О русских в Италии и наоборот
Фото: www.legavolley.it
Текст: «Чемпионат»

Россия — Италия: хитросплетения дружбы

В составе «Пьяченцы», соперника «Зенита», — Алексей Остапенко. Вспоминаем годы, когда наших в Италии было в разы больше, чем сейчас.
19 февраля 2015, четверг. 13:45. Волейбол
Отчёт о матче «Пьяченца» – «Зенит»

Когда-то давно, когда деревья были большими, итальянская волейбольная лига считалась сильнейшей. И играть в ней почитали за честь и признание лучшие игроки со всего мира. Всё на волейбольных Апеннинах продумывалось чётко и грамотно: здесь тебе и телевидение, и реклама, и менеджмент, и инфраструктура. Да и в финансовом плане итальянцы были более стабильны, чем другие сильные чемпионаты. Кто только не играл в Серии А1: сами итальянцы, конечно, россыпь французов и американцев, ворох беглых кубинцев, десятки лучших волейболистов из Восточной Европы — поляки, болгары, чехи, русские… Итальянская лига, как заботливая наседка, принимала под своё крылышко всех, с маленькой оговоркой: ты должен быть лучшим.

Первым, еще до Сеула, решился на отъезд Вячеслав Зайцев в уже почтенном для профессионального спортсмена возрасте — 35 лет, и уехал великий связующий… в серию А2.
Качественный скачок в развитии итальянского волейбола случился на рубеже 80-х и 90-х годов ХХ века, когда загорелась звезда национальной команды, а клубы Италии начали бороться за господство в Европе с советскими командами и другими коллективами Восточной Европы. И хотя первый Кубок чемпионов для Италии завоевал «Торино» в 1980 году, а продолжила начинание в 1984-м «Парма», это считалось чистой случайностью. Закономерности начались после Олимпийских игр в Сеуле: перестроечная оттепель и необходимость зарабатывать отправила в Италию целый ряд ведущих советских игроков. Многие из которых позже связали свою жизнь с Апеннинами, несмотря на то что огромная и суровая родина продолжала звать их назад.

Зайцев, Панченко и все-все-все


Откроем список игроков сборной Советского Союза, взявших в Сеуле серебряные медали Олимпийских игр. Вячеслав Зайцев, Юрий Панченко, Юрий Сапега, Юрий Чередник, Андрей Кузнецов… Все сильнейшие игроки, в том числе и сборной ещё СССР, за редчайшим исключением в итоге уехали играть в итальянский чемпионат, и у каждого из этой команды была на то своя причина.

Первым, ещё до Сеула, решился на отъезд Вячеслав Зайцев в уже почтенном для профессионального спортсмена возрасте — 35 лет, и уехал великий связующий… в Серию А2. За пять лет в Италии Вячеслав Алексеевич играл в трёх клубах второй лиги и каждый из них выводил в элиту. К слову, в конце 80-х начале 90-х большинство советских звёзд уезжало именно в Серию А2, их и набирали с условием: помочь вывести команду в сильнейший итальянский дивизион. Дольше всех, на семь лет, задержался в А2 Александр Яременко, ныне второй человек в сегодняшней отечественной волейбольной иерархии. Не обошёл Апеннины и президент ВФВ Станислав Шевченко, но задержался там ненадолго.
Вячеслав Зайцев

Вячеслав Зайцев


Одно из немногих исключений, Руслан Олихвер, на тот момент едва ли не сильнейший блокирующий мира, поехал сразу в элитную серию и отыграл два сезона за «Лацио» и «Модену», после чего решился на отъезд в совсем уж экзотическую тогда Бразилию. Кстати, потом вернулся и ещё сезон провёл на итальянской земле, в составе «Кунео», после чего жаркая Бразилия снова позвала россиянина.

Окончание истории Зайцева знают все: великий связующий вернулся в Россию уже тренером, а его сын стал игроком итальянской национальной сборной и в данный момент является игроком российского клуба. Ох уж эта затейница-судьба: и отец, и сын Зайцевы ехали в сильнейшие клубные чемпионаты мира. Вячеслав Алексеевич — в Италию из Союза, Иван Вячеславович — из Италии в Россию. Но это другая история, конечно, хотя в нашем с вами спорте нет не связанных между собой вещей.

Вслед за аксакалом потянулись остальные: кто-то по настоятельному совету «партии», кто-то по собственной инициативе или договорённости с отечественным клубом. Карьера Юрия Панченко закончилась в Италии, и именно там в нём рассмотрели тренерский талант. 35-летний Панченко, получивший тяжёлую травму и вынужденный попрощаться с карьерой игрока, вернулся из Форли в Равенну и начал всё заново, но уже в качестве тренера. Вот что вспоминает об этом сам Юрий Петрович: «Первое моё желание — вернуться в Россию и спокойно искать работу дома. Но неожиданно поступило предложение от моей первой команды в Италии “Равенны”, меня пригласили работать с местными детьми. Мой друг-поляк Александр Скиба, ныне, к сожалению, покойный, был ответственен за весь детско-юношеский волейбол в клубе. Он мне позвонил и говорит: „Приезжай, будешь помогать мне с пацанами“. Я подумал: „Давно в Италии, с языком всё в порядке, ребёнок в школу пошёл, попробую!“. Приехал, и мне дали команду 14-летних мальчишек, которые только-только начинали постигать азы игры. И затянуло, я остался там на много лет и очень благодарен тем людям, которые поверили в меня как в тренера. Именно в “Равенне” я увидел со стороны, как это всё непросто, и думаю, мне помогло именно то, что начал работать именно с детьми, а потом постепенно переходил на взрослых. Мне кажется, это самый правильный переход».

Италия забрала у России в частности и мирового волейбола в целом первого капитана сборной «трёхцветных» Андрея Кузнецова. К сожалению, эти слова необходимо воспринимать буквально — жизнь лидера сборной России начала 90-х оборвалась в автокатастрофе под Новый год, 30 декабря 1994 года. Был такой парень, его именем названы призы лучшему игроку российского чемпионата и самому результативному игроку итальянского, которые вручают по итогам каждого сезона. Между тем, подрастающее поколение волейболистов и юных болельщиков о том, кто такой Кузнецов, знает смутно. А он был, и забывать о нём нельзя.

Ярослав Антонов, один из первых волейболистов в СССР, начавших исполнять подачу в прыжке, уехал в итальянский чемпионат после европейского первенства, победного для сборной Союза. Антонов, в отличие от большинства советских игроков, отправился в команду, имевшую на сезон-1991/92 большие планы в серии А1.

Юрий Чередник, на тот момент диагональный, задержался в Италии на долгих 12 лет, большую часть из них отдал клубу из Мачераты, стал лучшим игроком итальянского чемпионата.

Однако, как и большинство своих соотечественников, заканчивать карьеру уехал домой. Ни о чём не жалеет, и, как большинство «итальянцев», начал тренировать. Что-то было в этой лиге, наверное. Менталитет им там другой вживляли, что ли? Кстати, это не шутка — советско-российская действительность и спокойная жизнь в обеспеченной Италии, где можно обращать внимание на многие вещи, кроме игр и тренировок, возможно, действительно влияли на изменение мировоззрения, взглядов на многие вещи и любознательность напополам с желанием учиться. Разница в тренерских подходах, тренировочном процессе и интенсивности занятий, уловках, хитростях и приёмах, и, конечно, статистике и аналитике, которым в итальянском волейболе многое подчинено. Зайцев, Панченко, Чередник, Лосев, Сапега, Антонов — все они выбрали для себя тренерскую стезю.
Юрий Сапега и Андрей Кузнецов
Фото: www.legavolley.it

Юрий Сапега и Андрей Кузнецов


Сапега и его идеи


Где бы ни был Юрий Сапега, он всегда и везде значился заводилой, атаманом и вожаком. На площадке ли, выполняя роль блокирующего, на тренерском ли мостике в Италии или России, или в качестве спортивного функционера. Сапега был и остаётся единственным русским, работавшим в итальянской серии А1 в качестве главного тренера — его командой была «Петрарка» из Падуи, за которую он поначалу играл. Звёзд с неба коллектив из Падуи не хватал, но в плей-офф всегда пробивался железно, год за годом.

Деятельной натуре Сапеги оказалось мало тренерской работы, ему хотелось большего, ему мечталось сделать волейбол в своей стране привлекательным как для болельщиков, так и для рекламодателей и спонсоров. Ему принадлежит идея реорганизации системы проведения всероссийских соревнований, он добивался строительства специализированных тренировочных центров. Он очень рано ушёл из жизни, на 41-м году, не успев реализовать огромное количество задумок, многие из которых были подсмотрены в Италии и которые Юрий Николаевич мечтал подогнать под российскую действительность. Знаменитый Волейград, о котором знают все, кто так или иначе связан с волейболом, назван именем Юрия Сапеги.

Дмитрий Фомин и его рекорды


Один из лучших нападающих своего времени Дмитрий Фомин уехал в Италию сразу после развала Советского Союза, а в Россию вернулся только через 10 лет. Из чемпионского московского
Между тем, подрастающее поколение волейболистов и юных болельщиков о том, кто такой Кузнецов, знает смутно. А он был, и забывать о нем нельзя.
ЦСКА Фомин рванул в “Равенну”, где когда-то играл Юрий Панченко и тащил на себе команду фактически в одиночку. Сейчас в это трудно поверить, но «Равенна» с Сарторетти и Боволентой в составе тогда считалась очень средним коллективом, а главными звёздами в ней были как раз Фомин и Андреа Гардини, здоровенный блокирующий, столп итальянской сборной. На самом деле всё легко объяснимо — и Андреа Сарторетти, и Вигор Боволента на тот момент только-только начинали заявлять о себе. «Равенна» крепла, её показатели росли, и итоговые строчки в турнирной таблице поднимались выше, а Фомин регулярно был если не самым результативным игроком итальянского чемпионата, то одним из них. Однако за четыре сезона Фомину и его команде ни разу не удавалось забраться выше четвёртого места. После перехода в «Сислей» из Тревизо в 1997 году к доблестному нападающему пришли и титулы. Лучший игрок чемпионата Италии трижды и трижды чемпион! В 2002 году роман Фомина с Апеннинами закончился, и он… улетел в Японию, после чего, как все, вернулся в Россию.

Вторая волна. Конец 90-х


Вторая волна отъездов российских игроков в итальянский чемпионат была не менее мощной как по количеству, так и по качеству. Лучшие отечественные рыцари сетки и мяча по праву занимали свои места в сильнейшем клубном чемпионате мира. На Апеннинах ещё оставались Дмитрий Фомин, Валерий Горюшев, Павел Шишкин, Илья Савельев и Юрий Чередник, а в сезоне 1996/97 к ним присоединился Евгений Митьков. Он помогал команде «Карипарма» выходить в Серию А1, после чего оказался в Модене — в качестве доигровщика. А вот последующие четыре сезона в «Боссини Монтикьяри» один из первых российских волейбольных защитников провёл как раз в майке либеро.

Спустя год, в 1998-м, к уже имеющейся на Апеннинах «российской волейбольной диаспоре» присоединился Алексей Казаков. Пять сезонов доблестный российский блокирующий провёл в Модене, бок о бок с Басом ван де Гором и Андреа Джани. Приехавший в Италию на сезон позже Роман Яковлев год провёл в составе аутсайдера серии А1 «Космогаз Форли», где стал, конечно, главной звездой команды и её основным забивалой, за что и удостоился приза от La Gazzetta dello Sport — титула лучшего игрока чемпионата. После Олимпийских игр в Сиднее Яковлев присоединился к Казакову в Модене. Там вообще собралась очень приличная банда: Джани, Яковлев, Казаков, Болл, Данте… Эти парни в итоге выиграли чемпионат, правда, произошло это только в сезоне-2001/02, а Роман в одном из матчей набрал 41 очко.

Одновременно с Яковлевым в Италию приехали Станислав Динейкин и Сергей Тетюхин. Выступали Динейкин и Тетюхин за «Скай Воллей Максиконо» из Пармы, а третьим в их русско-пармской компании был Илья Савельев, уже заканчивающий свой итальянский вояж, длившийся с 1994 года. Взаимная любовь у сильнейшего на тот момент чемпионата и одного из лучших волейболистов мира запросто могла бы получиться, не угоди Тетюхин с Яковлевым в автокатастрофу вскоре после Олимпийских игр 2000 года. Для Романа всё обошлось парой сломанных ребер и лёгким испугом, через пару месяцев он встал в строй, а Сергея пришлось буквально собирать по кусочкам, вживлять в кости металлические конструкции… Тетюхин восстанавливался почти весь сезон, сыграл четвертьфинальную серию плей-офф (кстати, против команды Яковлева и Казакова) и вернулся в Белгород. «Итальянская эра» карьеры Станислава Динейкина, как и для Романа Яковлева, сложилась наилучшим образом. Отыграв три сезона в Парме, диагональный отправился в один из лучших клубов Европы, «Сислей» из Тревизо, где провёл ещё три не самых плохих года.

Первопроходцем среди всех стал помогавший еще Сапеге в “Падуе” Серджо Бузато, работавший в России с 1999 года в клубах и сборных при отечественных тренерах, ее возглавлявших — при Геннадии Шипулине, Владимире Алекно и Андрее Воронкове.
Ситуация в российском чемпионате постепенно менялась к лучшему. Да и тоску по родине, несмотря на стабильную и спокойную европейскую жизнь, никто не отменял. Волейболисты потянулись назад, в Россию — благо волейбольная Суперлига уже могла предложить лучшим игрокам достойные контракты и какую-то инфраструктуру. С середины двухтысячных россияне вообще редко уезжали играть за рубеж. Можно вспомнить, пожалуй, лишь японские гастроли Павла Абрамова и Ильи Савельева, один год того же Абрамова в Польше (2009/10) да сезон 2010/11 Юрия Бережко и Александра Волкова всё в той же Италии. Командой Бережко была… да-да, «Модена». А вот Волков отправился в «Кунео» с мечтой о победе в Лиге чемпионов, которую ему никак не удавалось взять в составе московского «Динамо». Печальной иронией судьбы стало то, что в четвертьфинале розыгрыша главного европейского трофея в сезоне-2010/11 «Кунео» Александра Волкова проиграло не кому-нибудь, а «Динамо».

Сейчас в итальянской Суперлиге, а с этого сезона Серия А1 именуется теперь именно так, играют два российских волейболиста. Алексей Остапенко в межсезонье покинул нижегородскую «Губернию» и теперь защищает цвета серебряного призёра чемпионата Италии, команды «Копра Элиор» из Пьяченцы. А доигровщик Максим Ботин, покинувший в конце 2014 года уфимский «Урал» отныне — игрок «Веро Воллей» из Монцы. Правда, на площадке Максим появляется не столь часто, как хотелось бы.
Юрий Бережко

Юрий Бережко


Итальянцы в российском чемпионате


А что же итальянцы? В конце концов взаимовыгодная дружба должна быть в обе стороны. Но вот игроков для российского чемпионата Апеннины поставили Суперлиге немного. Собственно, этих парней можно пересчитать по пальцам. На ум сразу приходит итальянский первопроходец Матей Чернич, приехавший играть в новоуренгойский «Факел» и сходу выигравший с ним Кубок ЕКВ в 2007 году. Сейчас в России проводит свой первый сезон Иван Зайцев в составе московского «Динамо» и второй — Драган Травица в «Белогорье».

Не густо.

А вот если посмотреть на число итальянских тренеров, работавших в России, то всё становится на свои места. Даниэле Баньоли, Анджолино Фригони, Фердинандо де Джорджи, Роберто Сантилли — это только главные. Сейчас «мода» на итальянских наставников прошла, однако в помощниках у российских тренеров много выходцев с Апеннин. Андрею Воронкову не первый год помогает Клаудио Рифелли, Владимиру Алекно — Томаззо Тотоло, Пламену Константинову до недавнего времени ассистировал Алессандро Пироли, много лет работали в России тренеры по ОФП — Себастьяно Киттолини, Никола Джиолито. Статистика в ее современном восприятии пришла в российский волейбол именно от итальянских тренеров, и без статистических выкладок уже мало кто воспринимает игру, даже болельщики. А первопроходцем среди всех стал помогавший ещё Сапеге в “Падуе” Серджо Бузато, работавший в России с 1999 года в клубах и сборных при отечественных тренерах, ее возглавлявших — при Геннадии Шипулине, Владимире Алекно и Андрее Воронкове.

Словом, отношения у российского и итальянского волейбола получились… многогранные. Со своими подводными течениями и камнями, со своими выгодами и интересами. Свой опыт, новый взгляд на игру из Италии привезли многие российские волейболисты, поигравшие на Апеннинах. Многое узнали о России и итальянцы, которым довелось поработать в нашей стране. Вот только понять друг друга до конца ни русские, ни итальянцы, наверное, никогда не смогут.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 24
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →