почему?
— Так получается, что на неё все с удовольствием приходят. Они обычно не особо пафосные, без всяких красных дорожек, как, например, на Уимблдоне. И в то же время, там очень весело, всегда устраивают дискотеку. Приходит очень много людей.

— Топ-игроки появляются минут на 40, раздают интервью, фотографируются и потом уходят, да?
— Ну да, обычно так и происходит. Они выполнят все свои обязательства и уезжают по личным делам. Но остальные девочки все веселятся.

— Что думаете по поводу следующего года? Какие цели ставите?
— Хочу продолжать играть и бороться. Пока мой рейтинг позволяет спокойно попадать в квалификацию мэйджоров, так что буду пробовать. Мне вплоть до апреля практически не нужно никаких очков защищать, так что я не упаду сильно, даже если не буду нигде играть. Если чуть-чуть наберу оков в начале года и взберусь хотя бы в топ-150, то смогу поиграть в квале турниров в Индиан-Уэллсе и Майами. Посмотрим. Зачем что-то загадывать?
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
27 марта 2017, понедельник
26 марта 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →