Светлана Илич
Фото: Евгений Биятов, "РИА Новости"
Текст: Роман Семёнов

Илич: всю свою жизнь слежу за русским волейболом

В интервью "Чемпионат.com" главный тренер столичного ЖВК "Динамо" Светлана Илич рассказала о начале работы в клубе и целях на будущее.
9 октября 2012, вторник. 15:30. Волейбол
— Светлана, вы уже четыре недели работаете вместе с командой в качестве главного тренера. Как провели это время и что успели узнать о коллективе?
— Обычно в том случае, когда команда проводит несколько матчей за столь короткий период времени, общее впечатление складывается из результатов этих матчей. Однако я бы не стала акцентировать внимание только на этом. Лично для меня эти четыре недели прошли со знаком плюс. Те моменты, которые я успела заметить, меня порадовали. Мне как новому человеку было легко работать в этом коллективе — я имею в виду и игроков, и весь тренерский штаб. Я приступила к работе в тот момент, когда в жизни команды был очень непростой период. Наверное, стоило ожидать, что мне будет очень тяжело наладить коммуникацию, однако, к моему удивлению, все люди старались помочь мне в этом. Для меня это было крайне важно. Когда все члены коллектива стараются со стопроцентной отдачей работать каждый день, то и качество тренировочного и игрового процессов автоматически улучшается. Я замечаю, что от недели к неделе уровень растёт, а качество работы повышается. Надеюсь, что когда мы приступим к играм чемпионата, мы не только будем побеждать в каждом матче, но и ещё улучшим уровень работы и взаимодействия. Я с позитивом смотрю в будущее.

— Вы так хорошо говорите по-русски! С командой общаетесь на этом языке?
— Да (смеётся).

— Где и как вы изучали русский язык?
— Всё благодаря волейболу. Моей первой встречей с русским волейболом и русским языком было общение с Николаем Васильевичем Карполем в Хорватии. С тех пор и до самого конца моей игровой карьеры не было практически ни единого сезона, чтобы я не встречалась либо с русским игроком, либо с русским тренером. Кстати, в 2003 году я выступала за "Заречье-Одинцово".

Моей первой встречей с русским волейболом и русским языком было общение с Николаем Васильевичем Карполем в Хорватии. С тех пор и до самого конца моей игровой карьеры не было практически ни единого сезона, чтобы я не встречалась либо с русским игроком, либо с русским тренером. Кстати, в 2003 году я выступала за "Заречье-Одинцово".
— На каких языках вы ещё говорите?
— На данный момент я разговариваю только на семи языках (смеётся). Иногда путаюсь, но в целом нормально.

— Как вы покинули "Волеро"? Легко ли вас отпустили из команды, в которой к тому моменту вы провели уже три года? У вас ведь был действующий контракт…
— Да, на тот период у меня был действующий контракт с "Волеро". Когда клуб получил это предложение от моей агентской компании SB Community, то первой реакцией у всех был шок. Впрочем, клуб "Волеро" в Европе достаточно известен тем, что в нём воспиталось множество замечательных игроков, которые впоследствии стали выступать за многие клубы всего мира. В данном случае вопрос был из другой плоскости и касался не игрока, а главного тренера. Я бы хотела выразить благодарность моему агентству и президенту клуба, ведь принять это решение было нелегко. Фактически за 10 дней до начала чемпионата команда осталась без главного тренера, который три месяца возглавлял коллектив.

Если же говорить о моей персональной карьере тренера, то каждый понимает, что в мировом волейболе значит имя волейбольного клуба "Динамо" (Москва). Безусловно, амбиции этой команды и мои собственные амбиции совпадают. Всё же, повторюсь, это решение было очень сложным. Отчасти, конечно, оно было не моё, а тех людей, которые вели переговоры. В тот период его нужно было принимать быстро, так как времени не было ни у одной, ни у другой из сторон. В конце концов президент клуба "Волеро" сказал о том, что для меня это реальный шанс в профессиональном плане подняться на ступеньку вперёд, и этот вопрос был решён.

— Как вы думаете, на вашей работе в качестве главного тренера сборной Швейцарии переезд в Москву как-либо негативно отразится?
— В принципе, работа главным тренером национальной сборной практически не пересекается с работой в качестве главного тренера клуба, поскольку они идут в разные периоды времени. Сборная начинает свою подготовку к чемпионату Европы с мая. Предполагаю, что к тому моменту мои обязанности в клубе уже заканчиваются. Думаю, что слишком много эти обязанности пересекаться между собой не будут и вреда ни тому, ни другому не принесут. К тому же я провела с национальной сборной Швейцарии уже два с половиной года. Тренерский штаб не изменился, так что никаких новшеств не ожидается. В течение недели я смогу получить любую информацию по любому из интересующих меня игроков. В общем, я не вижу больших проблем.

— Вы работали в Бельгии один сезон и три года провели в Швейцарии, верно?
— Да, всё правильно. В других местах у меня не было возможности поработать в качестве тренера, поскольку свою карьеру игрока я завершила только в 36 лет. В итоге Россия стала третьим местом, где мне удалось поработать.

— Разница в работе с русскими людьми ощущается? Всё же менталитет у русских и тех же швейцарцев различается…
— Конечно, менталитет у каждого народа свой, разница велика. Однако, повторюсь, мне в данном случае повезло, так как с русским волейболом я дружила всю свою профессиональную жизнь. Я сейчас не ощущаю огромной разницы в работе. Моё прошлое мне помогает. И ещё один момент, который стоит учитывать: тренер должен постараться как можно быстрее понять характер каждого своего игрока и команды в целом, чтобы правильно устроить рабочий процесс. В этом случае не столь важна даже сама национальность. Конечно, какие-то мелочи отличаются, но в принципе ментальность волейбола высшего уровня везде одинаковая.

— Лично у вас в голове были сомнения, прежде чем согласиться на переезд в Москву? Наверное, за три года жизни в Швейцарии вы уже привыкли к местному укладу, климату, людям.
— Всё другое, кроме одного момента – волейбола. Когда я только определяла свой путь и выбирала волейбол, я знала, на какие жертвы иду. Безусловно, в личной жизни разница есть, но я настолько амбициозный человек в плане карьеры и волейбола, что эту разницу стараюсь не замечать.

В принципе, работа главным тренером национальной сборной практически не пересекается с работой в качестве главного тренера клуба, поскольку они идут в разные периоды времени. Сборная начинает свою подготовку к чемпионату Европы с мая. Предполагаю, что к тому моменту мои обязанности в клубе уже заканчиваются.
— И всё же скажите, где ваш дом: в Швейцарии или Сербии?
— Наполовину в Швейцарии и наполовину в Сербии. Я живу в Белграде, там вся моя семья. Мама, папа и брат имеют дом под Белградом. Примерно половину своего времени я провожу там, а вторую в Цюрихе. Но сейчас эта ситуация изменится, конечно.

— Хочется с вами поговорить о главном тренере "Омички", сербе Зоране Терзиче, с которым вы наверняка знакомы очень хорошо…
— (Смеётся.) Жизнь нас вела одной дорогой. Он был моим тренером в сборной до 2003 года, когда моя игровая карьера "сборника" закончилась. После этого мы сохранили дружеские отношения и всё время общались очень тепло.

— Сейчас вам придётся встречаться по разные стороны сетки. Вы готовы к этому?
— Мы уже прошли этот этап. Обычно в Базеле на Новый год проходит один известный турнир. Мы дважды с ним встречались там как тренер против тренера. Ничего страшного не происходило (смеётся). Мы оба профессионалы, и мы выбрали себе такую работу, так что ничего личного. Мы знаем друг друга достаточно хорошо, однако это ни в коем случае не должно отражаться на нашей работе.

— И всё же вы знаете его методы работы и знакомы с его видением игры, а он вас в этом плане не знает. Как думаете, у московского "Динамо" будет некоторое преимущество перед "Омичкой"?
— Конечно, зная человека и его философию, легче в том плане, что ты на один шаг быстрее можешь прочитать какие-то моменты. Но по большому счёту это не будет играть ключевую роль. Зная его философию и видение игры, мне в первую очередь необходимо будет концентрироваться на своей команде и стараться удержать наш уровень и план на матч.

— Что произойдёт, если в Лиге чемпионов "Волеро" и "Динамо" встретятся?
— (Смеётся.) Наверное, после объявления результатов жеребьёвки мы все две минуты посмеёмся. Не могу сказать о них, но могу говорить о себе. До начала самого матча обязательно будет очень много разговоров на этот счёт, знакомые люди будут подходить и спрашивать об этом. Однако лично для меня нет никакой разницы, с кем играть: с "Волеро" или любой другой командой. Мне важно лишь то, что необходимо делать моему клубу, чтобы достигать поставленных задач. Всё остальное значения не имеет.

— Я понимаю, что сейчас глупо загадывать на год вперёд, и всё же спрошу. По истечении контракта с "Динамо" вы желали бы остаться работать в России или всё же предпочитаете вернуться в Европу?
— По жизни я научилась шагать потихоньку. Сейчас у меня есть "Динамо" и те цели, которые перед нами стоят. На это уходит вся моя концентрация. Я не знаю, что будет тогда, когда завершится чемпионат. Это слишком далёкое будущее. Сейчас меня волнует только то, как пройдёт чемпионат, как я сработаюсь с командой, как достичь своих целей. Об остальном подумаем потом.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →