Племен Константинов
Фото: РИА Новости
Текст: Лев Россошик

Константинов: личную жизнь принёс в жертву волейболу

Только две команды не имели поражений в многомесячном турнире — «Зенит» и «Локомотив». После сегодняшнего матча между ними останется одна.
5 ноября 2016, суббота. 12:30. Волейбол
Вообще, накануне серьёзного матча тренеры и игроки, как правило, не дают интервью. Но болгарский тренер новосибирского «Локо» Пламен Константинов согласился пообщаться с обозревателем «Чемпионата» только при условии, что не будет задано ни одного вопроса, касающегося предстоящего матча. Сказано — сделано.

«Задача для «Локо» — вернуться в элиту»


— Возглавить «Локомотив» из Новосибирска — это ваш третий тренерский «заход» в Российскую суперлигу. Прежде вы работали в Сургуте и Нижнем Новгороде. Разницу чувствуете?
— Разумеется. В Новосибирске сразу бросается в глаза чётко выстроенная инфраструктура настоящего профессионального клуба. Здесь каждый выполняет свою работу, знает, что от него требуется. Ничего подобного не существовало в двух других клубах, в которых мне пришлось трудиться до этого.
Сегодня получается слишком большая разница между ведущими клубами — тем же «Зенитом», московским «Динамо» и «Белогорьем».
Причём сами исполнители здесь ни при чём. Они просто не знали, что от них требуется.

— Ничуть не сомневаюсь, что у вас были предложения поработать в других командах, даже странах, но предпочтение вы отдали российской Суперлиге. Почему?
— Самое реальное предложение было из Турции. Но политическая обстановка в этой стране сыграла свою роль. И даже многие игроки, имевшие контракты в Турции, предпочли их прервать и отправиться в другие страны, дожидаясь стабилизации положения внутри страны. С другой стороны, с Романом Валерьевичем Станиславовым мы были знакомы давно. И я нисколько не сомневался, что с этим руководителем клуба мы сработаемся. Ведь не секрет, что после выигрыша Лиги чемпионов новосибирский клуб начал терять лидерские позиции. И задача вновь поднять команду в волейбольную элиту была для меня интересна. К тому же Россия, как страна, мне гораздо ближе по многим позициям. И несмотря на всякие сложности, которые случились в предыдущие годы работы, и тот факт, что уровень Суперлиги заметно снизился, я отдал предпочтение Новосибирску.

— Кстати, мой следующий вопрос как раз об этом. Чем отличается сегодняшний уровень российской Суперлиги от тех лет, когда вы здесь ещё играли и начинали свою тренерскую деятельность?
— Мировой экономический кризис не мог не коснуться и спорта. Вы наверняка обратили внимание, что иностранных топовых игроков в ваших клубах стало гораздо меньше. А это моментально сказывается на командах среднего и ниже среднего уровня. Без сильных легионеров они уже не могут составить серьёзную конкуренцию клубам, в которых собраны и лучшие российские игроки, и зарубежные волейболисты высокого класса. Как, скажем, в «Зените». Да и российских игроков с именами не набирается сегодня на восемь-десять команд, как бывало раньше. И сегодня получается слишком большая разница между ведущими клубами — тем же «Зенитом», московским «Динамо» и «Белогорьем» — и всеми остальными участниками Суперлиги. И когда ещё до начала турнира ты почти наверняка можешь назвать его победителя — это большой минус для соревнования. Нужны большие перемены, чтобы восстановить высочайший уровень Суперлиги.

— Но это может произойти, когда будет преодолён экономический кризис, о котором вы говорили?
— Совсем необязательно. Должна измениться философия подхода к финансам. Сегодня все или почти все команды рассчитывают на поддержку государства, на помощь от руководства области, края или республики. Да, она безусловно необходима. Но нужно находить и дополнительное финансирование за счёт партнеров, спонсоров, рекламы, частного капитала в конце концов. Тогда обстановка в российском волейболе может измениться. Но на это, увы, почему-то внимание почти не обращают. Такое впечатление, что все ждут, что барель нефти вновь станет стоить 100 долларов. А этого не происходит. И в ближайшие годы вряд ли что-то в этом отношении изменится.

— Несмотря на юный для тренера возраст — 43 года, вы уже более двух десятков лет в волейболе. За это время успели поиграть в родной Болгарии, а ещё в Италии, Греции, Турции, Франции, Польше, России...
— …Венгрии.

— Вот ещё и в Венгрии. Волейбол изменился за это время?
— Значительно. Изменения правил сделали волейбол гораздо более привлекательным и понятным для зрителей. Новая система подсчёта очков, введённая после 1998 года, дала волейболу новую жизнь, сделала его смотрибельным, что ли. Плюс ко всему в последнее время в волейболе на первый план вышли скорость и сила. Причём второе не всегда идёт на пользу игре. Раньше — и мне это очень нравилось — техника побеждала силу. В сегодняшнем волейболе всё иначе: физические данные чаще всего превалируют над техническими. А это неправильно. Почему сегодня азиатские команды заметно уступают остальным, с других континентов? Потому что они демонстрируют более техничный волейбол, а сегодняшняя игра в меньшей степени зависит от технической подготовки волейболистов. Из-за этого все больше сегодня обращают внимание на специализацию игроков — это центральные, это диагональные, которым не надо, скажем, работать над приёмом. А это плохо. И волейбольных универсалов в наши дни становится всё меньше. И игра, зрелищность её становится иной.

«На ЧМ-2018 Болгария будет выглядеть достойно»


— Вы были уже достаточно известны как тренер,
Надеюсь, что вновь наденут форму национальной команды и Тодор Алексиев, и Теодор Салпаров, и Николай Николов.
но в сборную Болгарии вас позвали достаточно поздно — после целого ряда скандалов в канун лондонской Олимпиады. Неужели раньше не было предложений?

— Были. Со мной вели переговоры и раньше. Но я считал, что ещё недостаточно созрел для сборной, что мне ещё надо поработать на клубном уровне.

— Судя по тому составу, который участвовал в последней Мировой лиге, когда многие из ведущих волейболистов Болгарии не были приглашены в сборную, вы начали готовить команду к Олимпийским играм — 2020 в Токио?
— Мы действительно дали возможность отдохнуть целому ряду ведущих игроков. Создали две сборных — одна выступала в Мировой лиге, другая в Евролиге. Но уже в новом международном сезоне мы вернём в команду тех из первых номеров, которые способны доиграть этот олимпийский цикл. К тому же не забывайте, что чемпионат мира в 2018-м пройдёт в Болгарии и Италии. И дома мы должны будем выглядеть достойно. Надеюсь, что вновь наденут форму национальной команды и Тодор Алексиев, и Теодор Салпаров, и Николай Николов, который сейчас выступает за «Енисей», и Теодор Тодоров, недавно перенёсший операцию на плечевом суставе. Главная идея создания двух сборных была даже не столько проверить молодых в серьёзных разборках, а в том, чтобы их увидели и пригласили в сильные чемпионаты. Ведь в сборных игроки не могут улучшить свой технический потенциал. Слишком мало для этого тренировочного времени. Подобное возможно только в клубах на протяжении многомесячного сезона. Мы в Мировой лиге играли неровно, результата не добились. Зато восьмерых ребят из этой команды позвали в итальянскую серию А1. И в этом мы преуспели.

— Хотелось бы услышать ваше мнение: кто может возглавить сборную России?
— У меня создалось впечатление, что в России сложилось негативное отношение к иностранным тренерам. Специалисту из-за рубежа не позволят спокойно работать, если он не даст результат сразу. Мне кажется, что подсознательно политика вмешивается в спорт и любому нероссийскому тренеру будет непросто, потому что ещё до начала работы к нему будут относиться с предубеждением. А это неправильно. Впрочем, это не моё дело. Сам я больше всего узнал о волейболе, выступая под началом иностранных тренеров.

— Должен ли тренер сборной быть освобождённым или предпочтительно, чтобы он ещё работал и в клубе?
— У каждого из этих вариантов есть свои плюсы и минусы. Когда тренер не обременён клубными обязанностями, он может ездить и просматривать кандидатов по различным городам и даже странам. А с другой стороны, специалист, который постоянно не работает в зале на протяжении семи-восьми месяцев, теряет ритм, практику. А это очень плохо. Но трудиться круглый год без отпуска — это очень тяжело. И не каждый способен выдержать такой рабочий график.

«В будущем могу стать политиком»


— Несколько вопросов не о волейболе. Был период, когда вы собирались уйти в политику. Эта идея в прошлом?
— На сегодня об этом речь не идёт. А в будущем ничего не исключаю. Потому что всё, что нас окружает, и есть политика. И спорт в том числе.

— Ваш старший брат Юлиян — известный оперный певец. А у вас есть какие-то подобные таланты, не считая волейбола?
— Наверное, я бы тоже мог неплохо петь — слух у меня хороший. Но я не люблю делать то, в чём не уверен, что могу преуспеть. И потом брат слишком хорошо поёт, чтобы ещё и я запел. Контраст будет разительным. Так что пусть уж он поёт, а я буду слушать.

— Вы — видный мужчина. В 2008 году были признаны в Болгарии даже мужчиной года. Но про вашу личную жизнь мало что известно.
Наверное, я бы тоже мог неплохо петь — слух у меня хороший. Но я не люблю делать то, в чём не уверен, что могу преуспеть.
Точнее, вообще ничего. Между тем в Интернете можно найти массу снимков, где вы сфотографированы с самыми разными, но непременно красивыми женщинами. Может быть, раскроете секрет?

— А зачем? Наша жизнь и без того у всех на виду. И хочется кое-что оставить для себя. И в себе. Мы и без того слишком публичные люди. Тебя бывает слишком много. Открываешь газеты — ты там, включаешь телевизор — опять ты, открываешь холодильник — и тут вновь без тебя не обходится. Иными словами, я семейную жизнь принёс в жертву волейболу. И это пока продолжается.

Когда мы прощались, Пламен Константинов всё-таки сам высказался по поводу предстоящего матча с казанским «Зенитом»: «Выиграть у «Зенита» очень сложно, но я был бы удовлетворён, если моя команда покажет красивый волейбол».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 26
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Какая команда победит в «Финале шести» Кубка России?
Архив →