Ксения Ильченко
Фото: РИА Новости
Текст: Антон Соломин

Ильченко: не стать волейболисткой я не могла

Ксения Ильченко — о новой для себя роли игрока сборной России и о том, почему дочь олимпийской чемпионки не могла выбрать иной путь.
16 июля 2015, четверг. 11:30. Волейбол
Расписание сборной России в Гран-при
Воспитанница екатеринбургского волейбола Ксения Ильченко впервые серьёзно заявила о себе на взрослом уровне лишь в сезоне-2014/15, внеся весомый вклад в завоевание «Уралочкой» бронзовых медалей чемпионата России. В национальной команде она дебютировала меньше месяца назад на Кубке Ельцина. Но уже прошла настоящее боевое крещение, когда поучаствовала в переломе неудачно складывавшегося поединка Гран-при с Сербией (3:2). Впрочем, о той калининградской игре, во многом определяющей в борьбе за путёвку в «Финал шести», у Ильченко остались и негативные впечатления.

— Начался-то матч для меня ужасно! — вспоминает доигровщица. — Несколько раз упустила приём, и тренер меня заменил. Уходя с площадки, думала, что могу на неё уже не вернуться. Вообще рассчитывала, что победим сербок легче — хотя бы в четырёх партиях. Но сразу что-то пошло не так. Каждый игрок был словно сам по себе. А в концовке мы наконец сплотились, стали бороться за каждый мяч, отрабатывать за себя и друг за друга. И игра пошла.

— Каково отправиться на скамейку после неудачного отрезка, потом вернуться и внести перелом? Для этого у 20-летней девушки должны быть абсолютно стальные нервы. Как удалось не перегореть?
— Не знаю! В том-то и дело.

— Может, сказались гены вашей мамы — олимпийской чемпионки Сеула?
— Наверное (смеётся). Вообще, когда меня заменили, я стояла в углу площадки и едва ли не ревела. Думала, что всё плохо, что я не удержала приём, подвела команду. А когда вышла снова — единственной мыслью было: «Только бы больше не ошибаться, только бы принимать правильно». И вроде бы получилось.

— Уже пришло осознание того, что вы игрок первой команды страны?
— Прийти-то пришло, но до сих пор привыкаю. В сборной другая техника, другая система. Многое устроено иначе, и пока не всегда понимаю, что как устроено и куда бежать (улыбается).

— Но, наверное, после такого требовательного клубного тренера, как Николай Карполь, перестраиваться на национальную команду легче?
— Каждый тренер по-своему требователен. Так что не рассчитывала, что будет легко.

— Карполь дал вам какое-то напутствие, отправляя в сборную?
— Да. Сказал, что главное — держать приём. Это основное, что Николай Васильевич от меня требует. Плюс защита.

— Как приняла вас команда? Уже влились в коллектив?
— Да, общаться с партнёршами легко — в команде все свои. Все ведь друг друга знаем, так что общаемся нормально.

— Был ли у дочери олимпийской чемпионки по волейболу шанс стать кем-то ещё, кроме волейболистки?
— Когда мама выступала за турецкий «Экзачибаши», я постоянно присутствовала у неё на тренировках. Волейболом тогда ещё не занималась, но тренер клуба постоянно со мной занимался. Стоял со мной у стеночки, ставил руки, учил принимать, пасовать, атаковать… Это в три-то года! Да и мама сразу сказала: «Кроме волейбола, дочка никуда не пойдёт».

— А, так значит, решение было мамино?
— Получается, да. Но мне это и самой нравилось. Иначе я бы не пошла.

— По словам главного тренера Юрия Маричева, большое количество турниров и фактическое разделение сборной на две команды даёт возможность просмотреть в деле больше новых игроков с прицелом на Олимпиаду-2016. Чувствуете, что вот он, ваш шанс зацепиться за путёвку в Рио-де-Жанейро?
— Об этом точно не думаю. Во-первых, до Олимпиады ещё далеко, и на неё ещё надо выйти. Во-вторых, вызов в главную сборную стал для меня неожиданностью. Я ведь особо нигде не играла — по сути, провела всего один полноценный сезон в основном составе «Уралочки». Так что не думала, что привлекут в первую команду.

— Для вас этот вызов — больше ответственность или стимул развиваться?
— Прежде всего интересный опыт. Сборные — это другой уровень, совершенно другая игра по сравнению с чемпионатом. Стараюсь учиться чему-то новому.

— Мама советами помогает?
— Да. Не столько какими-то советами по тактике, сколько подбадривает, просит держаться на приёме. Мама-то у меня не принимающая, вот ей и кажется, что это всё так тяжело (улыбается). Говорит мне: «Принимай, принимай!» Что мама, что Николай Васильевич больше всего переживают именно за этот элемент. Вообще, в современном волейболе приём — это главное. Без него никуда.

— На арене PalaCatania, где пройдут игры итальянского этапа, стоит ужасная жара. Насколько это мешает?
— Очень сильно. В зале душно, и когда начинаешь бегать-прыгать, тут же появляется головная боль. А когда ещё и зрители придут, будет, наверное, совсем кошмар. Кондиционер вроде бы включают, но толку от него никакого — будто его вообще нет. Но ничего, будем играть. Надеюсь, что, в отличие от игры с сербками, на важные поединки против Бразилии и Италии сразу выйдем сплочёнными, настроенными и с первого розыгрыша будем бороться за каждый мяч.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →