Михал Винярски
Фото: sport.tvp.pl
Текст: Анастасия Монахова

Винярски: Россия не так страшна, как кажется

О переезде в Россию, изучении русского языка и воспоминаниях о "Скре” – в интервью с польским доигровщиком Михалом Винярски.
30 июня 2013, воскресенье. 14:00. Волейбол

— Михал, что чувствовали ваши родственники, когда узнали о вашем решении переехать в Москву? Страх? Любопытство?
— Всего понемногу, Москва ведь абсолютно новое для нас место. Конечно же, был и страх, нас все-таки ждет новая культура, другой климат. Но мы уже уезжали из Польши – в Италию, и там мы узнавали все с нуля. Нам хотелось попробовать что-то новое и не жаловаться впоследствии, что не узнали раньше, что такое Россия. Кроме того, для меня это вызов в спортивном смысле. Когда я играл в Италии, серия А1 считалась лучшей в мире. Сейчас же лучшей считается Суперлига.

— Было ли сложно принять это решение?
— Да, потому что нас ждёт много трудностей и жертв. Если мы не сможем найти где-нибудь поблизости школу для нашего семилетнего сына, нам придётся учить его самостоятельно. Белхатувская школа пришлёт нам планы уроков. Нам очень жаль, что он не может продолжить учиться в своей школе, ему это очень нравилось. К счастью, моя жена имеет некоторые навыки преподавания, недавно она работала в школе, учила детей итальянскому, так что у нас есть план Б. Мы очень долго обсуждали это и в конце концов решили, что мы сможем с этим

Когда я учился в школе, я изучал русский. Сейчас я как первоклассник, складываю буквы в слова, но моя жена знает язык немного лучше. Я не беспокоюсь по этому поводу, ведь когда я приехал в Италию, я знал только несколько слов, которые я мог уловить из речи Рауля Лозано, а через четыре-пять месяцев я уже вполне сносно говорил по-итальянски.

справиться.

— А как обстоят дела с русским языком?
— Когда я учился в школе, я изучал русский. Сейчас я как первоклассник, складываю буквы в слова, но моя жена знает язык немного лучше. Я не беспокоюсь по этому поводу, ведь когда я приехал в Италию, я знал только несколько слов, которые я мог уловить из речи Рауля Лозано, а через четыре-пять месяцев я уже вполне сносно говорил по-итальянски. А так как сейчас некоторые основы русского заложены, мне будет проще, чем с итальянским.

— Связующий Симон Тишер рассказывал, что в России было трудно тренироваться, даже описал это как «пахал как зверь». Вы не боитесь таких тяжелых тренировок?
— Любой, кто подходит к своей работе профессионально, будет работать сколько может, пока не свалится с ног. Я не боюсь, что кто-то будет меня мучить, в моей новой команде весь тренерский штаб состоит из итальянцев. Де Джорджи – бывший тренер Себастьяна Свидерски — признанный специалист, который не позволит кому бы то ни было изнурять меня.
— Вы говорили с Бартошем Куреком о Москве?
— Нет, я не разговаривал с Бартеком, но я провел много времени с Лукашем Жигадло. Он дал мне некоторые инструкции по нахождению в Москве.

— И как нужно вести себя в Москве?
— Аккуратно. Здесь можно найти все, от самых незначительных до самых огромных вещей. Даже то, что неподалеку от нашего нового дома есть польская школа, говорит об этом. Лукаш только предупредил меня, чтобы я не надеялся водить в Москве машину, потому как пробки там просто гигантские. Мы посмотрели через интернет район, где он живет, и я думаю, мы выберем его. Это закрытый жилой комплекс, охраняемый 24 часа в сутки, и, что более важно, он находится в нескольких минутах езды от тренировочного зала.

— Что вы ждете от России?
— Россия пугает поляков. Но мой друг уверяет меня, что все это преувеличение, что русские не имеют никаких проблем с поляками, они отлично с ними ладят. Я уже очень хочу узнать эту новую культуру, интересно наконец приехать в Москву.

— Ваша новая команда, «Факел”, находится в Москве, но матчи играются в Сибири. Причиняет ли это неудобства?
— Лукаш говорил мне, что перелет из Москвы в Новый Уренгой на матчи занимает три с половиной часа. В Уренгое же нас ждут прекрасный зал, уютная гостиница и вкусная еда. Единственный, может быть, недостаток заключается в том, что мы тренируемся в одном зале, а играем в другом, но это не такая уж трагедия. В „Скре” мы также играли матчи Лиги чемпионов в “Атлас-арене», а тренировались в Белхатуве.

— Был ли финансовый аспект решающим в принятии этого решения?
— Должен признаться, было сложно не думать серьезно об этом предложении, ведь денежные условия говорили в пользу поездки в Россию. Мне уже не двадцать лет, и речь идет не только о деньгах. Я начал прокручивать все это у себя в голове: денег достаточно, чтобы обеспечить нам будущее, я же не всю жизнь буду играть. Но и помимо этого было достаточно аргументов в пользу переезда. Я буду играть в лучшей лиге, я буду работать с великолепными игроками и

Лукаш говорил мне, что перелет из Москвы в Новый Уренгой на матчи занимает три с половиной часа. В Уренгое же нас ждут прекрасный зал, уютная гостиница и вкусная еда. Единственный, может быть, недостаток заключается в том, что мы тренируемся в одном зале, а играем в другом, но это не такая уж трагедия.

тренерами. Кроме того, я осознал свои игровые амбиции, а не только желание заработать. Мой новый клуб хочет попасть в четверку лучших клубов Суперлиги, и я надеюсь, что смогу помочь свершиться этому. Мой агент заверил меня, что если я не уеду в Россию сейчас, то пожалею об этом, потому что никто не знает, сколько еще продлится волейбольный бум в России. И пока есть такая возможность, нужно ее использовать. Я выслушал все это и, думаю, сделал правильный выбор. В Суперлиге сильны по крайней мере восемь команд. Посмотрите на список клубов, которые боролись за выживание в ней, это само по себе впечатляет.

— Раньше вы боялись летать. Как вы переносите длительные перелеты сейчас?
— Да, я раньше боялся летать, но потом переборол этот страх. Какое-то время назад я объяснил себе, что летать безопаснее, чем, к примеру, ездить на машине. У меня не будет такой проблемы в России.

— Как вы оцениваете последние четыре года в «Скре”?
— Даже результаты показывают, что это были удачные годы. Я выиграл бронзовую и серебряную медали Лиги чемпионов, по два раза мы стали чемпионами Польши и обладателями Кубка Польши. Сейчас я восстановился после травмы, вернулся в национальную сборную, так что выбор клуба был правильным решением. Если это будет возможно, я бы хотел вернуться в „Скру” когда-нибудь.

— Национальная сборная уже начала тренироваться в Спале. Вы уже забыли провал на Олимпиаде в Лондоне?
— Когда речь идет о поражениях, мое отношение к этому таково: за все эти годы я понял, что чем быстрее об этом забыть, тем лучше. Нужно сделать из этого выводы, но не нужно зацикливаться на этом, иначе это съест тебя изнутри. Турнир в Лондоне мог бы пройти для нас лучше, но наша команда может достичь большего. Мы не сломаемся, мы так же будем бороться за всевозможные титулы.

Источник: Volleyballnews Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
29 мая 2017, понедельник
28 мая 2017, воскресенье
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Как сыграют сборные России в квалификации к ЧМ-2018?
Архив →