Майя Ямайская
Максим Журило: мой первый старт оказался чемпионатом мира по триатлону
О том, почему бегать вредно, финиш Ironman — это подарок, а 110 кг — это не приговор.
Lifestyle / Город 0

Не так давно состоялось открытие триатлон-сезона в Сочи, а значит, самое время посмотреть новый выпуск шоу #226 вопросов. Напомним, что это первое YouTube-шоу о триатлоне, которое «Чемпионат» запустил совместно с ведущим организатором триатлон-стартов в России компанией Ironstar.

В этот раз нашим гостем стал основатель проекта «I love supersport» и со-основатель Ironstar Максим Журило. В его копилке 7 дистанций Ironman, включая экстремальную тройку: Norseman, Swissman и Keltman.

— Максим, сколько лет назад начался ваш путь в триатлоне?

— Свой первый триатлон-старт я сделал в 2010 году.

— Вы весили 110 килограмм. Как наступил тот понедельник, когда вы проснулись и решили, что пора переключиться на спорт?

— У меня в один момент появилась мечта подняться на Эверест. И я решил, что для этого нужно похудеть. Начал с бега. Первой моей целью стала десятка, и где-то через месяц я её пробежал. Мне понравилась эта игра, когда у тебя есть конкретная цель, и ты к ней идёшь. Я тут же решил, что надо бежать марафон. Сразу же посмотрел, какие бывают, и выбрал для себя Нью-Йорк. С 2009 года я решил бежать все мейджоры, а потом увлёкся триатлоном, и немного это упустил. Сейчас возвращаюсь, бегу Бостон и останется только Токио.

— Как эта цель переросла в покорение дистанции Ironman?

— После финиша в Нью-Йорке, я разговорился с двумя ребятами, и они мне рассказали о том, что есть Ironman. Я решил попробовать, достаточно консервативно к нему готовился.

— Каким был первый Ironman? Какие инсайты он принёс?

— Первый был в Австрии в 2012 году. Честно говоря, никаких инсайтов не было. Ironman — это награда за твои тренировки. Это как праздник. Я не считаю, что Ironman — это какое-то чудо. Любой человек с улицы может его сделать, просто ему это не нужно. Это не как с парашютом — зажмуриться и прыгнуть, тут важен этап подготовки. Распланируй так, чтобы за год до гонки ты проплыл километров 250 суммарно, на велике проехал тысяч семь-восемь, и пробежал полторы. Тогда ты выходишь на дистанцию, и это твой подарок.

— Было ли что-то забавное, связанное с вашим первым стартом?

— Да. Так случайно получилось, что это был финал Чемпионата мира по триатлону. Это были дикие времена, когда в России тритоном занимались человек пятнадцать. Не было ни одного старта, и я по календарю увидел, что ближайший — в Будапеште. Думаю: «Отлично, ехать не очень далеко». Я решаю, что поеду на Олимпийку. Пытаюсь зарегистрироваться, но мне пишут, что нужно это делать через Федерацию триатлона в России. Я подумал, что какой-то странный спорт, но, наверное, так нужно. Я позвонил, мне сказали приехать и меня оформят. Потом уже выяснилось, что в Будапеште проходил гранд-финал ITU, и в него попадают только по квалификации. Но от России никого не было, поэтому поехал я.

Смотреть полную версию интервью на YouTube.

— А чем отличаются зарубежные старты?

— Так как там очень давно развивается любительский спорт, то люди намного проще ко всему относятся. Нет этого перфоманса, больше фана. У нас тоже скоро так будет, я надеюсь.

— Благодаря вашим проектам, очень много приходят в спорт осознанно, с тренером, с мотивацией. А как пришли вы?

— Я начинал неправильно, и это стало одной из причин, почему мы потом сделали «I love running». Я наломал достаточно много дров: слишком много, слишком быстро бегал… начала болеть спина, доктор сказал, что вообще бегать вредно. В общем, всё, что можно было сделать неправильно, я сделал. Человек может годами неправильно тренироваться, с точки зрения пульса и нагрузки на сердце, и не знать об этом.

Смотрите полную версию интервью на YouTube.

Триатлон •••
Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.