Полина Иноземцева
Фото: Полина Иноземцева, «Чемпионат»
Евгений Исаков: у сёрфинга в России большое будущее
Трёхкратный чемпион России, президент калининградской федерации сёрфинга Евгений Исаков — о любимом виде спорта и перспективах его развития.
Lifestyle / Город

Мы встретились с Евгением на фестивале SURFEST 2017. Ночью 4 июня спортсмен прилетел в Москву из своего родного Калининграда, чтобы посетить ежегодное мероприятие, пообщаться с близкими по духу людьми и прочитать лекцию «Сёрфинг как профессия: возможно ли это?». Нам удалось побеседовать с Евгением о том, как начиналась и развивалась его спортивная карьера, в чём особенности российского сёрфинга, и узнать, какие перспективы ждут его в ближайшем будущем.

Евгений Исаков
Евгений Исаков
Фото: Полина Иноземцева, «Чемпионат»

— Евгений, когда и как вы начали заниматься сёрфингом?
— Моя история не совсем радикально отличается от историй других русских сёрферов, но тем не менее в этом спорте я оказался случайно. В первый раз я попробовал кататься в 2006 году, случилось это в Испании. Я на тот момент учился в Германии, получал второе высшее образование и случайно увидел информацию о том, что в феврале планируется студенческая поездка на сёрфинг в Испанию, на Атлантическое побережье. Точно помню, что тогда было очень холодно, и мне не столько был интересен сёрфинг, сколько возможность поехать в ту страну, язык которой учил, и посмотреть на океан, потому что на тот момент я его никогда не видел. Во время поездки выяснилось одно: сёрфинг меня зацепил и до сих пор не отпускает.

— Как вы достигли международного уровня?
— Этот процесс был недолгим. Когда я начал кататься, российский сёрфинг только начал появляться. Естественное его развитие заключалось в том, что сначала были какие-то «междусобойчики», на которых люди тренировались и развлекались. Потом дошли до того, что вроде было бы и неплохо посоревноваться друг с другом — появились локальные соревнования. После того как федерация сёрфинга в России начала свою деятельность, было решено, что нужно проводить чемпионаты России, но в какой-то момент и этого стало мало. Мы поняли, что имеет смысл выходить на международный уровень. Одной из таких возможностей было участие на чемпионате мира, проводимого организацией ISA (International Surfing Association). И вот я уже второй год подряд в составе сборной езжу на эти соревнования. А в сборной я оказался потому, что показывал результаты на российских соревнованиях, это вполне естественно в плане отбора.

У нас однозначный подход: сёрфинг — это где-то далеко и неправда, с загорелыми парнями под пальмами и девчонками в бикини. А когда ты рассказываешь, что вот он, рядом с тобой, у многих людей это вызывает не то чтобы шок, но по крайней мере удивление.

— Что касается сёрф-путешествий, сколько вы объездили стран и какие больше всего запомнились в плане сёрфинга?
— Объездил я, с одной стороны, очень много стран. А с другой стороны, по сравнению с теми местами, где ещё хотелось бы побывать, очень мало. Запомнились больше всего путешествия по России, как ни странно. Особенно экстремальные поездки, например, в апреле: я ездил на Баренцево море, в Териберку, кататься на Северном Ледовитом океане. Могу сказать, что этот трип был точно одним из самых запоминающихся по атмосфере путешествия.

В целом запоминаются всегда те поездки, где есть возможность хорошо покататься. Мне это на сто процентов удалось во время путешествия по Индонезии, на Мальдивах и Фиджи — вот те места, где мне хотелось бы побывать снова.

Евгений Исаков
Евгений Исаков
Фото: Полина Иноземцева, «Чемпионат»

— Чем в этих местах атмосфера сёрфинга отличается от той, что в России?
— У нас в любом случае в сёрфинге преобладает суровость. Если говорить о катании в России, в силу погоды и климата это уже предполагает некоторую мужественность. Если сказать, что ты сёрфил в России, какому-нибудь иностранцу, то он ответит: «Ого, ничего себе! Вот это ты даёшь, молодец!» Хотя сам я из Калининграда, и там в текущих условиях достаточно тепло и ничего экстремального нет. Тем не менее если ехать на Камчатку и притом зимой… ну, вы понимаете (улыбается).

Принципиальное различие как раз заключается в том уровне комфорта, который сопровождает твой сёрфинг. Инфраструктура сёрфинга в названных мною зарубежных местах развита, и никого не удивить тем фактом, что ты пришёл, взял доску и пошёл кататься. А когда приезжаешь в Териберку и делаешь то же самое, то невольно замечаешь многозначительные взгляды со стороны местных жителей.

В общем, чтобы кататься в России нужно, повторюсь, мужество. И это всегда процесс ломки стереотипов: у нас однозначный подход: сёрфинг — это где-то далеко и неправда, с загорелыми парнями под пальмами и девчонками в бикини. А когда рассказываешь, что вот он, рядом с тобой, у многих людей это вызывает не то чтобы шок, но по крайней мере удивление. Благодаря работе федерации и вкладу конкретных людей, которые занимаются популяризацией сёрфинга, серф-движение в России перестаёт быть чем-то невероятным.

Правда такой был тренд — уехать куда-то далеко, попробовать там сёрфинг, понять, что это здорово, и влюбиться в него.

— Когда вы перешли от просто сёрфинга к созданию своей школы и сёрф-лагерей?
— У меня есть своя школа в Калининграде. До этого я всегда работал инструктором по сёрфу в других школах. Изначально было так, что большинство тех, кто начинал кататься в то же время, когда и я, делали это за рубежом. Правда такой был тренд — уехать куда-то далеко, попробовать там сёрфинг, понять, что это здорово, и влюбиться в него. А последние несколько лет ситуация поменялась: люди обратили внимание на сёрфинг именно в России. Это стало не то чтобы популярным, а вполне логичным. Незачем ехать далеко, когда у тебя под боком тоже есть нужные условия. Хуже они или лучше — другой вопрос.

Мне стало интересно. Подумал, почему бы не принять участие в становлении сёрфинга как спорта или образа жизни конкретно в том регионе, в котором я родился — в Калининграде. Поэтому три года назад я открыл там школу и ежегодно провожу соревнования уровня чемпионата России для того, чтобы показать российским спортсменам: сёрфинг в Калининграде возможен. Более того, это вполне естественно и осязаемо.

Евгений Исаков
Евгений Исаков
Фото: Полина Иноземцева, «Чемпионат»

— И эта школа набирает свои обороты? Она востребована?
— Да, она интересна. Если говорить о востребованности, то скажем так: это не потребность первой необходимости. Но если людям донести информацию о том, что сёрфинг — это здорово и они начнут искать, где им заниматься, то, понятное дело, возможность делать это у себя под боком заинтересовывает. Проблема всегда была в том, что мало кто об этой возможности знает в принципе. То есть когда я рассказываю про сёрфинг в Калининграде, то нужно, во-первых, сначала объяснить, что это за спорт такой, во-вторых, что в Калининграде есть море и волны. Опять же надо сломать стереотип. И как только у людей появляется понимание, что сёрфинг в России и конкретно, например, в Калининграде есть, и есть желание попробовать, то почему бы не сделать этого?

К тому же, занимаясь сёрфингом, прекрасно знаешь: что бы ни произошло в жизни, наступит момент, когда ты окажешься в океане, поймаешь свою волну, и не будет никаких шансов не понимать, что ты счастлив на данный момент.

Чем больше все будут рассказывать о таком виде спорта в принципе, о возможности им заниматься, тем больше в обществе будет появляться интерес и тем больше людей будет приходить в разные школы, которые есть в России (в Калининграде, в Питере, на Камчатке и др.) и не только.

— Как вы думаете, у сёрфинга в России большие перспективы?
— Смотря в каком контексте его рассматривать. Как у увлечения — да. Понятно, что каждый кулик своё болото хвалит, и я считаю, что сёрфинг — это потрясающе и великолепно. Когда я общаюсь с кем-то и рассказываю о своих впечатлениях, то обязательно пытаюсь передать эту атмосферу. В этом плане у сёрфинга, как у немножко особенного вида спорта, связанного со стихией, с морем и океаном, есть возможность зацепить как раз такой необычностью. Потенциал интереса к российскому сёрфингу огромный.

С другой стороны, если рассматривать сёрфинг как профессиональный вид спорта, то здесь могут быть ограничения. Я сейчас должен сказать от лица Федерации сёрфинга в России, что мы стараемся развить потенциал как можно больше, но, наверное, определённые границы есть. Они связаны с тем, что сёрфинг для нашей страны пока кажется неким искусственным видом спорта. Например, мы все привыкли, что русский хоккей, фигурное катание, гимнастика — это наш спорт. В этой ситуации, когда родители думают, куда отдать заниматься своего ребёнка, им приходят в голову именно такие дисциплины. Чтобы у родителей пришло в голову отдать ребёнка в профессиональный сёрфинг, нужно, чтобы сменились поколения. Может быть, мы дойдём до такого уровня, что сёрфинг будет рассматриваться на уровне укоренившихся в нас видов спорта. Но над этим нужно серьёзно работать. Также естественные условия для такого спорта у нас, наверное, не самые идеальные по сравнению с другими странами, располагающимися у океана.

Фото: Полина Иноземцева, «Чемпионат»

— И напоследок: что для вас самое притягательное в сёрфинге?
— На самом деле для того, чтобы понять всю притягательность, нужно просто попробовать. Объяснить её трудно. Так со многими явлениями: вот говорят «любовь» и прекрасно понимают друг друга, но у каждого это чувство своё. То же самое и с сёрфингом.

В моём случае он дарит мне эмоции от самых, бывает, неприятных: когда что-то не получается, ты проигрываешь, или нет возможности покататься, до самых потрясающих. И такой размах даёт возможность почувствовать жизнь в полной мере. К тому же, занимаясь сёрфингом, прекрасно знаешь: что бы ни произошло в жизни, наступит момент, когда ты окажешься в океане, поймаешь свою волну, и не будет никаких шансов не понимать, что ты счастлив на данный момент. За эти впечатления я сёрфингу благодарен.

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.