Яна Медведева
«Мы категорически не хотим стать организацией с «синдромом Virtus.pro»»
Давид Даштоян — о том, как он попал на работу в ESforce, создал Forward Gaming и чем привлёк бывший состав VGJ.Storm.
Киберспорт / Dota 2 0

Ещё на The International 8 Роман Resolution Фоминок рассказал, что его команда не планирует оставаться в прежней организации. В этот момент в киберспортивном мире началась закулисная битва за один из самых перспективных составов в дисциплине. По словам Якоба Maelk Тофт-Андерсена, в ней приняли участие около 15 клубов с большими именами.

14 сентября стало известно, что бывший состав VGJ.Storm ушёл под крыло новой организации Forward Gaming. Всё, что было известно о ней, — некоторые факты из жизни руководителя со слов Марка Авербуха. Мы пообщались с Давидом Даштояном, генеральным директором и основателем Forward Gaming, чтобы узнать о его опыте работы в киберспорте, причинах организации бизнеса в США и планах организации.

— Вы любитель киберспорта, который решил посвятить себя финансам и менеджменту в этой среде, или менеджер, которому приглянулся киберспорт?
— Наверное, меня можно отнести к обеим категориям. Как мне кажется, меня выгодно выделяет то, что я не только люблю киберспорт, но и то, что у меня за плечами есть достойный бэкграунд. Я закончил МГУ, до ESforce у меня был небольшой менеджерский опыт в банке и агентстве. Поэтому я думаю, что мне удалось совместить обе черты.

Как правило, в индустрии есть либо энтузиасты киберспорта, у которых не самый богатый бэкграунд в отношении образования или опыта работы, либо наоборот – люди, у которых крутой рабочий бэкграунд, но им приходится погружаться в киберспорт с нуля.

— А каково ваше киберспортивное прошлое: как участника или как зрителя?
— Профессионально я никогда не играл. Если рассказывать совсем с начала, то мой брат был профессионалом в CS 1.6, а я постоянно за ним смотрел и пришел в киберспорт благодаря нему.

Изначально я был банковским сотрудником. На самом деле, меня все устраивало, я работал в крутом отделе. Но у меня был друг Саша, который очень любил доту и познакомил меня с профессиональной сценой этой игры. И он постоянно ныл, как он хочет попасть в киберспорт, но никак не может этого сделать. В один момент я ему сказал: «Саша, хватит ныть! Давай прямо сейчас, пока лето, организуем свою любительскую студию». У меня было свободное помещение, мы заказали туда баннер с нашим логотипом, купили веб-камеру и проводили трансляции. Мы тогда организовали онлайн турнир, сначала на 10 тыс. рублей, потом на 12 тыс. и их же и комментировали.

Так что я начал все это, чтобы показать своему другу, что всё реально

— Как основатель небольшой студии оказался в ESforce?
— Мы работали над этой студией, комментировали небольшие турнирчики, на нас подписались 2-3 тысячи зрителей во «ВКонтакте». Потом я написал менеджеру Comanche с просьбой записать интервью с командой. Тогда они как раз были на подъеме, прошли на WESG, о них начали говорить. Когда это интервью вышло на Youtube, владелец Comanche предложил мне снять блог про свою команду, который мы назвали «Путь в киберспорт». Он получился достаточно популярным. Мы сняли 10 серий, и каждую из них посмотрели 60-70 тыс. человек.

Позже у владельца Comanche буквально украли игроков в «Анжи». Тогда он решил не продолжать заниматься командой, но предложил мне работу в одном из своих агентств. Там я руководил отделом киберспорта и гейминга, занимался агентской работой в области медиа: закупал рекламу у стримеров, делал спецпроекты на Youtube. Но все-таки эта работа оказалась немного дальше от киберспорта, чем я того хотел. По сути, ты мало как связан с киберспортивной сферой, кроме общения со стримерами. Поэтому я захотел попробовать поработать в ESforce.

— А как вы попали в ESforce? Просто пришли, постучались и сказали, что хотите у них работать?
— Наверное, это самая крутая сказка и история, которую я постоянно рассказывал своим коллегам в ESforce. Я тогда в силу своей юности не до конца представлял, что и себя представляет Антон Черепенников. Конечно, я слышал, что он привлек инвестиции от Усманова, но полтора года назад я был наивнее, чем сейчас. Потому я думал, что мне нужно его «поймать» и просто попроситься на работу. Вот так просто! Я начал ходить на все турниры, которые проводили ESforce и ФКС, ходил на Кубки и Чемпионаты России. И на одном из этих турниров в Yota Арена я увидел, что Антон находился в VIP-комнате, дверь в которую была открыта. Я собрался с мыслями, уверенным шагом пошел в сторону этой комнаты и уже обдумывал, как начать беседу. Тут же ко мне подошли два охранника и мягко объяснили, что я не туда зашел. Тогда я понял, что все будет не так просто.

Начался Epicenter по Dota 2, который состоялся в мае 2017-го года. Я пробрался туда по аккредитации для прессы благодаря каналу «Путь в киберспорт». Пресса тогда сидела на одном этаже, а ложи для партнеров и крутых ребят находились на другом уровне. Правдами и неправдами я пробрался на нужный этаж, зашел в Twitch-ложу, где сидят игроки, и начал выискивать Антона глазами. Сидел очень долго, начал отчаиваться, выискивать его в коридоре. Вдруг замечаю – вот он! Прогуливается по холлу с Solo, и тот ему объясняет, почему они проиграли на Epicenter. Я хожу за ними по пятам на расстоянии, чтобы охранники меня не заподозрили в нечистых делах. Когда Solo с ним закончил разговор, я подбегаю к Антону со словами: «Можно с вами буквально две минут переговорить». Он жестом показал охранникам, чтобы они меня пропустили.

Я подошёл, рассказал, что очень хочу у них работать. Рассказал, что посылал своё резюме везде, куда только можно: на HeadHunter, на сайте организации, но мне нигде не отвечали. Антон улыбнулся, пожал мне руку и сказал: «Извини. Продолжай пробиваться. У нас по-другому никак».

Я решил, что это он меня так мягко послал. А на следующий же день мне ответил HR и пригласил на собеседование. Я решил, что это Антон что-то им сказал. Уже потом на работе я к нему подошел, поблагодарил и напомнил всю эту историю. Он посмотрел на меня с недоумением и заявил, что никому ничего не говорил. И сколько бы раз я его не спрашивал об этой ситуации, он всегда утверждал, что он никак не способствовал моему трудоустройству. Вот такая забавная сказка.

— Как я понимаю, ваша работа в ESforce заключалась в контактах с клиентами холдинга и организацией спонсорских активностей?
— Да, в основном я отвечал за спонсорские обязательства Virtus.pro. Но еще был интересный опыт, когда я вел проект KFC Battle. Это получилось практически случайно, обычно я отвечал именно за Virtus.pro.

— Какие важные уроки дала вам работа в ESforce? Все-таки, это крупнейший киберспортивный холдинг в СНГ.
— Работа в ESforce — это самый большой профессиональный апгрейд, особенно после присоединения к Mail.ru. Это опыт работы в действительно крупной корпорации. Ты смотришь как устроены процессы, тебе приходится находить общий язык с теми людьми, которые даже не стараются пойти на контакт.

Аккаунт — человек, главная компетенция которого заключается в коммуникации. С этой точки зрения этот год мне дал очень много. Я увидел, как работают очень крутые люди и мастера своего дела. Когда ты видишь, как они выполняют свои обязанности и выстраивают рабочий процесс, ты тоже чему-то учишься.

Был в ESforce и другой очень полезный опыт. Обычно нам кажется, что люди по природе своей тянутся к взаимопониманию. Но есть люди, которые наоборот как будто стремятся к деструктиву. Они как будто специально пытаются сделать так, чтобы получалось не так, как надо. На самом деле, уметь работать с такими людьми — очень полезное качество. В этом плане у меня получилось прокачать свой скил.

— Что-то изменилось для вас, когда ESforce начал сотрудничать с Mail?
— Да, были различные изменения. Но это нормально, когда меняется руководство. Просто оказаться в этот момент линейным сотрудником — тяжело. Как правило, все косты режутся в первую очередь не за счет топ-менеджмента. Конечно, в такие периоды тяжелее обычным сотрудникам.

— Давайте разберемся в хронологии событий. Сначала вы решили уйти из ESforce, а потом создать собственную организацию, или существовашие планы по созданию своей компании мешали работе в ESforce?
— Идея о создании организации и размышления об этом возникали у меня еще даже до ESforce. Когда человек увлекается киберспортом, у него в какой-то момент возникает мысль, что можно попробовать сделать все самому. Но конкретные действия я начал предпринимать уже после того, как ушел из Mail.ru. Я не мог позволить себе посвящать часть своего рабочего времени другим делам.

— Не боитесь, что это слишком большой риск — отказываться от работы в такой организации?
— Я в этом плане очень большой авантюрист. Я закончил магистратуру в МГУ по направлению «Институциональная экономика». Один из ключевых разделов в ней посвящен теории принятия решений. В частности, у каждого индивида есть такая характеристика как степень принятия или непринятия риска. Для каких-то людей даже огромные потенциальные выгоды будут нивелированы тем, что им предстоит пойти на минимальный риск. А я наоборот люблю в чем-то бесшабашные решения.

С прошлой работы в агентстве я тоже ушел, не получив никакого утвердительного ответа из ESforce. Я постоянно так двигаюсь, и мне интересны авантюры. Я себе постоянно говорю: «Если что-то не получится, я же не умру?». Значит, в принципе, игра стоит свеч.

— Что вас сподвигло заниматься именно собственной организацией? Вы, как и многие другие в киберспорте, посмотрели и увидели, что что-то можете сделать лучше остальных?
— Конечно, когда ты работаешь изнутри, ты волей-неволей замечаешь, что что-то можно сделать иначе. Но могу сказать, что с опытом это чувство только уменьшается. Когда тебе 19 лет, ты думаешь, что все в мире сделано неправильно, а ты сейчас придешь и перевернешь все с ног на голову. А потом ты начинаешь понимать, что что-то сделано неидеально, потому что существуют ограничения.

У меня вызывает недоумение то, с какой скоростью наши киберспортивные деятели в СНГ готовы ругать все на любой площадке. Есть, допустим Иван Петров, работающий в какой-то компании. В группе Facebook кто-то публикует большой пресс-релиз о крупном сотрудничестве. И Иван Петров в первую очередь подумает о том, как придраться. Он даже не размышляет о том, какое огромное количество ограничений и сложных моментов всплывает, когда начинаешь заниматься крупными проектами. Конечно, в идеальном мире все можно сделать гораздо лучше, но его не существует. Это главная проблема нашего менеджерского сообщества: всем кажется, что все так легко, они придут и сделают круче. На самом деле, о многих недостатках, которые появляются в работе ESforce и любой другой компании, сотрудники прекрасно осведомлены. И чем больше у тебя опыта, тем лучше ты понимаешь, что на все есть свои причины.

Но тем не менее бывает, что ты видишь детали, которыми другие не занимаются. Кто-то до этого не додумался, кому-то лень. И каждый такой момент ты воспринимаешь как потенциальную возможность. Всегда можно что-то улучшать и выводить на новый уровень. И когда я принял решение создавать свою организацию, у меня был список вещей, которые я хотел реализовать лучше, чем получилось у других.

— Можете привести пример такого момента?
— В отрыве от общей картины, может быть, это покажется мелочью. Но один из широко обсуждаемых вопросов — экипировка СНГ-команд. Наверное, сложно назвать команду, у которой есть крутая форма. Я когда-то являлся фанатом футбола и «Барселоны», и когда ты покупаешь майку этой команды, ты испытываешь особое наслаждение. Да, она дорогая, но она здорово сделана, ее приятно держать в руках. Это реально становится для тебя ценностью.

А в СНГ пока ни у одной команды я не увидел атрибутику, которой было бы приятно владеть. Мне многие объясняли, что в силу низкой покупательной способности нашего населения, нет смысла производить дорогие вещи. Лучше делать дешевле, чтобы люди могли себе это позволить. У меня другая точка зрения. Я считаю, что мерч любимой команды должен быть для тебя ценностью. А ценишь ты то, во что ты вложился, денежно или нет. Так что лучше выпускать качественную продукцию, даже если она будет дорогой, но человек будет носить ее с гордостью.

Когда я работал в ESforce, у нас под крылом был и FragStore, так что я следил за формами и VP, и Na'Vi, и Gambit. Помню, как Алексей Кондаков, владелец Vega Squadron в интервью говорил, как они поработали над своей джерси и как она им нравится. Я посмотрел на нее — и не увидел ничего особенного.

Поэтому одним из моментов, которым я хотел бы заняться — сделать крутой качественный мерч. И конечно, чтобы создать его не в единичном экземпляре, понадобится время. Заказать крутую форму для игроков проблем не составляет, но поставить ее производство на поток — уже серьезная задача. Так что не факт, что у нас в продаже сразу появятся футболки, в которых наша команда скоро выйдет на сцену на турнирах.

— Как говорится, сначала было имя. Почему именно Forward Gaming? Например, некоторым пользователям Reddit это название не понравилось.
— Мы очень долго выбирали это имя. Идеальное название должно удовлетворять нескольким критериям. Во-первых, его должно быть приятно произносить и оно должно хорошо «кричаться» на стадионе. С этой точки зрения я считаю Virtus.pro очень удачным названием, потому что последний слог прям хочется выкрикнуть. И как мне показалось, Forward Gaming тоже органично в этом плане.

Я могу представить, как люди будут кричать на арене: «Push Forward!»

Второй момент более прагматичный, и он связан с маркетингом и партнерскими обязательствами. Название должно быть нейтрально и не вызывать каких-то негативных эмоций. Например, если назвать организацию Addiction Gaming, то это будет стоп-сигналом для Red Bull или Monster Energy, потому что всегда при упоминания данного партнерства будет проскальзывать “Red Bull / Addiction”. А Forward — нейтральное и даже позитивное слово.

Третье ограничение — свободные ссылки и адреса. Домен Forward.gg оказался свободен, страницы в Facebook и Instagram с таким же URL тоже были не заняты. Оказалось, что только в твиттере хорошие URL уже зарезервированы и нам пришлось использовать немного другой адрес. Но насколько я знаю, это можно будет поменять после регистрации товарного знака.

И четвертый момент, который хоть и не основной, но желаемый. Этот термин должен быть понятен и для англоговорящих, и для русскоговорящих зрителей. К тому же ясно, как сделать персонализированную форму этого слова и назвать игроков — «форварды». Вот у Na'Vi с этой точки зрения не самое удачное название. Потому что «навишники» — звучит так себе.

Когда все эти четыре параметра выполняются, ты понимаешь, что название зайдет. И я предлагаю всем, кто прочитает это, попробовать подобрать хорошее название, которое подойдет по всем критериям. Если вы его обнаружите, купите домен, займите ссылки — и этот комплект уже можно будет продать за неплохие деньги. Вот если у нас будет команда по Overwatch, которую нужно назвать иначе, мы будем готовы у вас это название приобрести!

Но поиск названия — очень сложная задача. Под конец я уже просто залез в словарь и подряд пролистывал слова, потому что никакие идеи уже не приходили в голову. Когда я наткнулся на слово Forward, я был абсолютно уверен, что домен занят. Но он оказался свободен. К тому же, нам удалось избежать сокращения с G, потому что таких команд уже миллионы: IG, EG, VG и т.д. Мы сознательно написали наш тег как FWD.

Да и вообще, это же круто и звучно! Push Forward! В синематике от Blizzard Андуин кричит «Push Forward!». Надо сказать нашему SMMщику, чтобы он вырезал этот момент и сделал гифку. Будем постить её перед турнирами!

— Давайте разберемся в формальностях. Вы СНГ-организация, которая подписала американский состав, или полностью американская организация с руководителем из СНГ?
— Forward — это однозначно американская организация. У нее будет практически полностью американский менеджмент. Единственный русскоговорящий менеджер в ней буду я. Остальные в подавляющем своем большинстве будут из Америки. Поиск будет вестись в основном там, а потом уже на международном уровне. Но мы планируем работать и на российский, и китайский рынок, по крайней мере, в соцсетях.

— А почему так? Вы столько времени проработали на разных уровнях в СНГ, а решили открывать свое дело там. В США проще этим заниматься с экономической точки зрения?
— Первая основа для этого решения — экономическая.

Покупательная способность американской аудитории примерно в 10 раз выше, чем в СНГ. YouTube за каждый просмотр рекламы от американца может заплатить в 12 раз больше, чем за просмотр рекламы из России. На Twitch, на сколько я знаю, еще больше разница. Так что это привлекательный рынок.

Но есть момент, который помог утвердиться в этом решении — американцы гораздо щепетильнее относятся к обсуждению всех деловых вопросов. Если говорить о нашей команде, то это были очень затяжные переговоры. Их хотели выкупить многие организации, устоявшиеся и богатые. И в процессе этих переговоров мне открылось, насколько американцы более профессиональны в деловых моментах. Они спрашивали у нас о таких вещах, о которых игроки в СНГ никогда не задумываются. Они спрашивали, как устроена наша организация, какая будет связь между отделами и менеджерами, кто и что будет от них требовать, как часто их будут просить публиковать рекламу и так далее. В итоге мы отправили им большой письменный оффер на 10 страниц. Игроки интересовались буквально всем. И это настолько приятно меня поразило, что я утвердился в этом решении.

И нужно понимать, киберспорт — что-то на стыке спорта и развлечений. И во всем мире нет сферы равной сфере развлечений в Америке. Они умеют делать из любого спорта шоу — и у меня есть огромное желание всему этому научиться.

— Почему тогда начали с доты? Это далеко не самая популярная дисциплина в Америке.
— Тут было несколько причин. Во-первых, барьер входа в Dota 2 и CS:GO гораздо ниже, чем во франшизные модели. Чтобы войти в американскую лигу LoL или Overwatch, нужно заплатить высокий франшизный сбор. Но это было не основополагающим моментом. Самое главное — нам подвернулась возможность подписать один из самых успешных из доступных на сцене составов.

Наша политика в отношении других команд будет строиться исходя из того, сможем ли мы заполучить такую команду, которая сразу войдет в число фаворитов. Когда мы поняли, что у этой команды есть все шансы попадать на все мейн-ивенты и занимать высокие места, мы решили за них бороться. Когда мы поймем, что есть состав с таким же потенциалом в CS:GO или даже франшизных лигах, мы сразу будем задумываться о том, чтобы открыть новое направление.

Мы категорически не хотим стать организацией с «синдромом Virtus.pro». На протяжении практически всей истории этой организации один состав тянул другой: сначала CS:GO был сильной командой, в Dota 2 слабее, сейчас наоборот. Мы хотим избежать такой ситуации и развиваться как Astralis. Лучше иметь один состав, но лучший в мире. А если есть возможность, то нужно становиться Team Liquid или Cloud 9 и бомбить практически по всем направлениям. Но открывать составы просто чтобы они были, мы не хотим.

— Как вы считаете, чем ваша организация оказалась привлекательней, чем OpTic Gaming и другие претенденты на бывший состав VGJ.Storm?
— По их собственных словам, им никто не уделял так много внимания. На протяжении двух недель мы связывались с ними практически каждый день. Эти две недели после TI я больше говорил на английском, чем на русском. Каждый день мы пытались предоставить им какую-то нужную информацию, получить фидбэк, обработать его и дать ответ. Они тоже в самом начале не знали всего, что им необходимо. Со временем они знакомились с нашими основателями, членами команды, источниками доходов. Это был планомерный процесс, когда мы поведали и о наших краткосрочных планах, и долгосрочной стратегии. И они сказали, что их очень приятно удивил такой настрой. Поэтому они решили довериться и начать работать с организацией без истории.

Кроме того, я предоставил доказательства своего положительного опыта работы в киберспорте, рассказал о людях, которые могут дать рекомендации. И все это вместе сыграло нам на руку.

— Одним из требований команды к новой организации была тренировочная база на Восточном побережье, чтобы иметь возможность тренироваться с европейцами. Но сейчас команда находится в доме BTS. Вы планируете строить свою собственную базу?
— Наш тимхаус в Нью-Йорке практически готов. Мы довольно поздно получили финальный ответ от команды, поэтому немного не успели всё подготовить в срок. Если бы у нас были дополнительные неделя или две до старта квалификаций на мэйджор в Куала-Лумпур, команда уже играла бы из Нью-Йорка. Но мы решили, что лучше не рисковать, и договорились с нашими друзьями из BTS. Сейчас ребята отправились на короткий отдых, а вернутся уже на новую базу, которая станет их постоянным тимхаусом на протяжении всего сезона.

Также в Нью-Йорке у нас будет полноценный офис, в котором будут сидеть все наши сотрудники.

— Организовать подобный тимхаус в Америке намного сложнее и дороже, чем сделать это в СНГ?
— Конечно, это в разы дороже, чем организовывать буткемп в СНГ или Европе. Достаточно зайти на сайты по аренде недвижимости, чтобы в этом убедиться.

Но надо понимать, что, помимо аренды самого дома, еще более крупной статьей расходов станет питание игроков. Им очень важно питаться хорошо — это качественные продукты на 7 человек, шеф-повар, который каждый день приходит и готовит. У нас с этой точки зрения очень хорошие условия. Пять дней в неделю к ним будет приходить повар, а в выходные они будут заказывать, что захотят. И бюджет на это все перевешивает затраты на аренду большого комфортабельного дома, где в течение года будут жить 7 человек.

— Буквально в прошлом году тренер вашей команды, Aui, попал в неприятную ситуацию. Тоже молодая организация взяла под крыло их состав, строила большие планы, а потом развалилась буквально за несколько месяцев. Есть ли у вас гарантии, что такое не случится с Forward Gaming?
— Если это случится, то обещаю вам первым дать интервью! (смеется). Но у меня есть гарантии. У нас полностью подтвержден бюджет.

О происхождении инвестиций я пока не хочу давать никаких комментариев. Постепенно мы обязательно будем доносить эту информацию до широкой общественности.

— Во время TI появилась информация, что Valve хотят запретить ограничениям с составами в Dota 2 сотрудничать со ставочными конторами. Как вы относитесь к такому ограничению?
— Я пока уточняю этот вопрос с юристами, но насколько я знаю, в США и так запрещено работать с букмекерами. Так что я никогда и не рассчитывал, что у нас будут серьезные партнеры из этой категории.

— В Dota-составе есть команда, менеджер и тренер. Из менеджерского состава мы знаем о вас. Кто еще есть в Forward Gaming?
— У нас есть группа основателей. А большинство других вакансий сейчас открыты. На некоторые из них мы уже рассматриваем кандидатов. Так как организация только открылась, скоро в соцсетях мы разместим информацию о вакансиях. Так что американцы, которые живут в Нью-Йорке или готовы переехать, смогут подать свое резюме.

У нас есть совсем линейные позиции вроде SMM или дизайнера, но пока мы отдали это на аутсорс. А всех остальных мы будем набирать, но пока только из американцев. По законодательству США, получение рабочих виз — очень сложный процесс. Тебе дают возможность ее оформить только если ты создаешь определенное количество рабочих мест для американцев. И эта пропорция зависит от безработицы в районе. Так что у нас чисто физически будет ограничена возможность нанимать граждан из других стран.

Моя главная задача на старте — собрать сильную команду, которая сможет тянуть основные направления. Это маркетинговый отдел, медиа и спортивное направление, которое будет заниматься другими дисциплинами, и PR. А уже затем как CEO я буду отвечать за выступление по всем фронтам.

— В киберспорте есть руководители, которые отдают своим подчиненным управление командами и полностью им доверяют. А есть те, которые сами участвуют во всех процессах. К какому типу можно отнести вас?
— У нас есть договоренность с командой: никто в организации не может инициировать изменения в составе, если того не хочет большинство игроков. Я не могу прийти и сказать, кого им нужно поменять. Но если большинство игроков захотят изменений, они обращаются с этим вопросом к нам. И финальное решение будет за мной.

При этом я настроен сотрудничать с желанием большинства игроков. И если большая часть команды скажет, что им кого-то нужно заменить, я, скорее всего, буду склоняться в сторону этого варианта. Но есть моменты, когда я могу заметить, что это было сиюминутное решение, которое было принято, так скажем, с плеча. Тогда у меня будет возможность дать команде тайм-аут на неделю или две, чтобы они подождали и сказали свое финальное слово.

Я уверен, что каждый человек силен в чем-то своем. Я не обладаю особенной компетенцией в плане спортивного менеджмента, так что с удовольствием передам эти задачи спортивному директору. Это один из наших основателей, который оказался большим любителем доты с хорошим бэкграундом из традиционного спорта. Мы решили, что он сможет совмещать свои обязанности сооснователя с работой спортивного директора.

— Ставите ли вы перед командой конкретные планы на сезон?

— У нас есть мотивационная система по оплате труда, которая подвязана к победам на турнирах. Но при этом у нас нет никаких требований по количеству выигранных призовых и турниров. В целом я считаю, что нет особенной необходимости дополнительно мотивировать игроков, так как в киберспорте сложилась такая практика, что большая часть призовых денег достается игрокам. Это уже огромная мотивация для них.

Мы пообещали ребятам, что этот сезон они выступают как могут, и мы не будем после трех неудачных турниров приходить к ним с требованием решаффлов. Мы доверяем им, верим в их потенциал. И единственное, что мы действительно можем сделать — предоставить им самые лучшие условия, которые только возможны. А дальше уже дело за ними — как они настроят свой тренировочный процесс.

Мы также даем им зеленый свет и на пользование любыми статистическими программами. Некоторые команды используют статистиков, а кто-то, как Team Liquid, пользуются услугами сервисов. Тут мы тоже готовы предоставить все необходимое. На основе этого они будут показывать свои максимальные результаты. Но делать выводы мы будем только по окончании сезона.

— Давайте немного обратимся к будущим планам организации. Назовите три дисциплины, на которые вы будете смотреть в первую очередь?
— Как ни странно, в Америке активно развивается Call of Duty, и мы за этим следим. Естественно, мы смотрим в сторону Fortnite, ведь он активно растет, а разработчики пообещали вложить серьезные средства в призовые фонды. Есть очень большое желание войти во франшизную лигу. Но это даже не финансовый вопрос, а проблема согласования с издателем. Я уже провел первые и совсем предварительные беседы с представителями Riot Games и понял, что даже если ты готов сходу отдать $12 млн, далеко не факт, что тебе дадут место в американской или европейской лиге. Тебе придется ждать или выкупить слот у организации, которая захочет выйти из лиги, а это происходит не часто.

Решение о выходе в новую дисциплину — это всегда сложный процесс. Исключение составляют игры Valve: здесь нет сложного процесса регулирования, нужна просто хорошая команда. Например, если мы увидим сильный состав по CS:GO, то мы будем готовы сразу его подписать на рыночных условиях.

— А как вы относитесь к идее подписывать игроков по еще не существующим дисциплинам? Я конкретно говорю сейчас об Artifact.
— Если честно, я так и не понял, как это работает. Я пытался узнать, был ли какой-то бета или альфа доступ у игроков, когда их только начали подписывать. Сейчас-то понятно, что игра есть у многих. Но когда только начали заключать контракты, они продолжали играть в Hearthstone. И мне было немного непонятна эта система.

Но сейчас в сторону Artifact мы тоже будем смотреть. В любом случае, мы будем налаживать отношения с Valve и прощупывать почву. Я, как счастливый посетитель TI, получу свою копию игры, поиграю, посмотрю на ее развитие — и уже потом мы примем решение.

— С вашей точки зрения, как руководителя, есть ли смысл подписывать игрока по еще не вышедшей игре и платить ему зарплату?

— Перед тем как сказать, что что-то бессмысленно или неправильно, я всегда буду придерживаться точки зрения, что я просто не вижу полной картины. Очень часто я в силу своей неопытности думал, что кто-то совершает ошибку, но потом понимал, что у любого решения были свои причины. И я искренне желаю всем вдумчивым людям изначально держать в голове, что у всего есть причина, особенно когда делом занимаются серьезные люди.

Поэтому я сейчас не готов обсуждать решение Романа Дворянкина. Я работал с ним, я считаю, что он профессионал в том, что он делает. Можно по-разному относиться к его публичным высказываниям и его образу, но к его компетенции у меня нет никаких вопросов.Кстати, в следующий раз мы, когда мы с ним встретимся, я спрошу у него, в чем был смысл этой истории.

— Forward Gaming — это просто организация с киберспортивными командами или нечто большее?
— В первую очередь, это киберспортивная организация. Мы не хотим на старте позиционировать себя как что-то более глобальное и рассказывать, что мы будем открывать сайты по обучению игроков или тому подобное. В первую очередь, нужно хорошо закрыть первое направление.

В очень долгосрочных планах, которые даже не оформлены в виде каких-то документов, у нас есть рассуждения на различные темы. Но в первую очередь — это команды.

— Есть ли рубеж и событие, после которого вы сможете сказать, что ваша организация успешна и у вас все получилось?
— Наверно, если в Шанхае мы с ребятами поднимем Аэгис, то я скажу, что мы очень круты (смеется). Также я буду себя чувствовать, если мы поднимем любой из пяти мэйджор-трофеев. Вот если это будет майнор-трофей, то я скажу, что мы только движемся к этой цели.

Но спортивные результаты — это то, что на 80% зависит от игроков. Мои достижения и работу моей менеджерской команды будет оценить намного сложнее. Но это все прописано формально, с конкретными KPI и так далее.

— Когда подписали последние документы и жизнь организации официально началась, не было страха, что ничего не получится?
— Вряд ли у кого-то полностью отсутствует страх неудачи. Но чем более крупные проекты ты начинаешь вести, тем больше возможностей, что что-то может пойти наперекосяк. И если ты будешь обо всем волноваться, то ты не будешь слезать с антидепрессантов.

Я для себя выработал единственную философию: «Живем настоящим, а с проблемами будем разбираться, когда они возникнут». Естественно, когда ты видишь потенциальную неурядицу, ты должен обеспечить максимум усилий для того, чтобы ее предотвратить. Но когда ты сделал все, что от тебя зависит, уже нет смысла волноваться — это лишняя трата нервов.

Я сделал все, что нужно было на этот момент: оформил нужные документы и сделал анонс. Я считаю, что еще рано почивать на каких-то лаврах и поэтому неохотно принимал поздравления. Вот когда я выполню свой первый KPI, допустим, наберу команду, вот тогда задую первую свечку и отпраздную.

Dota 2 •••
Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент