Все новости
Вадим Хамутцких
Фото: Владимир Песня РИА "Новости"

Хамутцких: никого копировать не собираюсь

Свой первый матч в чемпионате России "Газпром-Югра" с тренером Вадимом Хамутцких проиграл 1:3.
Волейбол

Передав отчёт о матче, так обидно проигранном сургутянами, хотя и достойному сопернику — краснодарскому «Динамо», застал руководство газпромовской команды в клубном офисе за просмотром видеозаписи только что закончившейся встречи. Все — и генеральный директор Рафаэль Хабибуллин, и сам Хамутцких, и его опытный помощник Михаил Поздняков — смотрели за происходящим на экране почти без комментариев, лишь время от времени вставляли короткие реплики по какому-то эпизоду.

Разошлись поздно. А когда на следующий день Вадим, как и договаривались накануне, в полдень приехал на встречу, первый вопрос, который ему задал, к делу по большому счёту не относился.

— Как спалось?
— Нормально. Без сновидений. Вернулся домой, когда мои уже спали. Решил попить чайку, а заодно привести мысли в порядок. Но долго искал бумагу, чтобы кое-что из придуманного записать. И как всегда в таких случаях, под рукой не оказалось ни бумаги, ни ручки. Пришлось позаимствовать у дочери. Быстро набросал, чего должен сказать при первой встрече на завтрашней тренировке. Получилось 9 пунктов. Причём заранее определил для себя, что никакого разноса не будет.

— Ваше появление в Сургуте, да ещё в качестве главного тренера оказалось для всех неожиданным.
— По правде сказать, и для меня самого. Лежал себе дома в полдевятого утра, думал уже о рыбалке с ночёвкой, куда собирался отправиться по вечеру. И тут телефонный звонок. По номеру определил, что это от Любы — жены Леонидыча, то есть Миши Позднякова. Удивился, подумал, не случилось ли чего с самим. Но на другом конце оказался сам Леонидыч. И выпалил, как из пушки: «Поздравляю с новым назначением!». Я даже налетел на него: «Какое назначение? Спятил что ли?» Тот меня и огорошил. Решил, что умоюсь, кофе попью, перекурю и перезвоню. Набираю Позднякова: «Ну, выкладывай всё, как есть!» И услышал, что сидели они с Рафом (Хабибуллиным) после ухода Андрея Толочко, кумекали и на бумажке прикидывали свободных, незаигранных специалистов. Но так никого и не выбрали. А ночью Леонидычу приснился я. Вот ведь как бывает! На следующий день Поздняков и пришёл с этой идеей к Хабибуллину. Тот же, как человек эмоциональный и враз осмысливающий ситуацию, моментально завёлся — идея ему понравилась. «Так что звони Рафу прямо сейчас». Но я решил взять короткую паузу, чтобы всё осмыслить, посоветоваться с женой, с матушкой. Ровно через два дня Рафаэль Талгатович позвонил сам и разъяснил, что готов предложить мне должность главного тренера с правом выходить на площадку, если ситуация будет требовать. А ведь именно об этом я и мечтал больше всего.

— Помните, год назад вы признавались: «Не было бы желания и стремления выходить на площадку, давно бы плюнул и занялся чем-нибудь другим». А тут — на тебе: и работай, да ещё и играй. И как события развивались дальше?
— Всё произошло быстро. Благо в то время летали прямые самолёты Белгород — Сургут. В понедельник был уже там. Около 9 вечера в ресторане обговорили при свидетелях все вопросы, главный из которых, что я получал полную самостоятельность в своих действиях. На следующий день в офисе подписали все необходимые документы. У меня было только одно условие: съездить отдохнуть на неделю в Турцию, тем более что путёвки были куплены.

— Выходит, в прошлый раз вы на рыбалку не попали. А ведь не раз говорили, что, когда закончите играть, займётесь любимым делом, после волейбола, конечно. Ну всю-то жизнь на рыбалку не наездишься? Наверняка же в душе хотелось работать тренером, причём в серьёзном клубе?
— Отвечу так: конечно, мечтал возглавить какую-то команду. Но сам себя никогда бы предлагать не стал. Посему, когда произошло так, как сейчас, воспринял с энтузиазмом.

— Как вы вообще относитесь к возникшей в последнее время ситуации, когда не только вчерашние, а сегодняшние игроки приглашаются на посты главных тренеров? Примеров-то предостаточно. Туомас Саммелвуо вернулся из Новосибирска и встал во главе сборной Суоми. Испанец Мигель Фаласка ещё когда год назад играл за «Урал», узнал, что его назначили руководить польским клубом, в котором он провёл несколько сезонов до приезда в Уфу. Француз Стефан Антига ещё выступает за другой польский клуб «Скра», а уже назначен главным в национальную сборную красно-белых. Тот же ваш партнёр по сборной Константин Ушаков стал помощником главного в женской сборной России.
— Я бы добавил сюда и Андрея Воронкова — мы ведь все примерно одного возраста. Может быть, волейбольные мужи решили внести молодую кровь в тренерское сообщество, в котором в последнее время случился перебор итальянских специалистов в разных сборных и клубах. Причём обратите внимание, что финн встал во главе своей сборной. А Фаласка и Антига прожили в Польше долгие годы. И за восемь годов в польском клубе тот же Антига стал уже своим в этой стране. А знаете кого он позвал себе в помощники? Своего бывшего тренера по французской сборной Филиппа Блэна. И ещё очень важная деталь: во главе команд встали люди с хорошим знанием языка той страны. К нам же большей частью приезжали и продолжают приезжать тренеры, русским не владеющие. Я уж не говорю, что они пытались учить нас прописным истинам. Тот же Даниэле Баньоли объявил, что российские игроки не умеют пасовать, подавать и принимать, и решил их научить этому. Глупость же очевидная!

— Я бы отметил ещё одну деталь: каждый из главных подобрал себе помощников, под руководством которых успел поработать, а значит, может на них положиться. У вас такой же ассистент?
— Леонидыч?

— Да, Михаил Леонидович Поздняков.
— Ничуть не сомневаюсь в его компетентности. Во-первых, он белгородец, как и я, но уже давно работает в Сургуте и знает всю местную кухню. Прекрасно осведомлён о ситуации в молодёжном волейболе России. Даже я у него потренироваться успел. А потом оба мы отходчивые, и в конце концов всегда находим понимание.

— Как долго вы ещё готовы выходить на площадку в качестве игрока?
— Но вы же сами привели мои слова в начале нашего разговора. Ну я вот вышел в первом матче чемпионата — и ничего не испортил. Как только смогу подготовить себе замену — сейчас работаю с двумя молодыми ребятами, которые пока не готовы выступать на высшем уровне, — без вопросов уступлю место кому-то из них.

— Какой из результатов первого тура удивил более всего?
— Прежде всего проигрыш «Губернии». То ли «сборники» ещё не опустились на грешную землю, то ли произошла какая-то недооценка соперника. А ведь Пермь — команда непростая.

— Любопытно узнать, нет ли у вас в «загашнике» какой-то тренерской задумки, которую хотелось бы осуществить? И это при том, что волейбол игра консервативная и придумать что-то новое в ней практически невозможно.
— Изобретать велосипед бессмысленно, а вот усовершенствовать его можно. Но при одном условии: ни в коем случае нельзя коренным образом менять правила. Я понимаю, что вернуться к волейболу 20-летней давности нереально: имею в виду правила перехода подачи. Не вижу логики, когда разрешили касание мячом сетки при подаче. А вы не обратили внимание, что подача в прыжке отошла на второй план?

— Конечно обратил. Ей мало пользовались во время последнего чемпионата мира для игроков до 23 лет.
— А знаете почему? Потому что люди разучились принимать «планер», и он стал грозным оружием. А ещё у меня есть одна задумка сыграть тренировочный матч по старым правилам с переходом подачи до 15 очков и без либеро, чтобы игроки первого темпа почувствовали, что такое настоящая нагрузка. Нисколько не сомневаюсь, что уже после первой партии кое-кто взвоет и попросит замены или перерыва.

— За долгую волейбольную карьеру вы успели поиграть под руководством различных тренеров. Кто-то из них является для вас примером?
— Никому не собираюсь подражать, никого не хочу копировать. Хочу оставаться самим собой, каким был и игроком. Получится у меня или нет — время покажет. Ничего не собираюсь менять в своих взглядах, своём видении жизни. Понимаю, что тренер — не игрок. Но хочу, как бы это лучше выразиться, быть для игроков больше товарищем и партнёром, чем надсмотрщиком: меня не волнует, чем они занимаются вне зала, главное, чтобы это не мешало работе. И знаете, что меня больше всего радует: волейболистов после тренировки приходится в прямом смысле выгонять из зала — они хотят продолжать занятие самостоятельно. Ладно бы речь шла о новичках клуба, которых предостаточно, причём они либо раньше сидели на «банке», либо вообще выступали в вышке «А». Так тот же Алекс — Тодор Алексиев — после сборной приехал и поделился радостной вестью, что начал подавать в прыжке. И попросил, чтобы я разрешил ему больше времени уделять именно силовой подаче. И на тренировке всё было в лучшем виде, а с Краснодаром я даже не понял, что произошло — звёзды не так встали? Мне ребята эти болгарские очень нравятся. Им не надо по несколько раз повторять одно и то же, они понимают с полуслова, что я от них требую. Вот только во вчерашнем матче показалось, что Антипкин мало загружал Алекса. Может, это и стало одной из причин неудачи. Хотя, конечно, 21 ошибка при подаче без единого выигранного эйсом очка, такое даже представить невозможно.

— На Кубке ваша команда выступила здорово — пробилась в «Финал шести».
— Это пока наша первая серьёзная победа. На Кубке мне никто не мешал — и мы цели достигли. Понравилось, что Рафаэль Талгатович не вмешивался в мою работу, как мы и договаривались. Вот если у меня не будет получаться, тогда да, руководитель вправе принимать меры. Но пока-то всё вроде складывается неплохо.

Комментарии (0)
Партнерский контент