Майя Ямайская
Виктория Шубина: работа тренера — это большая ответственность
О том, как закалялся характер, закладывался спортивный фундамент, преодолевалась дистанция IRONMAN и хотелось ещё.
Lifestyle / Фитнес 0

На спортивном языке триатлетов-любителей фразу «Вам улыбнулась удача» можно смело перевести как «Вам улыбнулась Шубина». Выбор хорошего тренера и наставника на пути к своему первому IRONMAN — это действительно большая удача. С Викой я познакомилась ещё в апреле на тренировке в клубе World Class Город Столиц и целых три месяца мне понадобилось для того, чтобы решиться стать частью самой красивой и сильной команды по подготовке к триатлону #IronShubaBaby.

На каждой тренировке и в личном общении открываешь для себя что-то новое, но в голове всегда крутятся те самые «как» и «почему». Почему, а главное как, такая миниатюрная и такая женственная Вика Шубина преодолела 5 дистанций IRONMAN? По дороге на тренировку по плаванию на открытой воде нам удалось поговорить о первом спортивном увлечении, осознанном выборе триатлона, правильном мироощущении, а главное о постоянном желании жить в движении.

Фото: Из личного архива Виктории Шубиной

— Вика, с чего начался спорт в твоей жизни?
— Если начать с какой-то отметки, то спорт в моей жизни начался в первом классе, когда к нам в школу пришла Людмила Филипповна Журавлёва, мой первый тренер. Она была тренером по беговым конькам, и набирала девчонок к себе в секцию. Я тогда была очень маленькая и худенькая, и она не обратила на меня никакого внимания. А на мою подругу Наташу Яковлеву обратила, Наташа была на голову выше, и её пригласили на первое занятие. А меня нет. Было обидно, но я была очень наглым ребёнком (улыбается) и сказала, что раз она мне подружка, то никуда без меня не пойдёт. Таким образом я попала в команду по беговым конькам. А Наташе кстати не понравилось и она на тренировки потом не ходила.

— Какой была та самая знаковая первая тренировка?
— Помню, что мы тогда пришли в СДЮШОР на день открытых дверей, сейчас даже не верится, что такое было: я и про СДЮШОР, и про одни открытых дверей (улыбается). Мы сходили на стрельбу. Нас научили там разбирать и собирать пистолет — это было очень волнительно. А потом зашли на тренировку к Людмиле Филипповне, которая нас пригласила. Сначала мы очень быстро побежали и обогнали девчонок, которые там тренируются… потом эти девчонки с гордым видом пробежали мимо нас. Это конечно очень сильно унизило моё достоинство.

И вот в тот момент, когда я уже практически бросила секцию, Людмила Филипповна позвонила моим родителям и сказала, что у неё есть одно место в спортивном лагере летом, родители согласились и меня взяли в спортивный лагерь. Вот оттуда всё уже и началось. В спортивном лагере меня прошибло окончательно.

— А как родители отреагировали на твой выбор?
— Вечером, когда я уже вернулась домой, родители встретили меня в дверях, потому что не знали, куда пропал ребёнок. Я тогда очень сильно боялась, что мне за это достанется, поэтому очень быстро начала им рассказывать, что выбирала себе секцию и была в СДЮШОР. Тогда папа посадил меня на стул и родители сказали мне: «Выбирай. Если хочешь быть психологически устойчивой, иди в стрельбу. Если хочешь лошадиный вид спорта, то иди в коньки» (смеётся). Тогда я выбрала коньки и начала тренироваться.

— В коньках ты сразу тренировалась на результат?
— Сначала я занималась не серьёзно, у меня мало чего получалось. Зимой на коньках я чувствовала себя как медведь на льду. У конькобежцев сама форма конька очень специфическая, они другие, длинные. Так что я постепенно потеряла интерес и почти перестала ходить на тренировки. И вот в тот момент, когда я уже практически бросила секцию, Людмила Филипповна позвонила моим родителям и сказала, что у неё есть одно место в спортивном лагере летом, родители согласились и меня взяли в спортивный лагерь. Вот оттуда всё уже и началось. В спортивном лагере меня прошибло окончательно.

Фото: Из личного архива Виктории Шубиной

— Что произошло в лагере?
— Там было всё, что я люблю: ОФП, бег, постоянные тренировки. К тому же, я там что-то выиграла, мне повесили на шею медаль, чем окончательно завоевали моё сердце. С тех пор я начала тренироваться более осознанно. Быть может каких-то безумных высот не было, но в своей команде я была лидером и это факт. Позже я даже выполнила кандидата в мастера спорта.

— Как надолго задержались беговые коньки в твоей жизни?
— Я ими занималась практически до последних классов в школе. Это на самом деле очень длительный период моей жизни, в котором было много переломных этапов. Например, когда я была в очень хорошей форме, вдруг заболела гепатитом и попала в больницу, а все ребята уехали тренироваться в спортивный лагерь. Я выносила мозг врачам и взрывала больницу, мне кажется, что они были так счастливы в тот день, когда меня выписали. Из-за болезни в тот период я поправилась, это был как раз переходный возраст. Для меня это был большой стресс, потому что я всегда очень много тренировалась и была миниатюрной, меня даже называли карманным ребёнком.

Тогда уже стало понятно, что я очень трудоспособна. Все могли есть чернику в лесу, а Шубина бежала кросс, потому что мне был нужен результат, и я на него работала.

— Как происходило возвращение в команду?
— Было очень непросто, я туда вернулась, потихоньку восстанавливалась, тренировалась сама с собой и, когда вышла на тот же определённый уровень, сделала всех соперниц, то успокоилась и как-то этот спорт отпустила, потому что дальше начался институт.

— Не думаешь, что если бы выбирала спорт чуть позже, не в первом классе, то это было бы что-то другое?
— Абсолютно об этом не думаю, я в коньках прожила потрясающие моменты. Это был очень серьёзный опыт. С одной стороны работа в команде, с другой стороны первые истории с лидерством, потому что мне было очень важно быть чуть-чуть впереди, быть особенной. Тогда уже стало понятно, что я очень трудоспособна. Все могли есть чернику в лесу, а Шубина бежала кросс, потому что мне нужен был результат и я на него работала.

Фото: Из личного архива Виктории Шубиной

— В институте твоя спортивная история продолжилась?
— Я поступила в технологический институт имени Ленсовета, стала учиться на химика-технолога. В институте уже было очень много разного спорта: я и бегала, и плавала, и полеотлоном занималась. Везде мне выдавали талончики на питание (улыбается), и поэтому я была очень популярной личностью. Сами понимаете, девяностые, перестройка, было очень голодно, а я кормила этими талончиками всю свою группу институтскую. Таким образом и познакомилась со своим первым мужем. Он просто не смог устоять: сами подумайте, девчонка пусть сама и не готовит, но талончиков у неё много (улыбается).

Люди покупали билеты, чтобы прийти и потанцевать со мной.

— Какие ещё этапы были в твоей жизни? Какой была Вика Шубина в разные периоды своей жизни?
— У меня есть любимая фраза: «Ты тот, кем ты хочешь быть сегодня». Какая разница кем ты был. Я не считаю себя сейчас конькобежкой, прошло уже очень много времени. Сейчас я занимаюсь совсем другим и в промежутке у меня было очень много разных этапов: достаточно серьёзно увлекалась танцами, получала второе высшее образование, связанное со спортом, преподавала физкультуру в техникуме на улице Руставели в Питере. До сих пор вспоминаю, это было круто. Потом я стала тренером в фитнес-центре, потому что это была моя мечта. Меня тогда очень увлекала аэробика, степ, танцевальные направления.

— В голове не укладывается, расскажи про своё увлечение танцами?
— Меня тогда все спрашивали: «Вика, а какое у тебя танцевальное образование?». Я всем отвечала, что никакое, и продолжала танцевать, потому что мне это очень нравилось. Естественно, что я очень много времени проводила на тренировках и в подготовке своих мастер-классов по танцам. Потом я увлеклась отдельно belly-dance и года три активно занималась, преподавала, ездила на конвенции. Люди покупали билеты, чтобы прийти и потанцевать со мной. Это было так здорово!

— А что было после танцев?
— Потом была йога, я очень сильно ей увлеклась. Ездила в Индию, изучала какие-то основы. Это даже нельзя назвать отдельным увлечением, со временем это всё уже становилось параллельными историями в моей жизни.

— А почему йога?
— Йога показалась мне очень интересной. Йогой я занялась для себя, для своего здоровья, для своего организма. Потому что начала понимать, что где-то что-то идёт не так: начинает болеть, даёт сбой, поэтому нужно было как-то на это реагировать.Тогда я открыла для себя йогу. В йоге действительно очень много всего интересного: растяжка, дыхательные практики и море возможностей услышать себя, восстановить внутренний баланс.

— Как повлияла йога на твоё мировоззрение сейчас?
— Сейчас я понимаю, что сила в балансе. Мне очень нравится это слово. Потому что законы во всех своих проявления — работа, личная жизнь, социальная сфера и законы, которые работают внутри нашего организма очень похожи. Мне, как химику-технологу, это очевидно. Вот вы видели атом? Все его соединения похожи на маленькую вселенную. Для меня тело человека очень многогранно, оно состоит из тысячи микровселенных, которые нуждаются в балансе.

Всё настолько взаимосвязано, что иногда пытаясь решить какие-то вопросы по поводу физической формы, но не работая с головой, вы просто будете тратить своё время.

— Как выглядит баланс в спорте?
— В какой-то момент я поняла, что если вы будете развиваться только в йоге, то вы будете развивать что-то одно. Вы станете гибкими: физически и психологически. Если вы будете заниматься только видами спорта на выносливость, то ваша сердечно-сосудистая система конечно будет чувствовать себя очень хорошо, но, начнёт страдать тело или мышцы. Наверное, эта концентрация на чём-то одном всегда развивает нас только с одной стороны. Если мы хотим быть функциональными, то должно быть развитие и на силу, и на выносливость, и на гибкость. Для меня сейчас это очевидно.

Фото: Из личного архива Виктории Шубиной

— Как изменилось твоё отношение к занятиям спорту, к здоровью, к тренировочному подходу за последнее время?
— Из последнего я заметила в себе то, что к физике добавилась психика. Я начала обращать внимание на то, что нельзя рассматривать какие-то физические качества без должного внимания нервной системе и психике. Всё настолько взаимосвязано, что иногда пытаясь решить какие-то вопросы по поводу физической формы, но не работая с головой, вы просто будете тратить своё время.

— Как выглядит работа тренера? Какая она?
— Работа тренера — это большая ответственность. Расскажу историю. В одно время я проводила групповые занятия в Санкт-Петербурге, работала очень много и за неделю могло быть до 20 тренировок. Естественно, что кушала я тогда тоже очень много, нужна была энергия. И вот как-то после одной из тренировок я зашла в кафе около работы. Спрашиваю у девушки: «Можно мне пожалуйста пять пирожков (они там были маленькие) и чай… два чая». Девушка смотрит на меня и говорит: «Вам с собой?» Я отвечаю: «Зачем с собой? Здесь.» Она так возмущённо посмотрела на меня и говорит: «Вообще-то я у вас тренируюсь.» Ситуация комическая, мне очень смешно, я поворачиваюсь к ней и говорю: «Ну тогда давайте три с собой». На самом деле, всех на групповых тренировках не запомнишь, так что приходится везде за собой следить, тренер — это тоже публичная личность получается.

— Каким был тот период, когда ты решила пробежать свой первый IRONMAN?
— Это было в 2009 или в 2010 году. В тот период во мне было столько энергии и столько желания уйти в движение. Возможно, это было неким убеганием от себя, но меня это тогда спасло. А история вышла очень простая: ко мне в клубе подошёл клиент в клубе World Class Крестовский, который попросил меня помочь подготовиться к триатлону. Мне стало очень интересно и я согласилась ему помочь, мы стали готовиться вместе. И на те самые первые соревнования мы прилетели вместе.

— Каким был твой первый старт?
— Когда мы приехали на первые соревнования, у меня была там группа поддержки из моих учеников, клиентов клуба Крестовский остров, которые приехали за меня поболеть. Они привезли красный мерседес, на котором было написано: «Вика Шубина — чемпион!». Я тогда безумно испугалась, потому что не понимала, зачем они это сделали. Все тогда ходили вокруг и спрашивали: «Кто такая Вика Шубина и почему она — чемпион?» (смеётся). И я стартанула, на каждом из этапов я задавала себе вопрос: «Что я тут делаю?». Мне было очень тяжело и страшно. В воде кто-то заехал мне рукой по губе. Потом на беге я стёрла в кровь обе ноги. Но добежала, очень торопилась, потому что всю жизнь мне казалось, что я бегаю медленно. И в итоге я стала первой среди девочек, и в общем зачёте среди мужчин я стала седьмой. Постояла на пьедестале почёта и поняла, что хочу ещё. Тогда это был спринт в лесу и то, что когда-нибудь я смогу сделать длинный IRONMAN, я не могла даже предположить.

Фото: Из личного архива Виктории Шубиной

— Могла ли ты предположить тогда в первом классе, какой будешь сейчас?
— Наверное нет, не могла. Хотя мне конечно всегда хотелось быть какой-то особенной, наверное, это желание большинства людей. Во мне это всегда было, но тогда я не думала об этом. Тогда у меня была только одна мысль: победить этих девчонок, которые сидят напротив (улыбается). И у меня это получилось, потому что я много трудилась и работала. Да и вообще у человека может получиться всё, о чём он только может подумать. Если не получается, то значит фигово хотите!

Комментарии (0)
Рекомендуем вам