Турсунов: чувствую себя теннисным пенсионером
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Турсунов: чувствую себя теннисным пенсионером

В первой части эксклюзивного интервью Дмитрий Турсунов рассказал о травме бедра, дальнейших планах, гипотетическом матче сестёр Уильямс с Евгением Донским и возвращении Томаса Мустера.
15 октября 2011, суббота. 23:30. Теннис
— Дмитрий, как вам ваш первый соперник?
— Я не видел, как Альберт Рамос действует, но в рейтинге стоит достаточно высоко, так что, наверное, знает, как играть в теннис.

— Вы снялись с турнира в Шанхае из-за травмы бедра, не выйдя на матч против Энди Маррея. Как сейчас себя чувствуете?
— Как я сейчас себя чувствую, мне сложно сказать, потому что я тренировался всего лишь 45 минут, причём в основном я не бегал, так как играл на половине корта. В принципе травма не особо страшная, но она могла развиться во что-то более серьёзное, поэтому не хотелось рисковать. В конце года у меня запланировано ещё четыре турнира — Москва, Санкт-Петербург, Валенсия и Париж. Я не хочу выбывать из борьбы на полтора месяца ради одного матча, поэтому решил сняться и обезопасить своё бедро.

Бывают хорошие матчи, бывают плохие. Такое случается у всех, за исключением редких игроков. Не знаю… Гарантировать, что ты отыграешь все турниры хорошо, никто не сможет. Надо стараться, но иногда что-то не получается. В принципе, ещё не конец сезона, так что, может быть, я смогу что-нибудь выиграть.
— Не страшно было сразу же ехать в Москву? Может быть, стоило пропустить Кубок Кремля и поехать в Питер?
— Сюда бы я всё равно приехал. А вот буду ли я играть здесь или нет — это другой вопрос. Всё будет зависеть от того, как я себя буду чувствовать. Надеюсь, что никаких особых проблем у меня не будет. Если же травма опять начнёт напрягать или болеть, то будет такой же результат, как и в Шанхае.

— А почему вы собирались в любом случае приезжать в Москву?
— Я же москвич (смеётся). Живу здесь.

— Здесь или всё же в Штатах?
— В Калифорнии я за этот год пробыл всего около недели. Вообще я живу в гостиницах, но стараюсь чаще появляться в Москве.

— Этот сезон у вас получился неоднозначным – вроде и есть титул, но были и поражения обидные.
— Они всегда обидные. Бывают хорошие матчи, бывают плохие. Такое случается у всех, за исключением редких игроков. Не знаю… Гарантировать, что ты отыграешь все турниры хорошо, никто не сможет. Надо стараться, но иногда что-то не получается. В принципе, ещё не конец сезона, так что, может быть, я смогу что-нибудь выиграть.

— Париж?
— (Смеётся.) Не знаю насчёт Парижа. К сожалению, в теннисе нельзя сказать наверняка, какой турнир ты выиграешь, а какой проиграешь. Ты можешь чувствовать себя не очень уверенно, играть плохо, но выиграть тяжёлый матч и затем начать действовать всё лучше и лучше. Обычно, когда ты выигрываешь тяжёлый поединок, показывая при этом не самый лучший теннис, это придаёт уверенность в дальнейших встречах на этом турнире. Всё упирается в один конкретный матч в тот день, в который ты играешь. Ты можешь всю неделю находиться в прекрасной форме, но выйти на матч, допустить пару глупых ошибок и проиграть. Я стараюсь не заглядывать далеко вперёд. Это звучит банально, но я просто концентрируюсь на предстоящей игре. Если ты выигрываешь один матч, то у тебя появляется шанс выиграть второй, если выигрываешь второй, то потом можно победить в третьем и т.д.

— В последнее время вы прибавляете в игре…
— Да, по времени (смеётся). Я играю в последних матчах по несколько часов. Это одна из самых больших проблем на данный момент. Когда ты проводишь на корте три часа, на следующий день на втором часу начинаешь "подсаживаться". Всё-таки мне уже не 20 лет…

Если женщины хотят стать мужчинами – пускай. Честно говоря, мне всё равно. В женском туре слишком много женщин, которые хотят во всём соревноваться с мужчинами. Я не вижу причин этому. Может быть, они хотят кому-то что-то доказать? Могу сказать, что та дама, которая предлагает эту идею, должна сама выйти на корт и сыграть один пятисетовик. Нельзя предлагать такие вещи, сидя на стуле в офисе.
— Вы себя чувствуете теннисным пенсионером?
— К сожалению, да (смеётся). Идея в том, что надо стараться выигрывать матчи, не растрачивая все свои энергетические запасы. В настоящее время я играю слишком длительные матчи. С этой точки зрения, последние два турнира стоили мне очень многого.

— Вы наверняка слышали заявление Стэйси Алластер по поводу женских матчей из пяти сетов. Что об этом думаете?
— Если женщины хотят стать мужчинами – пускай. Честно говоря, мне всё равно. В женском туре слишком много женщин, которые хотят во всём соревноваться с мужчинами. Я не вижу причин этому. Может быть, они хотят кому-то что-то доказать? Могу сказать, что та дама, которая предлагает эту идею, должна сама выйти на корт и сыграть один пятисетовик. Нельзя предлагать такие вещи, сидя на стуле в офисе. Находясь в кресле, очень легко разглагольствовать. Считаю ли я эту идею правильной – абсолютно нет. Но если они хотят – пускай так делают. На самом деле, я предлагаю мужчинам сбавить формат на три сета (улыбается). Тогда всё будет нормально, и мы будем в одинаковых условиях (смеётся).

— Билли-Джин Кинг в своё время сыграла с одним мужчиной…
— Имеется в виду матч с Бобби Риггсом?

— Да.
— Человек был в нетрезвом состоянии. Это был настоящий цирк.

— Вы думаете, ему за это дали денежку?
— Я думаю, он очень хорошо на этом матче заработал. Это был полный цирк. Поставьте того же Женю Донского, который стоит в середине второй сотни, и любую из Уильямс, и он вынесет её со счётом 6:1, 6:2, не больше.

— А если Серена или Винус будут находиться в хорошей форме, то Донской сможет их обыграть?
— Запросто. Женщин и мужчин нельзя сравнивать. Я говорю это не потому, что мы шовинисты или мы против женщин. Это абсолютно несравнимые вещи. Любой человек вам так скажет. Те ребята, которые скажут, что матч будет близким по игре, на самом деле вам подыгрывают.

Женщин и мужчин нельзя сравнивать. Я говорю это не потому, что мы шовинисты или мы против женщин. Это абсолютно несравнимые вещи. Любой человек вам так скажет. Те ребята, которые скажут, что матч будет близким по игре, на самом деле вам подыгрывают.
— А вы готовы сыграть с Сереной?
— Пожалуйста. Но вы лучше Мустера поставьте.

— Но он ведь серьёзно пытался вернуться в тур.
— Уверен, что он будет очень рад доказать Билли-Джин Кинг, что она совершенно не права по этому поводу.

— Вы, кстати, с ним встречались после его возвращения?
— Нет. Я думаю, что он закончит инфарктом на теннисном корте (смеётся). Томас очень любит побеждать сам себя и очень любит теннис.

— Заканчивая тему женского тенниса, вы когда в последний раз играли на тренировках матч или сет с девушкой из WTA-тура?
— Давно уже. Наверное, несколько лет назад играл с Леной Дементьевой в ЦСКА. Ребята никогда не тренируются с девчонками. Те парни, которые спаррингуют с девушками, просто отрабатывают свою задачу. Им говорят, как надо бить, куда и с какой скоростью так, чтобы девочке было удобно. Если вы увидите, что девочка обыгрывает спарринга, то это происходит вовсе не потому, что она намного лучше него (улыбается).

— Вы поднялись в рейтинге в последнее время, уже вернулись в полтинник. В этом смысле есть какие-то планы до конца года?
— Конечно, хотелось бы подниматься выше и выше. Но всё упирается только в то, как я играю конкретный матч. Чтобы выступать лучше на "Шлемах", надо быть лучше подготовленным физически, чем я. В принципе, каких-то конкретных планов нет. А в чём смысл? Ну да, я хочу быть в топ-20, и что дальше? Просто поставить себе цель недостаточно. Это конечный итог, а надо думать о том, как его добиться.

Продолжение следует…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →