Борис Гребенников
Фото: volleyufa.ru
Текст: Ольга Быченкова

Гребенников: пасовать, сидя в кресле

Разговор с Борисом Гребенниковым о французском и российском видении волейбола, его особенностях, а также о новом витке карьеры.
24 июля 2015, пятница. 12:15. Волейбол
Борис Васильевич сейчас находится в Ренне, и наш часовой разговор в перерывах между звонками тренеру по работе и домашним делам прошёл как пара минут — настолько легко и интересно общаться с новым наставником уфимского «Урала», абсолютно обо всём.

— Хотелось бы начать, наверное, не с самой приятной темы для поклонников российского волейбола. Были удивлены результатом нашей сборной в нынешнем розыгрыше Мировой лиги?
— Если смотреть исключительно в статистические выкладки, то, конечно, любой человек скажет: «Вот это да!». Но по функциональному состоянию игроков, качеству их взаимодействий это было логично. Волейбол меняется от одного соревнования к другому — и по качеству, и по зрелищности, а если вспоминать о великом прошлом, то так можно остановиться и остаться в последнем вагоне. Мне удалось посмотреть все матчи, и самое грустное — результат по игре. Не надо думать, что не получалось из-за смены часовых поясов, травм или чего-то ещё — это всё от лукавого. Я считаю, но это только моё мнение, что играть Мировую лигу и пробовать всех трёх пасующих было очень смелым экспериментом. Хотя все имеют право на эксперименты в этом турнире. Всё же волейбол стал очень высокоточным спортом: всё играется на миллиметрах — есть чувство выхода под мяч, перемещения, чувство партнёра, взаимодействие блок-защита, как я буду играть в такой ситуации, а как в другой — за неделю это наработать было невозможно, ребят просто отправили играть с чистого листа. Поэтому хорошего результата ждать не стоило. Либо это было испытание для игроков, и в таком случае это плюс, либо недооценка соперника — волейбол слишком поменялся. Буквально вчера пересматривал прошлогоднюю Мировую лигу, смотрел, как россияне играли против Канады: люди бегали, двигались, пластались за мячом. А в этот раз просто пришли и постучали по мячу.

— Игра без азарта — просто исполнение?
— Конечно, они не отбывали номер, старание было, но не было команды. Теперь уже, если поставить шесть-семь звёзд и ждать результата, это не пройдёт — волейбол ушёл вперёд. Мне кажется, нужно менять концепцию построения команды, и здесь, конечно, Владимир Алекно — лучший кандидат. У нас есть звёзды, они у нас всегда были, но нужно заново создавать команду-звезду. Может быть, и стоило так больно упасть в лужу?! Я достаточно позитивен в том смысле, что Россия обязательно отберётся на Олимпийские игры, меня настораживает единственный момент: в современном спорте нельзя давать слабину. Как в мультике про Маугли, помните: «Акелла промахнулся!». Это большая радость для других команд, для соперников.

— Нестабильность состава российской команды, наверное, тоже повлияла на итоговый результат.
— Французы всю Мировую лигу играли одним составом — и не надо этого бояться. Посмотрите, почти все играли костяком, замены-то лимитированы у всех!.. Да, есть ключевые игроки, тот же Андерсон в США, Нгапет во Франции. Уберите Андерсона, поставьте Троя — игра поменяется, уберите Кристенсена, поставьте Шоджи — она поменяется снова. Но люди выходят и бьются, особенно после чемпионата мира в Польше — он создал волейболу новый эмоциональный фон: сейчас один из главнейших аспектов именно азарт, борьба до конца. Посмотрите на Андерсона, как он был эмоционален в «Финале шести»! Я просто сидел и считал его атаки; думал: «Ну когда же ты устанешь?!» Он всё выдержал! Единственная команда из финальной четвёрки, которая подсела, — сербы, и их усталость была именно психологической. Поэтому игра Франции и смотрится легко, позитивно — много движения на площадке и хорошая взаимозаменяемость у игроков. Статичная игра, «сидя на стульях», где у каждого своя зона, уже не подходит, нужен азарт и подвижность. Мне очень понравилась нынешняя Мировая лига, и я считаю, что это тот волейбол, который будет в ближайшее время, и он будет на Олимпийских играх. Четыре команды финала плюс Иран и Россия.

— Это те, кто будет бороться за медали? А как же Бразилия?
— Да, думаю, именно эти команды. Бразильцы — сила, конечно, серьёзная и обязательно вмешаются в борьбу за медали вместе со своей 10-тысячной торсидой, но если честно, они крайне разочаровали меня в этот раз. Они играют именно что в статичный волейбол, у них нет движения. Мурило уже возрастной игрок, Серджио, конечно, либеро гениальный, но… движения есть, а азарта уже не очень. Тот же Виссотто — с таким лицом, без вдохновения, чемпионами не становятся! Если вспомнить о поляках: теперь у них есть Курек — туда же: бьёт красиво, мощно, но опять же — без своей публики эти игроки не так уверенны в себе. В этом и притягательность французской командности. Нам копировать никого не нужно, необходимо просто вдохнуть жизнь. И уж в этом-то Владимир Алекно, мне кажется, большой специалист.

— Азарта добавить можно, но и играть, как французы, не получится точно, потому что у российской команды существует большая проблема — приём.
— Да. Мы подходим к концепции построения команды, и это основополагающая задача тренерского штаба, поэтому Тетюхина так просят вернуться в сборную. Несомненно, для усиления приёма, но главное — дать командность.

— И ведь вернулся же, здоровья ему и долгих спортивных лет. Но ведь нужно как-то растить новых принимающих?
— Тетюхин — это своеобразный Шойгу, МЧС российского волейбола (смеётся). Мне очень симпатична игра Евгения Сивожелеза, и когда Сергей объявил об окончании выступлений за сборную, мне казалось, что нишу основного принимающего доигровщика в национальной команде займёт именно Евгений. Но травма выбила игрока из колеи, и он пропустил начало сезона, но в скором времени роль первостепенного персонажа — основного принимающего — будет Сивожелезу по плечу. Современный волейбол очень защитен: либеро и второй нападающий, который несёт основную нагрузку в приёме, и меньшую в нападении, должен уметь прекрасно играть в поле. В Польше это Кубяк, во Франции эту роль сейчас выполняет Тилли, хотя он может и место Нгапета в атаке занимать.

— А почему Линель поехал вторым либеро?
— Линель всех удивил как доигровщик, блеснув в 2013-м, хотя по сути он тот самый второй либеро в стартовом составе. Он важная часть команды, и был в этой Мировой лиге этой серьёзной составляющей, несмотря на то что не играл — без него нельзя, без него никак. Сила французского волейбола в непробиваемой линии приёма и защиты, над этим здесь давно работают.
Когда Сергей Тетюхин объявил об окончании выступлений за сборную, мне казалось, что нишу основного принимающего доигровщика в национальной команде займёт именно Евгений Сивожелез.
Физический потенциал у команды небольшой, но за счёт защиты, бетонирования задней линии они и побеждают. Смотрите, когда французы играли с Бразилией, они сделали девять эйсов, бразильцы ни одного — для финальных турниров это очень большая разница между командами. Когда вы подаёте изо всех сил, а соперник принимает всё на нос связующему и он, как говорят французы, пасует, сидя в кресле, бороться тяжело. Приходится усиливать подачу, идут риски и ошибки. Так же прошёл и финал: сербы посыпались, когда подавали настолько сильно и хорошо, насколько умели и могли, а сборная Франции принимала всё с улыбочками, и Тоньютти пасовал, сидя в кресле.

Да, они играли одним составом, да, они устали. Женя мне потом сказал: «Мы сели в самолёт в Рио, а проснулся я уже в Париже». Но никто не будет смотреть, как ты провёл отпуск, все будут спрашивать: а как ты сыграл?" Французы сделали ставку на Мировую лигу и выиграли её.

— Может ли здесь играть роль тот момент, что французам не нужно играть Кубок мира, их следующий турнир только в октябре — это чемпионат Европы, и потому они играли без каких-то мыслей о завтрашнем дне, не думали о том, что нужно экономить силы на будущие свершения?
— В принципе, я согласен. Также могу добавить, что победителем стать сложно, но ещё сложнее потом подтвердить этот статус, здесь есть существенная разница. А у российской сборной особенный статус.

— Возвращаясь к теме приёма, как говорится, кто виноват и как с этим бороться? В смысле, что нужно сделать для того, чтобы убрать эту ахиллесову пяту?
— Французы мне постоянно говорят: почему у русских блок хороший, а у нас такой плохой? Каждый плачет по своим проблемам: Франция переживает, что блокировать не умеет, Россия — что с приёмом беда. Это клише, от которых нужно избавляться. Надо не бояться работать и всё. Согласны же вы с утверждением, что мы любим делать то, что у нас лучше получается?

— Разумеется.
— Вот. Я не буду счастлив шить или вышивать крестиком, лучше молотком пойду постучу. А мне скажут: «Знаете, вам всё-таки надо шить». Я отработал 10 сезонов во Франции, и все 10 сезонов, когда давал упражнения на блок, начинались настоящие страдания: это больно, это травматично, по пальцам попадают, пальцы выбиваются, молодой ударил не так, этот прыгнул не здесь и прочее, и прочее. Французы не любят это на каком-то генетическом уровне, зато в защите поработать — милое дело! Здесь подтянуть, там добежать, тут подцепить — они готовы целыми днями отрабатывать игру в защите. Они очень подвижные, и у них это заложено с детства. Много играют летом на пляжах, в скверах на газоне выходят, сетку ставят и играют вечерами в 3Х3. А в течение сезона в Сургуте видел, с каким удовольствием российские игроки выполняют упражнения на блок, перемещаются, прыгают. А даёшь упражнения на защиту — начинаются страдания, как у французов по блоку. У нас был в тренировочном цикле «День защиты», и это самый страшный тренировочный день (смеётся). Потому что не привили. Но потом втянулись, пошло. Первые два месяца было тяжеловато, а потом заиграли!

— То есть всё поправимо?
— Начинать, конечно, нужно с фундамента. И закладывать его даже не с тренировками детей, а с подготовки детских тренеров. Вы же понимаете, чтобы ребёнка научить, нужно подготовить педагога. Во Франции что мне понравилось — последние 10 лет идёт такая штука, называется «бэбибол», «бэбиволей». Вы играли в пионербол?

— Да, конечно, в школе.
— Вот это «бэбибол». Дети 3-4 лет перебрасывают друг другу мяч, там низкая сетка, конечно, очень лёгкий мяч. Когда Жене было три года, купил ему такой мяч, он через стулья играл сам с собой. Жена у меня тоже детей тренировала, и Женя полдня проводил в зале с ней, а старший в зале со мной. С 14 лет, правда, я и Женю поставил в пятую зону, когда наигрывал состав.

— Старший сын тоже играл в волейбол?
— Он больше любитель, во второй лиге играл, но не стало времени — много работы, ответственная должность. Сейчас только по выходным вон, на пляже играет с друзьями.

— Тренировки с элементами пляжного волейбола тоже ведь могут наработать определённые навыки работы на задней линии?
— По этому поводу расскажу одну историю. Когда мы приехали во Францию, году в 1992-м, может, в 1993-м, мы с Александром Сорокалетом играли в пляжный волейбол. Дело было в чём: Олимпийский комитет решил включить пляжный волейбол в программу, и был большой спор — американцы ратовали за 2Х2, а Франция и Италия за 3Х3. Мы с Сорокалетом и французским пасующим играли, заняли на турнире второе место, а во Франции этот вид пляжного волейбола и сейчас гораздо популярнее, чем 2Х2.

— Какие правила в этой разновидности?
— Правила классического волейбола, только игроков в команде три — пасующий и два нападающих, и площадка меньше. Популярность была и остаётся во Франции, но для Олимпийских игр выбрали американский вариант. А турниры по французско-итальянскому варианту пляжного волейбола здесь до сих пор проводятся, завтра вот будет очередной, поедем с женой, наверное. Мне очень нравится — он настоящий, там много блока, много функциональной подготовки нужно. Я его включаю в межсезонье обязательно. И дети, которые много играют 3Х3, в зале уже могут эти навыки применить — они и «крюком» ударят, и мяч одной рукой подобьют, и вообще чем угодно: гибкие, подвижные, они привыкли постоянно перемещаться по всей площади корта. Они далеко отходят от «классицизма», всё разрешено, всё можно. Тренерам нужно смелее выходить из рамок, отходить от канонов прошлого. Руки нужно ставить только так, ноги только так, стоять только здесь. Ставить больший акцент на развитии гибкости, движению с мячом, жонглированию мячей. У Жени техника наполовину пляжная, например, наполовину классическая — идёт синтез и того, и другого. То же самое у американцев, у бразильцев — это культура, волейбольная культура наций, много играющих на песке. И в этом нам нужно ускоряться, здесь мы отстаём.

— И не бояться отходить от устоев?
— Именно так.

— Давайте сменим тему и поговорим о вас, о вашем новом месте работы. Когда планируете перебраться в Уфу?
— В начале августа. Медкомиссия будет в первых числах, два дня на это даётся команде — в это время будет зал, штанги, бассейн, а 6-7-го начнётся первый сбор. Или где-то на море, или в районе Уфы, посмотрим. Это не будет работа с мячами, будем закладывать физику на сезон.

— Какие-то карты по составу можете раскрыть?
— Всё в стадии становления: есть два центральных, есть принимающие — Бурцев и Феоктистов, либеро, связующий. Работа ведётся, селекция продолжается. Год, конечно, тяжёлый — предолимпийский, но я очень удивлён, что на рынке ещё так много игроков, и игроков хороших. Первые лица, конечно, уже подписались, но выбирать есть из кого.

— Были предложения помимо уфимского?
— Было ещё одно из Суперлиги, были из Туниса и Катара. Францию не рассматривал, сразу сказал, что буду ждать Россию, а работать в заграничных клубах — уже прошёл. От работы в российском чемпионате я получил большое удовольствие и, честно говоря, в восторге. Меня не утомляет смена часовых поясов, длительные перелёты, а работа в России очень интересная. Тем более встретил всех своих старых знакомых.

— Вы просто фанат своего дела.
— Да, я служу волейболу, а не волейбол мне. Всё понравилось — и игроки, и игра, и менталитет их мне ясен и понятен. Во Франции у меня в команде бывало по два француза, два испанца, аргентинец, канадец — под конец сезона от них уже голову сносило (смеётся). А здесь все русские.

— А болгары, в принципе, как русские, только болгары.
— Да, менталитет схож, плюс они уже много лет в Сургуте провели.

— Уровень лиги, я так понимаю, вам тоже нравится?
— Конечно. Проблемы есть, но они есть везде — и в Италии, и во Франции, и в Германии. Месяц провёл в Германии после Сургута, много общался, в том числе со Стельяну Макулеску,
Было ещё одно предложение из Суперлиги, были из Туниса и Катара. Францию не рассматривал, сразу сказал, что буду ждать Россию, а работать в заграничных клубах — уже прошёл.
например, видел как он комплектует команду, как работает. Чемпионат закончился — поехал в расположение французской национальной команды. Мы в своё время играли с Тилли и Жоссра друг против друга, поэтому никаких проблем не возникло. Хотя в Европе и не может быть непонимания — любой может прийти и посмотреть на тренировки команды. Мне кажется, это одна из бед российского волейбола — тренерам нужно больше ездить, общаться между собой, перенимать опыт. Не нужно думать, что мы самые сильные. Есть смысл смотреть и учиться, что-то новое открыть никогда не поздно. В Европе можно и камеру поставить — никто слова не скажет, только нужно спросить.

— Есть ученики статистика. Почему не может быть, допустим, учеников, стажёров у серьёзного, маститого тренера?
— Да-да, учиться молодым тренерам необходимо, перенимать опыт. И в командах других стран тоже проходить стажировки, сравнивать, анализировать. Мне кажется, должна быть восстановлена тренерская преемственность. Не терять нить после великих Платонова, Чеснокова.

— Напоследок ещё один вопрос о будущем сезоне: озвучены ли руководством клуба какие-то определённые цели?
— Задача поставлена: попадание в восьмёрку и пересматриваться на понижение не будет, только на повышение. Я считаю, это очень интересно и для клуба, и для меня — после 13-го места прошлого сезона пытаться запрыгнуть наверх. Эти несколько позиций для уровня российской Суперлиги — огромный скачок наверх. Меня пригласили именно под этот результат, и я приложу все усилия, чтобы мы его добились.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 41
27 марта 2017, понедельник
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
24 марта 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Сможет ли московское «Динамо» выйти в «Финал четырёх» женской Лиги чемпионов?
Архив →