Все новости
Михал Винярски
Анастасия Монахова
Фото: sport.tvp.pl
Винярски: Россия не так страшна, как кажется
О переезде в Россию, изучении русского языка и воспоминаниях о "Скре” – в интервью с польским доигровщиком Михалом Винярски.
Волейбол / Международный волейбол

— Михал, что чувствовали ваши родственники, когда узнали о вашем решении переехать в Москву? Страх? Любопытство?
— Всего понемногу, Москва ведь абсолютно новое для нас место. Конечно же, был и страх, нас все-таки ждет новая культура, другой климат. Но мы уже уезжали из Польши – в Италию, и там мы узнавали все с нуля. Нам хотелось попробовать что-то новое и не жаловаться впоследствии, что не узнали раньше, что такое Россия. Кроме того, для меня это вызов в спортивном смысле. Когда я играл в Италии, серия А1 считалась лучшей в мире. Сейчас же лучшей считается Суперлига.

— Было ли сложно принять это решение?
— Да, потому что нас ждёт много трудностей и жертв. Если мы не сможем найти где-нибудь поблизости школу для нашего семилетнего сына, нам придётся учить его самостоятельно. Белхатувская школа пришлёт нам планы уроков. Нам очень жаль, что он не может продолжить учиться в своей школе, ему это очень нравилось. К счастью, моя жена имеет некоторые навыки преподавания, недавно она работала в школе, учила детей итальянскому, так что у нас есть план Б. Мы очень долго обсуждали это и в конце концов решили, что мы сможем с этим

Когда я учился в школе, я изучал русский. Сейчас я как первоклассник, складываю буквы в слова, но моя жена знает язык немного лучше. Я не беспокоюсь по этому поводу, ведь когда я приехал в Италию, я знал только несколько слов, которые я мог уловить из речи Рауля Лозано, а через четыре-пять месяцев я уже вполне сносно говорил по-итальянски.

справиться.

— А как обстоят дела с русским языком?
— Когда я учился в школе, я изучал русский. Сейчас я как первоклассник, складываю буквы в слова, но моя жена знает язык немного лучше. Я не беспокоюсь по этому поводу, ведь когда я приехал в Италию, я знал только несколько слов, которые я мог уловить из речи Рауля Лозано, а через четыре-пять месяцев я уже вполне сносно говорил по-итальянски. А так как сейчас некоторые основы русского заложены, мне будет проще, чем с итальянским.

— Связующий Симон Тишер рассказывал, что в России было трудно тренироваться, даже описал это как «пахал как зверь». Вы не боитесь таких тяжелых тренировок?
— Любой, кто подходит к своей работе профессионально, будет работать сколько может, пока не свалится с ног. Я не боюсь, что кто-то будет меня мучить, в моей новой команде весь тренерский штаб состоит из итальянцев. Де Джорджи – бывший тренер Себастьяна Свидерски — признанный специалист, который не позволит кому бы то ни было изнурять меня.
— Вы говорили с Бартошем Куреком о Москве?
— Нет, я не разговаривал с Бартеком, но я провел много времени с Лукашем Жигадло. Он дал мне некоторые инструкции по нахождению в Москве.

— И как нужно вести себя в Москве?
— Аккуратно. Здесь можно найти все, от самых незначительных до самых огромных вещей. Даже то, что неподалеку от нашего нового дома есть польская школа, говорит об этом. Лукаш только предупредил меня, чтобы я не надеялся водить в Москве машину, потому как пробки там просто гигантские. Мы посмотрели через интернет район, где он живет, и я думаю, мы выберем его. Это закрытый жилой комплекс, охраняемый 24 часа в сутки, и, что более важно, он находится в нескольких минутах езды от тренировочного зала.

— Что вы ждете от России?
— Россия пугает поляков. Но мой друг уверяет меня, что все это преувеличение, что русские не имеют никаких проблем с поляками, они отлично с ними ладят. Я уже очень хочу узнать эту новую культуру, интересно наконец приехать в Москву.

— Ваша новая команда, «Факел”, находится в Москве, но матчи играются в Сибири. Причиняет ли это неудобства?
— Лукаш говорил мне, что перелет из Москвы в Новый Уренгой на матчи занимает три с половиной часа. В Уренгое же нас ждут прекрасный зал, уютная гостиница и вкусная еда. Единственный, может быть, недостаток заключается в том, что мы тренируемся в одном зале, а играем в другом, но это не такая уж трагедия. В „Скре” мы также играли матчи Лиги чемпионов в “Атлас-арене», а тренировались в Белхатуве.

— Был ли финансовый аспект решающим в принятии этого решения?
— Должен признаться, было сложно не думать серьезно об этом предложении, ведь денежные условия говорили в пользу поездки в Россию. Мне уже не двадцать лет, и речь идет не только о деньгах. Я начал прокручивать все это у себя в голове: денег достаточно, чтобы обеспечить нам будущее, я же не всю жизнь буду играть. Но и помимо этого было достаточно аргументов в пользу переезда. Я буду играть в лучшей лиге, я буду работать с великолепными игроками и

Лукаш говорил мне, что перелет из Москвы в Новый Уренгой на матчи занимает три с половиной часа. В Уренгое же нас ждут прекрасный зал, уютная гостиница и вкусная еда. Единственный, может быть, недостаток заключается в том, что мы тренируемся в одном зале, а играем в другом, но это не такая уж трагедия.

тренерами. Кроме того, я осознал свои игровые амбиции, а не только желание заработать. Мой новый клуб хочет попасть в четверку лучших клубов Суперлиги, и я надеюсь, что смогу помочь свершиться этому. Мой агент заверил меня, что если я не уеду в Россию сейчас, то пожалею об этом, потому что никто не знает, сколько еще продлится волейбольный бум в России. И пока есть такая возможность, нужно ее использовать. Я выслушал все это и, думаю, сделал правильный выбор. В Суперлиге сильны по крайней мере восемь команд. Посмотрите на список клубов, которые боролись за выживание в ней, это само по себе впечатляет.

— Раньше вы боялись летать. Как вы переносите длительные перелеты сейчас?
— Да, я раньше боялся летать, но потом переборол этот страх. Какое-то время назад я объяснил себе, что летать безопаснее, чем, к примеру, ездить на машине. У меня не будет такой проблемы в России.

— Как вы оцениваете последние четыре года в «Скре”?
— Даже результаты показывают, что это были удачные годы. Я выиграл бронзовую и серебряную медали Лиги чемпионов, по два раза мы стали чемпионами Польши и обладателями Кубка Польши. Сейчас я восстановился после травмы, вернулся в национальную сборную, так что выбор клуба был правильным решением. Если это будет возможно, я бы хотел вернуться в „Скру” когда-нибудь.

— Национальная сборная уже начала тренироваться в Спале. Вы уже забыли провал на Олимпиаде в Лондоне?
— Когда речь идет о поражениях, мое отношение к этому таково: за все эти годы я понял, что чем быстрее об этом забыть, тем лучше. Нужно сделать из этого выводы, но не нужно зацикливаться на этом, иначе это съест тебя изнутри. Турнир в Лондоне мог бы пройти для нас лучше, но наша команда может достичь большего. Мы не сломаемся, мы так же будем бороться за всевозможные титулы.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент