Владимир Алекно
Фото: РИА Новости
Текст: Лев Россошик

Алекно: пора забыть про Бразилию

Тренер-победитель Олимпийских игр и чемпионата России поделился размышлениями о современном волейболе.
7 октября 2014, вторник. 20:00. Волейбол
«Мне всё-таки кажется, что это зависит от человека, от его возможностей и способностей — одному дано руководить сборной какой-то конкретный срок, а другой готов заниматься с такой командой безо всяких временных ограничений».
— Как здоровье, Владимир Романович? Прижились ли металлические детали в вашем организме?
— А я ожидал от вас услышать комплимент.

— Извините, вы действительно выглядите здорово.
— Вот это другое дело. За лето похудел на 10 килограммов. Благодаря спортивным нагрузкам: много ходил, по возможности занимался на тренажёрах. Всё это стало возможным как раз благодаря той самой операции, которую я перенёс перед Олимпиадой в Лондоне. Эти два импланта — четыре винта в позвоночнике — так и останутся со мной до конца жизни. Прошёл обследование, врачи сказали, что всё нормально, никаких отклонений нет. У меня ведь и в колене есть пара таких винтиков, мне их поставили во Франции, когда я ещё играл за «Канны» ровно 20 лет назад.

— За два года, прошедших после лондонских Игр, не пересматривали финальный матч?
— Нет. Даже объяснить почему как-то сложно. Просто так смотреть, как какой-то фильм, мне бы не хотелось. А разбирать детально тем более: концовка того матча, вы же помните, никак не походила на его начало. А первые сеты мне даже и вспоминать не хочется, не то что пересматривать. Минувшим летом, когда встретились с Серёжей Тетюхиным в Испании, как-то разговор коснулся лондонского финала. Он мне и сказал, что друзья всё-таки уговорили его, и 12 августа они собирались устроить общий просмотр. Не знаю, действительно ли сделали это.

— А я читал, кажется, в интервью Тараса Хтея, что они посмотрели видеозапись «золотого» матча.
— Смотрели? Ну и хорошо. А я не могу. Как обывателю мне это делать не хотелось бы, а как профессионалу… Нет, пока ещё не созрел.

— Сколько времени на сей раз удалось провести без волейбола?
— Пожалуй, впервые за многие годы целых 25 дней был в отрыве от мяча. До этого рекорд у меня был целых 7 дней, и я считал тогда, что замечательно отдохнул.

— В недавнем разговоре с выдающимся аргентинцем Хулио Веласко услышал от него, что в идеале тренер во главе национальной команды должен работать один олимпийский цикл, но уж точно не больше двух.
— Я читал это интервью.

«Каким бы великим тренером ты ни был, результат-то делают игроки. А вот если их нет или нет с ними контакта, тогда и о высоком месте говорить бесполезно».
— Вам же во главе сборной ни разу не пришлось отработать даже один четырёхлетний период.
— Именно так. Вначале мне пришлось взять сборную перед Пекином после Зорана Гайича, потом перед Лондоном после Даниэле Баньоли. И оба раза всё происходило в пожарном порядке, и я не имел права на ошибку. Каждый раз надо было занимать высокое место на чемпионате Европы, чтобы попасть на Кубок мира, где и проходил главный олимпийский отбор. Тут вот ведь какая вещь. Что в сборной, что в клубе, где я работаю, требования высочайшие, и там, и там второе место расценивается как провал. И по мне даже проведённые два года со сборной это постоянный стресс. А вот бразилец Бернардиньо, хотя ведь он тоже не освобождённый тренер, в клубе тоже работает, — просто-напросто марафонец… Так что однозначно ответить на ваш вопрос, наверное, не смогу.

Мне всё-таки кажется, что это зависит от человека, от его возможностей и способностей — одному дано руководить сборной какой-то конкретный срок, а другой готов заниматься с такой командой безо всяких временных ограничений. Всё индивидуально. Тут вот ещё что важно. Чтобы сам тренер чувствовал, готовы ли за ним идти игроки. Если да, то не важно, год он отработал или пять, а если ты, как бы лучше выразиться, тренер-назначенец, который не чувствует контакта с волейболистами, то, может, вообще не надо браться за такую ответственную работу.

— Есть ли объяснение тому, что на чемпионате Европы в прошлом году на первых ролях оказались сборные России, Италии и Сербии, а на мировом первенстве этого года команды Польши, Германии и Франции, которые год назад не дошли до полуфиналов?
— Под высокие места французов или иранцев в последнее время я ещё могу найти объяснение. Даже победа поляков в определённой степени имеет под собой основание. Или провал Италии — он был предсказуем, особенно после травмы Ивана Зайцева. Ведь каким бы великим тренером ты ни был, результат-то делают игроки. А вот если их нет или нет с ними контакта, тогда и о высоком месте говорить бесполезно. Все тренерские придумки, тактические схемы (у меня куча папок с ними лежит) — это 5, может быть, 7 процентов успеха, не больше. Поэтому в ближайшие два года Франция и Иран опаснее всех прочих. А то что в спорте никакой логики нет и быть не может, ясно всем, кроме, может быть, отдельных ваших коллег. Поэтому немцы и завоевали бронзу на мировом чемпионате: прежде всего благодаря жеребьёвке, случайности, но уж точно не логике.

«В последние годы мы просто зациклились на этой Бразилии. Но игра этой сборной уже далека от реального уровня современного волейбола».
— Вот вы упомянули поляков. А я вспоминаю наш разговор в Новогорске перед самым отъездом в Лондон два года назад, когда они выиграли Мировую лигу. И по всей Польше стоял такой звон, будто не в Мировой лиге они победили, а стали олимпийскими чемпионами. И вы сказали тогда, что в Лондоне их ждёт полный провал. Так и произошло. А в чём всё-таки залог сегодняшнего успеха сборной Польши: в зрительской поддержке, в правильной и системной подготовительной работе, в нестандартных тренерских решениях?
— Тут два решающих момента сработали. Прежде всего это публика, зал. Стефану Антига совершенно не требовалось настраивать своих подопечных — зрители заряжали игроков адреналином так, как это невозможно сделать тренеру. И второе — роль тренерского штаба. Не конкретно главного, а всего штаба. Было видно, что многие из тех, кто при прежних итальянских тренерах находились в отказе, теперь получили возможность доказать ошибочность прежних руководителей.

Не верю в такую уж гениальность Антига, вчерашнего игрока, враз ставшего большим тренером, и не для него играли волейболисты, которых раньше к сборной не подпускали, но с французом, много лет поигравшим в Польше, эти волейболисты чувствовали себя комфортно. Было заметно, что порой в перерыве Стефан не знал, что им сказать. Но подбор исполнителей, порой корявых по-волейбольному, возьмите того же пасующего Джизгу, которому всего-то 23 года, и среди которых не нашлось места тому же Куреку, считавшемуся незаменимым при прежних руководителях, — величайшая заслуга всего тренерского штаба. Так что с поляками в ближайшие годы тоже надо считаться.

— А мне всё-таки кажется, что поляки — это калифы на час.
— Готов присоединиться и к вашему мнению. Мне тоже думается, что на Кубке мира будущего года они ничего не покажут. Но, повторяю, это молодая команда, в которой может вырасти в нового лидера их доигровщик Мика, блестяще проведший финальный матч. В любом случае сбрасывать географических соседей со счетов в ближайшие годы нельзя.

— Может быть, наблюдая за матчами чемпионата мира, вы заметили какие-то новые тенденции в современном волейболе? Вас ничего не удивило?
— Абсолютно ничего. Скажу больше, даже огорчился, наблюдая за уровнем показанной командами игры: полагаю даже, что идёт какое-то отступление или как минимум стояние на месте. Та же Бразилия в сегодняшнем составе и с такой игрой не должна была дойти до финала. Пока её место в четвёрке, но не в решающем матче.

— Вы просто стали отвечать на заготовленный мною следующий вопрос про Бразилию. Понял уже, что вы согласны — если бы эта бразильская команда победила, сей факт оказался бы плачевным для современного волейбола.
— Всё дело в том, что в последние годы мы просто зациклились на этой Бразилии. Но игра этой сборной уже далека от реального уровня современного волейбола. И вышеперечисленные мной команды — Иран, Франция, Польша — в ближайшей перспективе более опасны, чем Бразилия.

— Два слова про сегодняшнюю ситуацию в «Зените». Такое впечатление, что вы начинаете строить новую команду.
— Вынужден был пойти на рискованный шаг и «пожертвовать» организацией игры в пользу атаки: впервые за многие годы доверил важнейшую позицию пасующего волейболистам, прежде ничего не выигрывавшим.

— Но вам не впервой рисковать. Такое уже случалось. И не раз. Остаётся пожелать вам удачи.
— Спасибо. Она всегда нам необходима.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →