Авитал Сэлинджер
Текст: Юлия Иванова
Фото: Александр Натрускин, "РИА Новости"

Сэлинджер: польщён, что меня сравнивают с Карполем

Об итогах Кубка России, лимите на легионеров и знакомстве с Карполем — в интервью тренера краснодарского "Динамо" Авитала Сэлинджера.
25 декабря 2012, вторник. 17:30. Волейбол

— Авитал, поздравляем вас и вашу команду с бронзой Кубка России. Вы полностью довольны игрой команды в матче за третье место?
– Всегда можно действовать ещё лучше. Но необходимо понимать, что команда лишилась основного либеро. Посему требовались срочные коррективы. Также Дестини Хукер пропустила около месяца. Именно поэтому определённое время ушло на то, чтобы привыкнуть к образовавшейся ситуации. В целом мы счастливы, что сумели добыть медаль. Для многих эта награда первая в России, а для некоторых – в карьере. От этого значение победы только возрастает.

Всегда можно действовать ещё лучше. Но необходимо понимать, что команда лишилась основного либеро. В целом, мы счастливы, что сумели добыть медаль. Для многих эта награда первая в России, а для некоторых – в карьере. От этого значение победы только возрастает.

— В матчах за выход в финал и за третье место команда выглядела совершенно по-разному. В чём причина?
– Мы знали, что нужно работать не покладая рук в обоих матчах. Но так получилось, что в субботу подопечные действовали скованно, а в воскресенье выглядели посвободнее. Биться за бронзу столь же непросто, как и за золотые медали.

– За счёт чего удалось обыграть «Заречье»?
– Мы выглядели куда лучше на блоке. Кроме того, благодаря слаженным командным действиям удавалось время от времени поднимать крайне сложные мячи в обороне. Это было совсем непросто, ведь одинцовский клуб предлагает соперникам скоростной волейбол.

– Как оцените действия Елены Зарубиной?
– Она постаралась на славу.

– Если бы у вас была возможность взять по игроку из каждой команды, что приехали на «Финал четырёх», на ком бы остановили свой выбор?
– Я предельно сконцентрирован на тех игроках, которыми мы уже располагаем. Для меня именно они являются лучшими. Мы ведь и в самом деле можем выступать на высочайшем уровне. К сожалению, в Краснодаре что-то не получилось. И всё же, временами мы действуем просто здорово, но демонстрировать волейбол высочайшего класса постоянно пока не получается. В этом плане казанское и московское «Динамо» сильнее нас.

– В финале собрались однозначные лидеры чемпионата России. Можно ли считать кубковые матчи разминкой перед решающими схватками в национальном первенстве? Как считаете, команды финишируют в таком же порядке?
– Я так не считаю. Ведь «Уралочка», равно как и «Омичка», тоже входят в число сильнейших клубов страны. Между прочим, команды из Уфы и Нового Уренгоя также весьма неплохи. Считаю, что они могут обыграть любого соперника в отдельно взятом матче… Невозможно предсказать исход каждого матча или серии. Те же волейболистки из Красноярска или Череповца могут преподнести сюрприз. Кроме того, дополнительные трудности создают постоянные длительные переезды в связи с участием в международных турнирах. А ведь ещё случаются и травмы. В общем, даже если российский чемпионат не сильнейший в мире, то уж точно входит в число лучших.

Могу понять, с какой целью вводили это ограничение: прежде всего преследовалась цель поддерживать развитие российских игроков. Здесь много спортсменок, поэтому у них должна быть возможность выступать на родине. С данной концепцией можно согласиться, или же оспорить её. Но лично я ничего плохого в лимите не вижу.

– Вам не кажется, что жёсткий лимит на легионеров тормозит развитие чемпионата России?
– Я могу понять, с какой целью вводили это ограничение: прежде всего преследовалась цель поддерживать развитие российских игроков. Здесь много спортсменок, поэтому у них должна быть возможность выступать на родине. С данной концепцией можно согласиться или же оспорить её. Но лично я ничего плохого в лимите не вижу.

– Если бы вам предложили возглавить сборную России, как бы отреагировали?
– Знаете, это было бы огромной честью. Но я об этом не думаю. Вот если бы спросили, хотел бы я остаться у руля краснодарского «Динамо», с уверенностью ответил бы «да» (смеётся).

– Насколько велика разница между работой в клубе и в национальной сборной?
– Главное отличие от тех времён, что я провёл в голландской сборной, – общение. Здесь большинство девушек из России, и они общаются на родном языке. Требуется много терпения и времени, чтобы на выходе всё получилось нормально. Иногда это совсем непросто, но все мы очень стараемся.

– Ваш отец стоял у истоков мужского волейбола, вы же выбрали женский. Почему?
– Изначально отец тоже тренировал девушек. Потом я сам просил его тренировать голландскую сборную, в составе которой выступал. Он согласился, мы выиграли медаль. Затем он уехал в Японию.

– В чём отличие краснодарского «Динамо» от остальных команд, с которыми вам приходилось работать?
– В голландских командах я проработал на посту главного тренера восемь лет, в японских – ещё четыре. В Тель-Авиве я задержался ещё на сезон. Необходимо отметить, что в первую очередь сам чемпионат очень отличается от всех остальных. Здесь мы только начали строить команду, которую ещё предстоит вывести на новый уровень. Нужно время, чтобы мы сумели выработать свой собственный стиль.

– Как считаете, команда уже сработалась, девушки привыкли друг к другу?
– Всё в норме, ведь мы все профессионалы. Мы прекрасно понимаем, что преследуем общую цель и представляем Краснодар. Наша цель – развиваться и становиться лучше с каждым днём. Не обязательно дружить со всеми, но уважать нужно каждого. Лично я уважаю всех, с кем работаю.

– Мария Марюхнич в недавнем интервью сказала, что ваш стиль имеет много общего с тренировками и методом работы Николая Карполя. Знакомы ли вы с ним лично? Что из его методик вам ближе всего?
– Конечно, я знаком с ним. Я весьма польщён, что была проведена параллель моей работы с трудами самого Карполя. Не знаю, сумею ли работать так же долго и добиться таких же высот, как Николай Васильевич. Лично я восхищаюсь этим человеком и его методами работы, равно как и его бесценным вкладом в развитие нашего спорта.

– Какими словами пользуетесь во время технического перерыва, чтобы взбодрить подопечных в трудную минуту?
– Я их специально выучил: «давай», «поехали» (смеётся). Также иногда призываю к более энергичным действиям, а иной раз – успокаиваю, призываю набраться терпения и действовать внимательнее. Очень важно думать во время игры и понимать, о чём думают игроки. Я должен избавить их от излишней нервозности, оградить от негатива… Знаете, это как сёрфинг. Ты ожидаешь волну, но она не всегда появляется. Поэтому нужно терпеливо ждать, а не пытаться сделать что-то путное с доской на гладкой воде. Как бы то ни было, учиться любым вещам нужно на тренировках. А во время матчей нужно играть.

– Вы общаетесь с подопечными с помощью переводчика?
– В этом нет необходимости. Некоторые девочки понимают по-английски. Это же профессиональная лексика, ничего сложного. Но когда давление возрастает – становится очень непросто, поверьте.

– Как отметили католическое Рождество?
– Со мной рядом моя жена. Поэтому отметили у себя дома, в узком кругу.

– На предсезонном сборе вы сказали, что, глядя на игру вашей команды, вы хотите, чтобы зрители слышали музыку Чайковского. Насколько сейчас команда близка к этому?
– Пока ещё нет. Нужно иметь цель и стремиться её достигнуть. В этом смысл жизни. Научиться исполнять Чайковского за три месяца невозможно. Нам потребуется ещё немало времени.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 4
21 июля 2017, пятница
20 июля 2017, четверг
19 июля 2017, среда
18 июля 2017, вторник
17 июля 2017, понедельник
Партнерский контент