Сергей Шляпников
Фото: РИА Новости
Текст: Владимир Стецко

Шляпников: на Евро сделали шаг вперёд

Об итогах молодёжного ЧЕ в Болгарии и переходе игроков во взрослый волейбол – в интервью с заслуженным тренером России Сергеем Шляпниковым.
13 сентября 2016, вторник. 19:45. Волейбол

В олимпийский сезон календарь для сборных резерва короток. Если не считать региональных турниров, то первенство Европы среди юношей до 20 лет, завершившееся недавно в Болгарии, являлось самым крупным стартом. Между тем при неизбежном и серьёзном обновлении главной команды тема притока молодёжи становится весьма актуальной. Об этом мы поговорили с отвечающим за подготовку мужских команд резерва в ВФВ заслуженным тренером России Сергеем Шляпниковым.

— Каковы главные итоги завершившегося в Болгарии чемпионата?
— В целом результат можно считать удовлетворительным. Бронзовые награды этой команды после пятого места на прошлом чемпионате Европы – шаг вперёд. На равных боролись в полуфинале с лидерами этого возраста поляками, победили в бронзовом матче очень неудобных для нас итальянцев. Мы сохранили прекрасную

традицию, когда команда каждого возраста в российской истории завоёвывает медали. С другой стороны, потенциал у этой сборной немалый, и мы можем рассчитывать на большее.

— Что для этого необходимо?
— Это произойдёт тогда, когда вся система подготовки сборных команд будет более тесно работать с клубами. Где-то не хватает технической подготовки, есть проблема с развитием физических возможностей. За два месяца в сборной этого полноценно не решишь. Сообща мы способны вывести молодых игроков на новый уровень. Чемпионат в Болгарии показал, что по ростовым данным, по потенциалу игроков нам нет равных в Европе.

При этом заметно, что по техническому оснащению игроков мы уже не лучшие, особенно это касается базовой техники. Здесь сравнение с теми же поляками и итальянцами не в нашу пользу. За короткий срок пребывания в сборных, а надо строить ещё и командную игру, этих проблем не решить. Только сообща с клубами.

— Чем ещё могут помочь клубы?
— Хотелось бы видеть наших ребят более физически готовыми. И сегодняшние реалии, в которых растут молодые люди, демографическая ситуация, экология – всё это находит отражение в их возможностях. В физическом отношении нынешние молодые уступают успешным командам 1981, 1985, 1991 г.р., с которыми мне непосредственно приходилось работать. Они изначально были сильнее, думаю, и в клубах этому аспекту уделялось больше внимания.

В целом результат можно считать удовлетворительным. Бронзовые награды этой команды после пятого места на прошлом чемпионате Европы – шаг вперёд.

Есть много методик способных помочь игроку в плане функциональной подготовки. Если им следовать, то уверен, что эти ребята заиграют в Суперлиге, кто-то, и не один, доберётся и до национальной сборной.

— Сколько игроков из одного возраста в идеале должно доходить до главной команды? Из непобедимой команды 1995 г.р. трое уже закрепились в обойме главной команды.
— Если мы будем давать с каждого возраста в сборную 2-3 игроков, это будет очень здорово. Хотя, например, из игроков 1981 года ключевые роли в национальной команде играли Полтавский, Хтей, Вербов, Апаликов. Если вспомнить 1985-й – то это Волков, Гранкин, Круглов, Остапенко, Сивожелез. Так что здесь с каким-то мерилом подходить неправильно. Важнее не растерять ребят при переходе во взрослый волейбол. Правильно их развить.

— Имеете в виду какую-то конкретную ситуацию?
— Да, примеров хватает. Особенно обидно мне за ребят 1991 года рождения. На базе этого возраста создана одна из сильнейших на континенте команда Сербии. А ведь мы эту команду обыгрывали. Игорь Филиппов в полуфинале чемпионата мира набрал тогда 11 очков блоком, и звёздный ныне Александр Атанасьевич «сетку толком перебить не мог». Урош Ковачевич отнюдь не смотрелся на фоне наших ребят суперменом. А наш Леонид Щадилов стал MVP того чемпионата. Дима Ковалёв был на две головы сильнее Йововича, который ныне основной связующий сборной Сербии.

— Где же возникают наши потери?
— Всё тот же переходный период. Многие игроки в Суперлигу не попадают, поскольку она у нас сильнейшая в мире. Или попадают не в тот клуб, не к тому тренеру. Выбор развития карьеры ключевой момент для молодого игрока. Раньше так и было, ехали играть в определённое место, к определённому тренеру. Многие везли, например, молодых ребят к Вячеславу Алексеевичу Платонову в интернат. Знали, что они там обязательно станут игроками высокого уровня.

Сегодня эти процессы идут с подачи агентов. Игроку подбирается клуб не с точки зрения развития, а по экономическим условиям. Не всех агентов и игроков это касается, но тенденция есть. Важно ведь играть и развиваться как мастер, тогда будет расти и финансовая составляющая. Бывает ведь наоборот – первый контракт остаётся самым большим или вовсе последним.

— Игровая практика меж тем у всех на разном уровне.
— Здесь есть возможности, которые мы с генеральным секретарём ВФВ Александром Михайловичем Яременко пытаемся решить. Пока в перспективе, но рассматриваем

Если мы думаем об Олимпиаде в Токио, то начинать это надо уже сейчас. А если решим и получим право проводить в 2022 году у себя чемпионат мира, то эти ходы становятся вдвойне важными.

возможность создания второй сборной, которая могла бы участвовать в Европейской лиге. Там была бы возможность работать планомерно, раскрывать ребят, сохранять мотивацию попадания в главную команду. Этим активно пользуются Польша и Болгария.

Можно было бы создать на базе молодёжной сборной команду в Высшей лиге «А», причём без вылета при любом результате. Подобные практики создания опорных команд в Новомосковске, Белгороде, Ярославле у нас были и приносили очень хороший результат, медали крупных турниров. Сегодня так готовят молодёжь в Польше – у них юношеская сборная играет в третьем по силе дивизионе, а молодёжная — во втором.

— В наших реалиях такие проекты будут обходиться намного дороже, нежели в той же Польше.
— В этом и главная сложность. Главное, есть понимание проблемы, решение — полное или частичное — тоже есть. Как обеспечить это финансово, остаётся главной проблемой. Но если мы думаем об Олимпиаде в Токио, то начинать это надо уже сейчас. А если решим и получим право проводить в 2022 году у себя чемпионат мира, то эти ходы становятся вдвойне важными.

Тогда бы, например, национальная команда в большей степени готовилась бы к Играм, а молодёжь к чемпионату мира — 2022. Естественно, со взаимообменом.

— Со следующего года сразу четыре возраста резерва будут иметь свои календарь. Нам это на пользу или может создать какие-либо проблемы?
— Это на пользу тем странам, где хотят и умеют работать с молодёжью. В случае с командами до 17 лет более раннее участие в подобных турнирах должно повысить качество отбора молодых игроков, на более ранней стадии должен расти уровень технической подготовки. Чемпионат мира для игроков до 23 лет — это как раз часть того мостика от молодёжного ко взрослому волейболу, о котором мы много говорим. Нам всё это позволит работать более системно.

Если реализуем создание второй сборной, то получим полноценную пирамиду, которая будет постоянно поставлять игроков из каждого возраста в национальную команду.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 28
28 апреля 2017, пятница
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
25 апреля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Как сыграет казанский «Зенит» в «Финале четырёх» Лиги чемпионов?
Архив →