Слободан Ковач
Фото: fivb.org
Текст: Лев Россошик

Ковач: фавориты Кубка мира — США, Польша и Россия

Завершая подготовку к главному событию года — Кубку мира — сборная России провела четыре спарринг-матча с Голландией и Ираном.
29 августа 2015, суббота. 13:30. Волейбол
С голландцами, которые только начали подготовку к чемпионату Европы в октябре, россияне никаких проблем не испытали — Владимир Алекно варьировал состав, даже в пятом сете (по договорённости каждый раз играли пять полноценных партий) пробовал «лондонский» вариант с Дмитрием Мусэрским по диагонали и Максимом Михайловым в доигровке (5:0, 4:1). Иран — совсем иной соперник, который, как и сборная России, определил для себя, что главным соревнованием сезона будет Кубок мира, по традиции открывающий череду отборочных олимпийских соревнований. И даже не принимая во внимание результаты двух товарищеских матчей, в которых гости дважды добились победы в пяти партиях, они доказали, что способны доставить немало неприятностей основным претендентам на завоевание двух олимпийских путёвок.

Обидно только, что не смог сыграть с иранцами Дмитрий Ильиных, на которого Алекно очень рассчитывал и, судя по всему, наигрывал его в стартовом составе в паре с Сергеем Тетюхиным — в самом начале первого матча с иранцами, буквально в первом же розыгрыше сказался рецидив старой травмы спины. И всё-таки тренеры верят, что белгородец восстановится к 8 сентября, первому матчу Кубка мира.

Мне же интересно было пообщаться с главным тренером сборной Ирана сербом Слободаном Ковачем, олимпийским чемпионом Сеула, с которым знаком два десятка лет.

— Сборная Ирана перед приездом в Москву проиграла два крупных соревнования, в том числе такое важное, как чемпионат Азии, в котором побеждала дважды перед этим — в 2011-м и 2013-м. А затем уступила во всех трёх встречах Мемориала Хуберта Вагнера в Польше и оказалась на последнем месте. Что же произошло с вашей командой?
— Для начала хочу объяснить, что, во-первых, это не было первенство континента как таковое. И, во-вторых, основная сборная Ирана не участвовала в так называемом чемпионате Азиатской конфедерации волейбола, хотя он и проходил в Тегеране. В нём выступала вторая команда страны.

— Весьма странно. И почему так произошло?
— Таким было решение федерации волейбола страны. После второго матча с американцами в рамках Мировой лиги у меня состоялся разговор с президентом и вице-президентом иранской волейбольной федерации. Они объяснили, что главный приоритет для страны — сентябрьский Кубок мира. И всё внимание надо сосредоточить на подготовке к этому событию. К тому же важно дать возможность поиграть кандидатам в главную команду, проверить их в серьёзном деле. И приняли решение, что на этом чемпионате выступит сборная В. Это нарушало заранее подготовленные мной планы сборов и соревнований главной команды, но я не стал оспаривать приказ свыше.

Речь о менталитете игроков, которые, не взирая на мои установки и замечания, сами для себя определяют, какие соревнования и даже конкретные матчи для них важнее, а в каких можно и не выкладываться до конца.
— И как же вы могли разорваться — работать на два фронта, с двумя командами?
— Нет, нет. С командой В трудился другой тренер. Я же вынужден был полностью поменять программу подготовки к Кубку мира основных игроков. После двухнедельных каникул по завершении предварительного этапа Мировой лиги мы провели пятинедельные тяжелейшие сборы, и в Польшу, на Мемориал Вагнера, команда приехала под прессом больших физических нагрузок. Это одна из причин наших поражений. Но есть и другая, для меня более важная. Речь о менталитете игроков, которые, не взирая на мои установки и замечания, сами для себя определяют, какие соревнования и даже конкретные матчи для них важнее, а в каких можно и не выкладываться до конца. И бывает очень сложно переубедить их. В Польше мне это сделать не удалось. Я злился, устраивал собрания, убеждал, что каждый турнир, каждая игра для нас важна, но так и не смог достучаться. Причём ладно бы они играли из рук вон плохо против Польши или Франции. Но и против японцев команда вышла совершенно не настроенная не то что на победу, а просто показать свой реальный класс.

— Но зато в матчах против россиян ваших подопечных мотивировать не пришлось?
— И я искренне рад этому. А перед встречей с россиянами мы ещё сыграли пару партий с голландцами и легко их обыграли. Значит, мои очень нелицеприятные слова после неудачного выступления в Польше возымели действие.

— И что вы можете сказать сейчас о своих игроках, как они смотрятся в канун главных испытаний?
— Нам важно было поиграть с командами, которые отличаются хорошей подачей. Дело в том, что в чемпионате Ирана, в котором выступают все наши волейболисты, никто не подаёт такие мощные подачи, как американцы, поляки или ваши игроки. Я уж не говорю про «флот» — планирующие варианты в стране вообще редкость. Поэтому в первом матче против россиян наши принимающие никак не могли приспособиться к подачам вашего второго после Мусэрского игрока первого темпа (Вольвича. — Прим. «Чемпионата»). Во второй игре они действовали уже гораздо увереннее, и это тоже меня порадовало.

— Назовите, пожалуйста, главных претендентов на олимпийские путёвки.
— Здесь всё очевидно — это Польша, США и Россия. Пока ничего конкретного не могу сказать про сборную Италии с новым тренером и кубинцем Османи Хуантореной в составе. Мне известен результат их первого товарищеского матча против Аргентины — 3:0, но он ни о чём не говорит, потому что Хулио Веласко после первого сета произвёл много замен в составе, используя всех игроков. Не стоит при этом забывать, что в таком продолжительном турнире, как Кубок мира, да ещё с несколькими переездами, многое будут решать физические кондиции волейболистов: тот, кто выдержит эти нагрузки до конца, тот и получит заветные путёвки. Но как бы то ни было, три названные мной сборные сегодня превосходят остальных.

— Вы заметили разницу в действиях российской команды полтора-два месяца назад и сегодня?
— Иначе я бы не назвал вашу команду в числе основных претендентов на олимпийский билет.

— Не удивил вас факт возвращения в команду Сергея Тетюхина, против которого вы сами играли ровно 15 лет назад в олимпийском финале Сиднея-2000?
— А чему тут удивляться? Это великий игрок, который прекрасно чувствует, коли способен помочь своей команде, то обязательно сделает это. К тому же у меня перед глазами живой пример: последние три года в Италии в моём клубе играл Горан Вуевич, которого вы должны помнить и который, если не ошибаюсь, с Тетюхиным одного возраста. С его возвращением российская команда заметно преобразилась, почувствовала свою реальную силу. И сегодня перед господином Алекно стоит непростая задача: кого же всё-таки выпустить на площадку — под его началом много примерно равных по классу волейболистов. Здесь важно угадать, кто из них реально лучше в конкретный день.

— Вы всё время говорите о соперниках. А на что рассчитывает команда Ирана на предстоящем Кубке мира?
— Если нам удастся провести турнир в Японии на таком же уровне, как матчи в Москве против россиян, мы вправе рассчитывать на высокое место.

— Вы собираетесь продолжить серию товарищеских матчей?
— В принципе, нет. Меня вполне удовлетворили шесть игр, проведённые в Европе. Есть, правда, одна вещь, которая волнует: едва ли не половину матчей на Кубке мира мы проводим утром. Мы же привыкли играть исключительно по вечерам. Поэтому если предоставится возможность провести хотя бы один матч с кем-нибудь в ранние часы, это помогло бы нам войти в ритм предстоящего турнира.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 27
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →