Артём Зеленков
Фото: vc-dynamo.ru
Текст: Ольга Быченкова

Зеленков: эмоции – двигатель волейбола

Либеро «Динамо-ЛО» Артём Зеленков – о своём амплуа на площадке, важности эмоций во время матча и о работе в охране.
1 ноября 2016, вторник. 14:30. Волейбол
— Тяжёлый старт, сумасшедший график и календарь – создаётся ощущение, что все накидываются на новичка Суперлиги. Как оцените старт для «Динамо-ЛО»?
— Нормальный календарь. Даже хорошо, что сразу достались лидеры – у нас идёт процесс адаптации, привыкания к Суперлиге. Сейчас бьёмся с сильными командами, набиваем шишки и, когда пойдут игры с нашими прямыми конкурентами, будем во всеоружии. Окрепнем, обкатаемся. Поймём, что за каждый мяч и эпизод необходимо бороться. Думаю, составленный таким образом календарь нам только на руку в этом плане.

— Набить шишки полезно? Вы достаточно сезонов провели в Суперлиге, стоит ли говорить о каком-то волнении у команды в общем?
— Разумеется, у кого-то это волнение присутствует – это сказывается в целом на игре, но оно уйдёт в любом случае. Не может такого быть, что весь чемпионат команда будет переживать и волноваться. Надо выходить и играть.

— О чём думает либеро, когда выходит на площадку? Какие-то мысли вообще в голове есть?
— Полностью заряжен на игру. Моя задача – принимать подачи, играть в защите. Я хочу хорошо принять и довести мяч до связующего игрока. Мне необходимо довести мяч так, чтобы пасующий спокойно организовывал атаку и чтобы у него был не один вариант в нападении.
Когда мы собираемся в круг после каждого розыгрыша, прошу, даже требую завестись и покричать, стараюсь передать частичку своих эмоций команде.
Но в то же время у меня есть ещё и задача помогать принимающим – подсказывать, напоминать, расставлять, двигать по площадке. Во время разбора соперника у нападающих голова забита и атакой, блоком – поэтому уже во время игры я во время каждой подачи должен напоминать принимающим, куда встать, куда делать шаг, куда может полететь подача и так далее.

— Очень часто либеро закрывает собой кого-то из принимающих игроков. Вы оговариваете такие моменты заранее или это личное решение главного защитника?
— На разборе соперника противник почти всегда выбирает «жертву» на приёме и во время матча начинает «бомбить» его подачей. Как вы понимаете, очень редко этой «жертвой» бывает либеро: как правило, подают в доигровщика. И, даже если он справляется с приёмом, ему необходимо решать задачи ещё и в атаке, а он загружен на задней линии. В этих случаях либеро заранее предупреждает, что поможет, перекроет, возьмет себе большую площадь ответственности, а доигровщика прижимает к линии. Тогда доигровщику остаётся страховать только боковую линию и ту небольшую оставленную ему зону ответственности. На установке это не обсуждается, просто в критические моменты либеро берёт такие решения на себя.

— Вы совсем потеряли голос после одного из матчей. Часто так выплёскиваетесь во время игр?
— Мне кажется, сейчас мы с вами начинаем говорить именно о том направлении, в котором нам можно расти. Без эмоций вообще никуда – это двигатель волейбола, да и любого спортивного соревнования. Когда мы собираемся в круг после каждого розыгрыша, прошу, даже требую завестись и покричать, стараюсь передать частичку своих эмоций команде. Так и потерял голос (улыбается).

Понимаю, когда команда уровня «Зенита» или «Динамо» московского играет без особенного куража — у них достаточно опыта и мастерства, чтобы в концовках добавить, есть запас прочности. Или взять «ФАКЕЛ». Как же они играют на своём кураже, эти молодые яркие парни! Они концовки вытаскивают именно благодаря своей спортивной ярости, эмоциям – и удача зачастую улыбается им, появляется такая, извини, «шара». Колодинский, Волков, Власов – они неспокойные, яркие игроки. Мне кажется, нам следует больше выплёскиваться в игре.

— Вы заводите себя как-то перед матчем или игра сама по себе достаточный раздражитель?
— Да, предстоящего матча вполне достаточно. Неважно, чемпионат это или Кубок, сильный соперник или нет, для меня игра – всегда событие. Мне нравится играть в волейбол, и именно с сильными конкурентами. Больше эмоций, когда соревнуешься с командой сильнее и мастеровитее моей.

— Вам сложнее принимать планер или силовую подачу?
— Да я, в общем, не делю. Наверное, силовую подачу принимать проще. Планер в либеро стараются не подавать, больше целятся в доигровщиков – ну, один-два за игру прилетят «шальных», или если сам пойду закрывать напарника. Я больше тренирую приём силовой подачи.

— Говорят, какую подачу в основном выполняет команда, ту лучше и принимает либеро этой команды, так как на тренировках приходится выполнять большой объём работы именно с ней. Это так?
— Да, совершенно верно.

— Как более опытный товарищ подсказываете своему молодому напарнику Семёну Кривитченко что-то на тренировках или матчах? Тем более что для него это дебют в Суперлиге.
— Нет, пока не приходилось. Может быть, позже, если ему необходима будет помощь. Семён – очень талантливый игрок, у него на должном уровне и приём, и защита. Думаю, он далеко пойдёт. В плане тех же эмоций он огромный молодец – настоящий мотор на площадке, Семён – хороший, адекватный парень. Техника отличная, он всё умеет и всему обучен – не хватает только опыта чуть-чуть, но это как раз дело наживное.

— Как-то один либеро в интервью сказал, что именно игроки его амплуа буквально обязаны быть самыми яркими, энергичными и эмоциональными членами команды. Вы согласны?
— Согласен. Когда играл в краснодарском «Динамо», аргентинский тренер Хавьер Вебер, которому я очень благодарен за наш совместный сезон, всегда говорил мне: «Ты должен быть мотором команды на площадке, даже когда у неё что-то не получается». Он сам очень эмоционален, даже вспыльчив – мог пихнуть во время игры, начать кричать, чтобы мы добавляли жару на площадке.

— Вас легко вывести из себя?
— Нет, нелегко (усмехается).

— А к возможным провокациям соперника иммунитет уже выработан?
— Да больше смех вызывают эти провокации. Я же понимаю, зачем это делается – как раз для того, о чём мы с вами говорим: парни вроде Спиридонова или Димы Волкова и заводятся сами и дают эмоции команде. Не очень обращаю на это внимание. Да даже не вижу. У меня в голове уже следующий розыгрыш, и их поведение не цепляет: может, потому что я не у сетки, не на мне забили.

— Самая сложная подача в Суперлиге по версии Артёма Зеленкова? Давайте сразу уберём Леона, а то неинтересно.
— Ну как так, а я только хотел сказать про Леона (смеётся). Ладно, давайте тогда скажу, что у Михайлова.
У Мусэрского, если летит. У Тетюхина не настолько сильная подача, как у Михайлова и Мусэрского, но в стыковом розыгрыше она полетит именно туда, куда он задумал. На его подачах всегда нужно держать ухо востро, особенно в равных концовках.

— «Динамо-ЛО» сыграло три игры чемпионата в Академии Платонова. Как вам домашние матчи при битком забитых трибунах?
— Ну что сказать, круто. По-настоящему круто. Когда в зале яблоку негде упасть, играть – настоящее удовольствие. Ещё бы выиграть… Нужно дать эмоций залу, болельщикам, ответить им, дать повод шуметь ещё больше и громче. Пока зал, к сожалению, не получает от нас ответа.

— А ведь этот зал хорошо знаком – вы много лет играли в «Автомобилисте». Всегда так много народа приходит на волейбол в Санкт-Петербурге?
— Никогда не видел до этого сезона. Может быть, потому что до этого играли в Высшей лиге «Б» и «А». Тоже было много народа, были барабаны и фан-движение, было шумно, но так, чтобы люди в проходах стояли, – этого не было. Я надеюсь, что на «Динамо-ЛО» всегда будет набиваться полный зал – мне этого очень хочется, по крайней мере.

— Артём, почему волейбол?
— Начинал я и в футболе, и в волейболе. При этом был и баскетбол, и хоккей.
В этом сезоне Зеленков перешёл из краснодарского «Динамо» в «Динамо-Ленинградская область»
Фото: vc-dynamo.ru

В этом сезоне Зеленков перешёл из краснодарского «Динамо» в «Динамо-Ленинградская область»


— В городе Невеле Псковской области всё это было? И даже хоккей?
— Ну, хоккей был такой… река замёрзла, мы пошли играть в хоккей (улыбается). А остальные секции были, да. В футболе я даже за сборную города играл на чемпионате области. В городе был отличный волейбольный детский тренер – Евгений Мехтиевич Мехтиев. Он не только заложил мне базу и технику, но и характер, дал трамплин в будущее.
Директор команды в середине сезона сказал: «Парни, мне так всё надоело, и вы мне надоели тоже. Я конюшню, короче, купил, буду разводить лошадей, а команду закрываю».
Довольно жёсткий человек, у него тяжёлые тренировки, он строго спрашивал за учёбу. Мы на каждое занятие приносили школьные дневники, и если Евгений Мехтиевич видел тройки, то давал неделю на исправление. Если ты этого не делал, то не тренировался, а занимался тяжёлой физической нагрузкой. Нельзя было прийти на тренировку в мятой или грязной одежде, неподстриженным или ещё что-то в этом роде. Понятно, что никто не курил – если он чувствовал запах никотина, этого человека больше на занятиях не было.

— Серьёзный подход у человека.
— Да. Он пытался сделать из нас не только будущих спортсменов, но и, в общем-то, приличных людей. Не балбесов. В 14 лет меня пригласили в Великие Луки, в команду «Элфо-Скиф», и я подписал свой первый профессиональный контракт.

Уехал на сборы. И звонит мой футбольный тренер, говорит: «Поехали в «Смену» в Санкт-Петербург, ты им нравишься». Но я уже определился – никакого футбола, только волейбол, вон, и контракт уже подписал.

— А вы тогда осознавали, что футболистам-то платят гораздо больше, например?
— Нет (улыбается). В 14 лет делаешь выбор сердцем, и мне тогда плевать было на деньги, хотел играть. И не жалею. Наверное, уже тогда понимал, что волейбол – это мой путь в жизни, и очень благодарен Евгению Мехтиевичу за то, что много и долго разговаривал, настраивал. Мудрый человек, он понимал, что из меня мог выйти толк, и переживал за будущее.

Но должен признаться, что после двух месяцев сборов и тренировок в «Элфо-Скиф» я сказал: «Не могу больше». Собрался и уехал домой.

— Да ладно.
— Да. Восстановился в невельской школе, а мой тренер перестал со мной разговаривать, родители, в общем, тоже. «Дурачок ты, ну что ты творишь?» — общий тон был именно такой. Переходный возраст… прошёл учебный год, который я закончил очень плохо (улыбается), звонит директор «Элфо-Скиф» Маркелов и спрашивает: «Ну, ты как? Дома?». Отвечаю, что дома. Задаёт мне вопрос: «Надумал вернуться?» «Надумал». «Ну, сейчас за тобой приедут». И буквально через час ко мне приезжают двое в штатском (смеётся), сажают меня в машину и увозят в Великие Луки.

— А если бы вы не согласились, всё равно бы увезли?
— Что-то подсказывает мне, что да (смеётся). Всё как-то очень быстро случилось. Я приехал, снова дали контракт на подписание, большие деньги для 15-летнего по тем временам – пять тысяч рублей. И с тех пор мыслей уйти уже не возникало.

— Потом в вашей карьере был «Автомобилист».
— У «Элфо-Скиф» было три учредителя, и как-то они между собой разругались, остался один Маркелов. Дела в чемпионате у нас не очень шли, поражения одно за другим. И вот он нам говорит, в феврале, в середине сезона: «Парни, мне так всё надоело, и вы мне надоели тоже. Я конюшню, короче, купил, буду разводить лошадей, а команду закрываю». И стали все безработные — начали думать, куда пойти. Мехтиев пришёл мне на помощь, позвонил в «Автомобилист», Владимир Самсонов, президент клуба, — его ученик. Поехал на просмотр, там говорят: «Ой, да у нас таких либеро штук пять. Ты нам, как это сказать помягче, совсем не нужен». Плюс за мою лицензию нужно было платить, в Великих Луках упёрлись, бесплатно её не отдавали, хотя команды уже не было. В итоге меня приписали к третьей команде «Автомобилиста», без зарплаты, а работать стал охранником в Академии Платонова.

— Вы реально работали в охране?
— Ну да. Дежурил сутки, потом шёл тренироваться, потом опять дежурил. Потом крёстный помог забрать в Великих Луках лицензию. Я отдал её в «Автомобилист», потом подписали контракт на небольшие деньги. И постепенно начал подниматься: перешёл из третьей команды во вторую, потом в первую.

— В выходе «Автомобилиста» в Суперлигу вы участвовали уже как игрок основы?
— Да, уже был плотно в составе.

— Когда выходили в элиту, серьёзные эмоции были?
— В начале сезона эта задача не ставилась, но мы очень хорошо начали и ближе к середине чемпионата обыгрывали всех, запас всё увеличивался. Ещё до окончания сезона поняли, что выйдем, поэтому и эмоций особенных не было. Финансовые условия в «Автомобилисте» были тяжёлыми, и, в общем-то, мы задумывались о будущем – вышли-то вышли, а как в Суперлиге будет? Но в тот момент мне и Денису Земчёнку поступило предложение из краснодарского «Динамо» — перейти после сезона туда, поэтому за наше будущее были спокойны.

— А ведь краснодарское «Динамо», пока «Автомобилист» рвался в элиту, сам первый год в Суперлиге играл?
— Да, причём сыграл очень здорово и попал в еврокубки. Так что в свой первый сезон в Суперлиге сразу угодил на матчи в Европе – получил сумасшедший опыт. Огромным плюсом для меня было ещё и то, что в Краснодаре играл Саша Янутов, с которого всегда брал пример. Как он принимал, как он поступал в тот или иной игровой момент. До сих пор, должен признаться, слежу за статистикой и сравниваю, на каком уровне по сравнению с ним нахожусь – беру очень многое от него. Янутов — пример для меня во многом.

— В краснодарском «Динамо» очень часто менялись тренеры.
— Мне нравилось работать с Юрием Маричевым, он дал многое в игровом плане. Например, он требовал меня учиться приёму сверху – достаточно специфический момент. Сейчас многие тренеры начинают просить это от своих либеро.

— Олег Владимирович Согрин просит?
— Нет (улыбается). Он просит принимать, а как – неважно, мне предоставлено право выбора.

— Для вас Петербург — не чужой город. Взглянула в окно, и вид навевает разные лиричные темы. Правильно понимаю, что вы и со своей супругой познакомились именно здесь?
— Да, всё верно. Петербург — лучший город!

— А любимое место есть?
— Да здесь везде хорошо. Красиво, спокойно. Только климат после пяти лет в Краснодаре кажется тяжёлым. Сейчас, особенно когда появился ребёнок, понимаешь, что погода важна.
Меня приписали к третьей команде «Автомобилиста», без зарплаты, а работать стал охранником в Академии Платонова.
Но мы останемся жить здесь после завершения карьеры.

— Домой в Псковскую область часто ездите?
— На Новый год поедем. Большая компания соберётся: моя семья, родственники жены съедутся, будет весело. Снеговика сыну слепим, горку какую-нибудь. Баню же мы достроили! То есть Новый год встретим по всем канонам.

— У вашего сына Никиты какой по счёту Новый год будет?
— Второй. Начинает говорить потихоньку: «Папа», «мама», «дай». Носится как заведённый уже (улыбается).

— На волейболе бывал?
— Да. Почтил своим вниманием мемориал Платонова (улыбается). Но на одном месте сидеть не может — везде нужно ходить, кричать.

— Шум не пугает? Может быть, специальные наушники ему?
— Ой, мы не любим всего этого. Всё стягивает с себя – шапки, очки для бассейна. Ничего лишнего – настоящий мужик. Целоваться с мамой и бабушками? Нет! Отпихивает, отворачивается, ему не нравятся эти телячьи нежности (смеётся). Прихожу домой, руку ему протягиваю, говорю: «Здорово, мужик!» — пожимает в ответ. Всё чётко.
В карьере Артема Зеленкова — пять сезонов за «Автомобилист»
Фото: vc-dynamo.ru

В карьере Артема Зеленкова — пять сезонов за «Автомобилист»


Материал пресс-службы ВК «Динамо-ЛО».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 21
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →