Дмитрий Ильиных – о переходе в «Динамо»
Фото: vcdynamo.ru
Текст: Александр Аксёнов

Ильиных: в Сургуте стал жертвой хулиганов

Олимпийский чемпион Дмитрий Ильиных – о переходе в «Динамо», инциденте в Сургуте, выступлении в Катаре и ожиданиях от предстоящего сезона.
18 сентября 2016, воскресенье. 20:30. Волейбол

«Смотрел ОИ и скучал по этой атмосфере»


— Можно ли сказать, что, подписав контракт с московским «Динамо», вы сделали своеобразную перезагрузку своей карьеры?
— Думаю, правда в этом есть, потому что «Динамо» — это первый топ-клуб, в который я попал после «Белогорья». Здесь всегда думают только о первом месте, в любом турнире. У меня большое желание показать свой максимум, продемонстрировать достойную игру.

— На вашей позиции в московской команде суровая конкуренция. Что-то похожее было и в Белгороде. Готовы вновь к этому?
— Жизнь без конкуренции не бывает. В Белгороде существовали свою нюансы, а здесь, думаю, будет играть тот, кто на данный момент лучше готов.

— В Белгороде были нюансы?
— Ну, мне так кажется (улыбается).

— Расскажите о первых впечатлениях от московской жизни. Всё успеваете?
— Пока сложно сказать, потому что в столице провёл считаное количество дней – сначала были сборы в Финляндии, потом мемориал Платонова и первый этап Кубка России в Уфе. Но живу рядом с залом, поэтому времени на дороги не трачу вовсе. Настоящую московскую жизнь пока не увидел.

— Могу поздравить вас с важным событием в жизни — в «Динамо» вы приехали женатым человеком.
— Да, спасибо. Этим летом всё случилось – мы с моей девушкой Элиной расписались (улыбается). Мы познакомились в Белгороде, куда и она, и я приехали лет 12-13 назад, долго жили в гражданском браке, а в этом году решили официально оформить отношения.

— Не торопились?
— Я постоянно был в сборной, глобальные планы было строить непросто, а в этом году у меня был полноценный трёхмесячный отпуск, поэтому всё получилось.

— Действительно, вы впервые за многие годы провели лето вне национальной команды, но не могу не спросить, не было ли чувства лёгкой зависти, когда наблюдали за олимпийским турниром?
— До начала соревнования такого не было, а вот потом, когда наблюдал за играми, захотелось опять окунуться в эту олимпийскую атмосферу. Это правда. Но какие наши годы – всё ещё впереди (смеётся).

«Никакой обиды на «Белогорье» нет»


— Давайте поговорим о прошлом сезоне и переходе в «Газпром-Югра». Почему было принято решение перейти в сургутский клуб?
— Тем летом решалось, останусь я в Белгороде или нет. Я сказал, что готов уйти в аренду, но мне ответили, что ближайший сезон я проведу там же, а далее посмотрим. В результате в тот момент, когда все клубы были уже укомплектованы, меня вдруг поставили перед фактом, что в «Белогорье» во мне не нуждаются, а готовы отпустить меня в Иран, примерно на те же деньги. Огорчение было приличным, обратился к агентам — хотелось устроиться где-то в России или в ближнем зарубежье. Ничего не нашлось, и я принял решение ехать в Иран. Но пока иранцы раскачивались, возник вариант с Сургутом, куда я в итоге и перебрался.

«Динамо» — это первый топ-клуб, в который я попал после «Белогорья». Здесь всегда думают только о первом месте, в любом турнире.
— Чувствуется, что есть обида на белгородский клуб за эту ситуацию. Это так?
— Нет, обиды нет, и я не лукавлю. Есть понимание, что бывают разные жизненные ситуации. Я мог бы спокойно уйти в другую команду, а так всё решалось в режиме жёсткого цейтнота. Вот это мне было не совсем ясно.

Я столько лет отдал белгородскому волейболу, хотел бы до завершения карьеры быть там, но не сложилось. В целом я ко всему этому нормально отнёсся. Например, когда появился вариант с Катаром, я советовался с Геннадием Шипулиным. Общаемся абсолютно нормально и сейчас.

— В Сургуте случилась крайне неприятная ситуация – вас и связующего Павла Зайцева очень сильно избили. Говорили, что после матча с «Белогорьем» вы вместе с белгородцами пошли в ресторан, там с кем-то повздорили, из-за чего драка и случилась.
— На самом деле, это просто крайне неприятное стечение обстоятельств. Слава богу, что всё так закончилось. Что жив-здоров и могу дальше играть в волейбол.

— Но что произошло?
— Скрывать не буду, мы действительно после игры с Белгородом пошли в ресторан, хотелось пообщаться с друзьями. Но опять же, всё было очень корректно — выпили по кружке пива, ни к кому не цеплялись, а когда подъезжали к дому, нас подкараулила группа людей. Чем всё закончилось, вы знаете.

— Можно сказать, что по отношению к вам было злостное хулиганство?
— Думаю, да.

— Насколько я понимаю, сургутский клуб почти сразу же заморозил ваш контракт?
— На третий или четвёртый день в больницу мне принесли бумагу, в которой говорилось, что по обоюдному согласию соглашение расторгается. Однако за то время, которое я провёл на площадке, «Газпром-Югра» со мной рассчитался. За это большое спасибо. Впоследствии не удалось договориться о продолжении контракта в Сургуте, поэтому возник вариант с Катаром.

— И как там?
— Мне всё очень понравилось (улыбается).

Когда наблюдал за играми ОИ, захотелось опять окунуться в эту олимпийскую атмосферу. Это правда. Но какие наши годы – всё ещё впереди.
— А ведь там даже по кружке пива после матча не выпить.
— Да, но мне это по жизни не мешает (смеётся). Для меня это новый опыт, было интересно поиграть в этой лиге. Кстати, ко мне отнеслись с большим уважением, и я старался отплатить им тем же.

— Ваша невеста также была с вами в Катаре?
— Элина приехала, но не сразу, потому что по правилам этой страны для незамужних девушек необходимо было сделать специальное разрешение на въезд – визу. В этом смысле Катар – страна строгих правил.

— А во время игр женщин на трибуны пускали?
— Да, Катар — это не Саудовская Аравия, это скорее что-то близкое к Эмиратам. Конечно, в мини-юбке здесь девушкам хоть не рекомендуют, плечи должны быть прикрыты, а так всё более или менее демократично.

— Какие достижения были в спортивном плане?
— Я принял участие в четырёх турнирах – выиграли серебро в чемпионате Катара и золото в розыгрыше национального Кубка и Кубка персидского залива. В общем, пополнил медальную коллекцию ещё двумя (улыбается). Как только построю свой собственный дом, сделаю специальную комнату, где развешу все свои награды.

— А дом где хотелось бы построить?

— В Белгороде. Планы такие, а как жизнь сложится, посмотрим.

«Матч с «Зенитом» будет трудным»


— У «Динамо» максимальные задачи в каждом турнире, но очевидно, что в большинстве соревнований для достижения этого максимума надо обыграть «Зенит». Первая встреча 27 сентября в матче за Суперкубок. Казанцы всегда с трудностями входят в сезон, по разным причинам, и в этом шанс «Динамо»?
— Сложно сказать, ведь в нашем составе также есть «сборники», которые недавно вернулись к тренировкам и играм. Только-только Сергей Гранкин оправился от свой травмы, которую он получил в сборной.

Думаю, что в «Зените» сейчас будет сделан больший акцент на подготовку к клубному чемпионату мира. Они наверняка будут стремиться выйти на пик формы именно к этому моменту, хотя это уже скоро, а значит и сейчас «Зенит» готов хорошо. Матч будет трудным.

— Есть ли у «Динамо» турнирные приоритеты?
— Конечно, хорошее выступление в чемпионате России и в Лиге чемпионов. Далее Кубок России. Думаю, так.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 31
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →