Павел Борщ
Фото: "РИА Новости"
Текст: Антон Соломин

"Не мешайте тренеру работать, иначе он вас пошлёт"

Спецкор "Чемпионат.com" побеседовал со спортивным директором местной "Губернии" — пожалуй, главного открытия сезона.
26 апреля 2013, пятница. 16:00. Волейбол
Известный в недавнем прошлом связующий, мастер спорта международного класса Павел Борщ уже успел поработать главным тренером в московских "Динамо" и "Луче", новосибирском "Локомотиве" и калининградском "Динамо-Янтаре". А теперь осваивает в "Губернии" новую профессию — спортивного менеджера. Это и стало основной темой интервью, но начали мы всё-таки с ещё одной из многочисленных ипостасей Борща, смотревшего первый матч полуфинальной серии против "Урала" с уже привычной комментаторской позиции.

— Как вы оказались телекомментатором?
— Уже давно это было, лет 10 назад. Как-то раз пригласили на телевидение кого-то подменить — и с тех пор пошло. Вот и на Олимпиаду в Лондон я ездил в качестве комментатора Первого канала.

— А как ощущаете себя в новой для себя роли управленца?
— Достаточно комфортно. Считаю, что эта профессия у нас в России недостаточно развита, потому что за спортивную составляющую в руководстве любой профессиональной команде должен отвечать человек, хорошо знающий данный вид спорта. Как это делается, например, в лучших спортивных лигах мира вроде НБА и НХЛ. В нашей же стране почему-то принято, что вопросы политики клуба, селекции и развития решают люди, отвечающие за деньги. На мой взгляд, за деньги должны отвечать одни, а за спорт — другие. Задача первых — обеспечить финансирование, а вторых — сделать так, чтобы команде было максимально комфортно тренироваться, играть, летать на выезды, питаться и так далее. Этим должен заниматься отдельный человек, знающий, что лучше для волейболистов, — например бывший игрок или тренер. Так что сейчас я пытаюсь не только найти себя на новом поприще, но и улучшить данную ситуацию в целом по стране.

— За селекцию в "Губернии", выходит, тоже вы отвечаете?
— Разумеется, решения принимаем коллегиально с президентом и главным тренером. Так что нельзя говорить, что тот или иной трансферный успех — заслуга одного человека. Это плод совместного труда и дискуссий.

— И как вам удалось в рамках не самого большого в России бюджета сколотить состав, всерьёз претендующий на выход в финал чемпионата страны?
— Задача сложная — никто не спорит. Но к её решению мы подошли, во-первых, с максимальным желанием, а во-вторых, с
чётким пониманием того, как добиться цели. Попробовали — и получилось. По крайней мере, получается на данном этапе сезона.

— По какому принципу набирали игроков, если не по звёздности?
— Представляли, как они будут стоять и взаимодействовать на площадке. Как будут общаться и уживаться вне зала. Есть много важных критериев и помимо того, какая у игрока цена, сколько он забивает и принимает. Зачастую ведь именно мелочи могут оказаться решающими.

— После не слишком выразительного начала сезона могли ли вы предположить, что завершаться он будет именно так?
— Когда меняешь восемь игроков и главного тренера — по сути, устраиваешь революцию, — сложно рассчитывать, что с первого щелчка всё получится. Хорошо, что получилось со второго — и постепенно команда нашла свою игру, стала показывать результат. Значит, не зря мы работали.

— В нынешнем регулярном чемпионате "Губерния" провела самую длинную беспроигрышную серию — 13 побед подряд. Понимание того, что сезон удался, пришло к вам по ходу этого отрезка?
— Оно пришло тогда, когда мы напрямую попали в четвертьфинал плей-офф. В прошлом чемпионате "Губерния" играла в плей-аут, а в нынешнем сезоне стояла задача этого избежать — то есть войти в восьмёрку сильнейших. Мы это сделали — и только тогда посчитали, что выступили очень неплохо. Из руководства никто не говорил: "Ах, раз вы так хорошо играете, давайте мы вам планку поднимем". Но мы и сами почувствовали в себе силы пойти дальше. И, что важно, желание.
— Даже став спортивным директором, вы ведь наверняка сохранили тренерский инстинкт. Не возникает ли иногда по ходу матчей желания вмешаться, что-то подсказать Пламену Константинову или волейболистам?
— Хочется, конечно, и во время матчей, и на тренировках. Но держишь себя за штаны и оттаскиваешь назад, потому что это просто неприемлемо. Именно главный тренер отвечает за результат, и вторгаться в его работу я никому не советовал бы. Нельзя мешать наставнику претворять в жизнь идеи, в которые он верит, — даже если что-то поначалу не получается. Другое дело — помогать советом, если тренер в чём-то сомневается и спрашивает твоё мнение. А влезать в процесс, входить в раздевалку — совершенно неуместно. Я ведь и сам был в этой шкуре. Если бы кто-то захотел поучаствовать в моём тренировочном процессе, он сразу был бы послан на все возможные буквы. Вот и я сейчас не хочу, чтобы меня Константинов туда отправил (смеётся).

— В чём, на ваш взгляд, секрет Константинова — начинающего, в общем-то, тренера, сумевшего столь быстро найти подход к игрокам?
— Пламен движется в правильном направлении, много работает, ежедневно развивается. И ему действительно удаётся найти человеческий и профессиональный контакт с волейболистами — в этом его сильная сторона.

— А есть у вас желание когда-нибудь вернуться на тренерскую работу?
— Может быть, сделаю это, когда профессия главного тренера будет востребована в том виде, в каком я её себе представляю. Меня учили, что задача наставника не просто договориться со своими подопечными, но и помогать им. А что такое помогать игроку? Это значит заставить его делать что-то, чего он делать не хочет. У нас же такой подход воспринимается как нажим, как давление. Вот сейчас сняли фильм про Харламова, у которого был великий тренер — Анатолий Тарасов. Так сейчас все хоккеисты, работавшие с ним, говорят: "Да он нас на каждой тренировке за Можай загонял! Но каждый из нас понимал, что он делает это ради нас. Поэтому мы верили этому человеку, выполняли его требования — и давали результат". С удовольствием вернусь к своей прежней работе. Но только если когда-нибудь мы вновь окажемся в ситуации, когда тренер это уважаемый человек, а не разменная монета, избавиться от которой могут даже сами игроки.

— Раз уж вы затронули кинематографическую тему, вспоминается ещё один фильм — уже голливудский. Называется Moneyball. В нём герой Брэда Питта собрал бейсбольную команду из не самых дорогих игроков и едва не дошёл с ней до чемпионства, по пути к финалу обыграв многих фаворитов. Параллели с нынешней "Губернией" уместны? Тоже хотите показать, что не всё в современном профессиональном спорте решают деньги?
— Обязательно. Главное, что эта идея пришла в голову не одному человеку, а всем одновременно — игрокам, тренеру, доктору, массажистам… И сейчас у нас что-то получается только потому, что все думают одинаково и идут одной общей дорогой — той, которая необходима для достижения результата. В этом наша сила, а не в количестве денег.

— Но ведь и опыт плей-офф сейчас очень важен. Как удаётся компенсировать его недостаток?
— А мы и не рассматриваем нынешние матчи как плей-офф! Просто играем в волейбол, как и всегда. И каждый раз, выходя на площадку, играем так, как хотим и как умеем, не глядя на табло и не задумываясь, что будет в случае поражения.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →