Звонарёва: к центральному корту нужно привыкнуть
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.com"
Текст: Даниил Сальников

Звонарёва: к центральному корту нужно привыкнуть

Вера Звонарёва в интервью "Чемпионат.com" рассказала о подготовке к Кубку Кремля, грядущем итоговом турнире WTA, откровенной фотосессии и поделилась воспоминаниями о своих детских годах.
14 октября 2011, пятница. 18:46. Теннис
Для финалистки Кубка Кремля-2008, первого номера посева нынешнего розыгрыша Веры Звонарёвой это соревнование станет главной репетицией перед двумя крупнейшими турнирами в индивидуальном и командном зачёте – итоговым чемпионатом WTA в Стамбуле и финалом Кубка Федерации Россия – Чехия. Накануне ответственного старта пятая ракетка мира дала
Когда была заявка, я чувствовала себя неплохо, была в хорошем физическом состоянии. Да, конечно, всегда есть какие-то моменты, беспокоят мини-травмы. Но в целом всё было неплохо. Во-вторых, я в прошлом году пропускала турнир, а я люблю играть при своих зрителях, при своих трибунах, когда приходят тебя поддерживать. Всё-таки не так часто это бывает. Третий фактор, что мы здесь же будем играть финал Кубка Федерации после Стамбула, поэтому хотелось почувствовать атмосферу, прибиться к кортам, всё понять, чтобы наилучшим образом подготовиться к матчу против чешек.
обстоятельное интервью "Чемпионат.com".

— Вера, у вас была очень напряжённая, продолжительная дневная тренировка, потом ещё и вечерняя. Не слишком ли быстрый темп взяли?
— Всё-таки после Пекина у меня было несколько выходных дней, к тому же только что постелили покрытие – так что сейчас появилась возможность прибиться к кортам, потренироваться. Двухразовые тренировки, когда есть перерыв между турнирами, – это нормальное явление. Это не что-то новое – мы к этому все привыкли, поэтому ничего страшного. А поближе к турниру уже можно будет снижать нагрузки, будет по одной тренировке, тем более начнётся квалификация, возможности потренироваться на центральных кортах уже не будет – только рано утром или поздно вечером. Так что сейчас используем эту возможность по полной, прибиваемся к кортам, к покрытию.

— Центральный и первый корты для тренировок открыли только в четверг, а до этого вы занимались на тренировочных кортах. Большие между ними различия?
— Конечно, разные ощущения. Здесь всё-таки и большое пространство, и свет — всё совсем другое. Даже звук от мяча другой. В зале другие ощущения. Конечно, покрытие похуже. Но разница больше чувствуется за счёт того, что кладут его на разную основу – я уж не знаю, доски там или ещё что-то. И, конечно же, атмосфера огромного зала совсем другая. К ней нужно привыкать. На первом корте своя, на центральном – своя. Нужно всё посмотреть, ко всему приспособиться. Думаю, что мне больше нужно привыкать именно к центральному корту, всё-таки есть большие шансы, что я буду играть именно там, поэтому буду стараться проводить побольше тренировок как раз на "центре".

— Во время вашей тренировки на первом корте на трибунах шёл инструктаж болбоев. У вас какие-то воспоминания из вашего детства в связи с этим возникали?
(Улыбается.) Да. Я много раз была в качестве, так скажем, бол-гёл на Кубке Кремля. Конечно, жёсткий такой инструктаж был. Но, честно говоря, люди, которые проводили инструктаж, не менялись уже на протяжении 15 лет. Всё те же лица, которые я знаю уже много-много лет. Помню, что когда была маленькой девочкой, сидела на трибуне и сама также проходила этот инструктаж. И было достаточно интересно на всё это посмотреть с другой стороны. Я теперь уже на корте, а молодые девчонки, ребята ждали, когда я закончу тренировку, чтобы самим выйти на корт потренироваться.

— Там довольно подробно разбирались всякие нестандартные ситуации. В вашей карьере болбоя тоже вроде бы были необычные случаи.
— Честно говоря, наверняка была куча всяких приключений, можно так сказать. Например, тот случай, который я постоянно рассказываю, когда мне пришлось лёд Евгению Кафельникову собирать откуда-то. Потом Лариса Савченко попросила салфетку. Это сейчас всё ставится на корты и заранее приносятся полотенца, салфетки, бананы – в общем, всё, что может понадобиться теннисисту. Этот список давно есть. А тогда этого ничего не было. И меня попросили не грубые салфетки, а мягкие.
Приятно, что я наконец-то попала в восьмёрку. Я знала, что достаточно близка к этому, но уверенности не было. А когда заранее попадаешь, то уже есть время настроиться, что туда летишь. Немножко становится спокойнее. Но я в этой ситуации уже не первый раз, для меня это не что-то такое новое. Просто, несмотря ни на что, я понимаю, что сейчас эта предстоящая неделя – главная, и нужно настраиваться на предстоящие матчи, не убегать вперёд.
Где искать, куда бежать – было непонятно. Я в каждом ресторане спрашивала, нашла, а потом меня не пускали обратно на корт. Говорили: кто вы, что вы, откуда? (Смеётся.) В общем, много было таких случаев. Их, наверное, сейчас все уже не вспомнишь. Однако думаю, что с каждым годом опыт растёт, можно предвидеть всё больше разных ситуаций. Так что сейчас всё, что я услышала, было достаточно жёстко, правильно, дисциплинированно (улыбается).

— Через неделю вы уже пятый раз будете играть на итоговом чемпионате WTA. В чём особенность этих соревнований? Чем они отличаются от регулярных?
— Да, время летит быстро. С одной стороны, ощущения, что недавно постоянно стала играть на итоговых турнирах, с другой стороны, как вы говорите, это уже пятый год. Это немаленькая цифра, далеко не всем удаётся попадать за свою карьеру пять раз на итоговый чемпионат. Это особенный турнир. Там каждый матч на кону, постоянно, с первого же тура, приходится играть с человеком из восьмёрки сильнейших. Каждый соперник опасен по-своему. К тому же там атмосфера чуть-чуть другая – очень спокойная, тихая. Даже в players lounge всё пусто, потому что у каждого игрока своё расписание, и мы там практически не видимся – каждый приходит на матч, на тренировку и потом уже уезжает с кортов. Быть частью итогового турнира – особенные ощущения, потому что ты попадаешь в атмосферу повышенного внимания со всех сторон. Поэтому на этом турнире всегда хочется что-то особенное сделать.

— Весть о том, что вы гарантировали путёвку в Стамбул на итоговый чемпионат WTA, настигла вас уже в Москве. Как вы её восприняли и каковы ваши ожидания перед этим турниром?
— Конечно, приятно, что я наконец-то попала в восьмёрку. Я знала, что достаточно близка к этому, но уверенности не было. А когда заранее попадаешь, то уже есть время настроиться, что туда летишь. Немножко становится спокойнее. Но я в этой ситуации уже не первый раз, для меня это не что-то такое новое. Просто, несмотря ни на что, я понимаю, что сейчас, эта предстоящая неделя – главная, и нужно настраиваться на предстоящие матчи, не убегать вперёд. Когда убегаешь вперёд, тяжело держать концентрацию на этом конкретном дне, и тогда уже тяжело от себя получить тот результат, который хочешь. Мы сейчас стараемся подстроиться так, чтобы наилучшим образом подготовиться к этому турниру, в то же время зная, что следующая неделя у меня тоже турнирная, чтобы не перебрать с нагрузками. Правильно их рассчитать. То есть сейчас – Кубок Кремля, а потом уже всё остальное.

— И всё-таки не промелькнула ли у вас в голове мысль о снятии с Кубка Кремля, когда вы узнали, что уже точно поедете в Стамбул?
— Вы знаете, было очень много факторов, почему я выбрала этот турнир. Когда была заявка, я чувствовала себя неплохо, была в хорошем физическом состоянии. Да, конечно, всегда есть какие-то моменты, беспокоят мини-травмы. Но в целом всё было неплохо. Во-вторых, я в прошлом году пропускала турнир, а я люблю играть при своих зрителях, при своих трибунах, когда приходят тебя поддерживать. Всё-таки не так часто это бывает. Третий фактор, что мы здесь же будем играть финал Кубка Федерации после Стамбула, поэтому хотелось почувствовать атмосферу, прибиться к кортам, всё понять, чтобы наилучшим образом подготовиться к матчу против чешек. Четвёртый фактор – когда я заявлялась, то, конечно же, не знала, попаду я в Стамбул или нет. Так что этот турнир был обязательно нужен. Я, конечно, понимаю, что, может быть, Кубок Кремля – не самый важный турнир за весь этот год. Уже концовка сезона, и тоже не хочется получить лишнюю травму, не хочется слишком устать перед Стамбулом. Тем не менее это уже такие моменты, что если они придут, то тогда уже с ними будем бороться по мере поступления. Сейчас же что-то предполагать нет никакого смысла. Я настроена на борьбу и хочу порадовать своих болельщиков, своих зрителей. Я стараюсь, тренируюсь, чтобы подойти в оптимальной форме. Чувствую себя хорошо, всё отлично. А там уже посмотрим.

— У вас было несколько дней отдыха перед подготовкой Кубку Кремля. Успели ли сделать что-то полезное и как прошли крестины вашего племянника?
(Смеётся.) Наверное, как раз единственное, что я полезное успела сделать, это окрестить племянника. Всё прошло очень хорошо, мне понравилось (улыбается). Первая такая ответственная роль на меня выпала. Я долго сомневалась, но рада, что справилась.

— Многие не могут понять, как в вас сочетаются такие, казалось бы, несовместимые черты: с одной стороны такой добрый и отзывчивый человек, занимаетесь благотворительностью, но с другой — снялись недавно в довольно откровенной фотосессии…
— Я думаю, что у нас, в России, какой-то преувеличенный резонанс от этой фотосессии, как-то реагируют на это непонятно. На самом деле, это очень престижный спортивный журнал (Sports Illustrated. – Прим.ред.), который ежегодно проводит такую фотосессию, приглашают известных спортсменов со всего мира. Цель журнала, наверное, показать красоту атлетичного тела. Там действительно спортсмены-атлеты, потому что мы очень много тренируемся. И в то же время в этой фотосессии никаких откровенных фотографий нет, там ничего такого никогда не показывают.
У нас, в России, какой-то преувеличенный резонанс от этой фотосессии, как-то реагируют на это непонятно. На самом деле, это очень престижный спортивный журнал, который ежегодно проводит такую фотосессию, приглашают известных спортсменов со всего мира. Цель журнала, наверное, показать красоту атлетичного тела. Там действительно спортсмены-атлеты, потому что мы очень много тренируемся.
Главное здесь – атлетичная фигура спортсмена. Каждый спортсмен уникален по-своему, у каждого спорта своя специфика, и очень интересно на это смотреть. Все эти кадры – это особое искусство. На самом деле, это очень престижно. Серена Уильямс – единственная ещё кроме меня теннисистка, которая принимала участие в этой фотосессии. Она была на обложке пару лет назад. Конечно, когда это предложение мне поступило, я сомневалась, но при этом мне был интересен весь этот процесс, подход, как всё это происходит. Да, может быть, у меня где-то простой кадр, но многие спортсмены в каких-то нереальных позициях, где видны каждые мельчайшие мышцы. Мне кажется, это достаточно творческий процесс, и интересно было наблюдать, как фотографы к нему подходят.

— Положены ли вам по контракту авторские экземпляры и, возможно, вы уже кому-то их пообещали подарить?
(Смеётся.) Честно говоря, пока я этого во всех деталях не знаю. Знаю только, что есть журнал, должен выйти календарь. Надо связаться с моим агентом, уточнить.

— Кстати, на тему календаря, только вашего спортивного, основного. Большой резонанс вызвали перестановки в расписании турниров, сезон у вас сократился, а Стэйси Алластер предлагает, например, играть женщинам 5-сетовые матчи на "Больших шлемах". Как вы к этому отнеслись?
— Ой, не знаю. Постоянно идут какие-то нововведения, какие-то перестановки, честно говоря, я даже уже не успеваю следить. Конечно, мы всегда стараемся принять участие, как-то высказать своё мнение. Меня не раз уже спрашивали по поводу пятисетовых матчей, но я, честно говоря, не слышала, что именно говорила Стэйси и как. Всё-таки это достаточно тяжело. Может быть, где-то финал разыграть из пяти сетов – да, это возможно. Но делать полностью пятисетовые турниры – это просто нереально. Календарь и так загружен, почти все матчи играются в трёх сетах. А если ещё и из пяти, это будет очень тяжело. Мужчины ведь пятисетовые матчи играют не всё время – только на "Больших шлемах" и в Кубке Дэвиса. А всё время играть марафонские матчи – это просто нереально. Ни мужчинам, ни женщинам. Думаю, эту идею тяжело будет воплотить. Но тем не менее разыгрывать, допустим, финалы турниров "Большого шлема" физически мы готовы. Физически мы это можем сделать, но нужно учитывать, что сейчас зачастую полуфинал играют, допустим, в субботу, а финал – в воскресенье. Но если вы хотите проводить пятисетовый матч, то это сразу надо учитывать в календаре и делать день перерыва. Как это происходит у мужчин. Играть два дня подряд – это слишком тяжело. У нас и так очень много недель в году, когда мы обязаны играть. И так у нас очень много травм.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →