Все новости
«Чемпионат»
7 баек из истории ЦСКА, которые вы могли не знать
Про Боброва, Хидиятуллина, «золотую» команду, танки. И про лозунг «Получи, «Спартак», гранату!
Футбол / РПЛ

В Москве, в ЛФК ЦСКА, прошла презентация книги «Шкала Новикова». Она создана писателем, болельщиком «армейского» клуба Андреем Тепло в соавторстве с известным вратарём ЦСКА 1980-х годов Валерием Новиковым.

В книге через призму карьеры голкипера рассказывается о различных этапах развития «армейской» команды, приводятся воспоминания многих бывших игроков ЦСКА – таких как Владимир Татарчук, Михаил Колесников, Дмитрий Кузнецов, Денис Машкарин, Александр Гришин, Евгений Варламов, Олег Корнаухов и многих других. В книге собран эксклюзивный фотоматериал из архивов футболистов ЦСКА.

Приводим любопытные выдержки из книги.

«Не ссы, Вася!»

В 1977-78 годах ЦСКА тренировал легендарный Всеволод Бобров. Вот как о нем вспоминает защитник той «армейской» команды Василий Швецов.

— Чудо был человек, просто чудо и чудный, — говорит Швецов. — Да хоть вообще не тренируйтесь, говорил, только выходите и играйте. Не можете — тогда тренируйтесь. Товарищи из НИИ привозили разные методики, пытались их внедрять, но Всеволод Михайлович их мало слушал. Но это, конечно, на мой взгляд, так мне казалось. Он поразительно чувствовал потенциал игрока, заложенный сначала природой, потом, возможно, привитый первыми тренерами, — и в футболе, и в хоккее.

Он «бешено» чувствовал игроков, космически. И, конечно, играть под руководством такого мастера было очень почетно и лестно.

Накануне встречи со злополучным для меня «Днепром» (за год до этого в игре с ними получил двойной перелом ноги) были большие проблемы с коленом, сильные боли в паху и распухший голеностоп. Послезавтра матч, я говорю:
— Помилуйте, Всеволод Михайлович, я хожу еле-еле!
— Надо, Федя, — шутит Бобров, — надо!
— Я — Вася, — шучу в ответ.
— Не ссы, — говорит, — Вася!

Прямо так и сказал, но нежно, с уважением. И бодро:
— Куда надо уколем, где нужно подмажем, что можно завяжем! Сыграешь!

И мы в гостях обыгрываем «Днепр».

Я и представить не мог, что буду в состоянии выйти на поле, но вот так настроил на игру тренер, что и про боль забыл, и выложился полностью. Бобров при всех подошел ко мне после матча, пожал руку и сказал: «Спасибо за мужество!» Очень было приятно, — улыбается Василий Степанович. — Такой он человек: знал наперед, кто сможет, кто нет. И был всегда прав.

Василий Швецов получает указания от Всеволода Боброва
Василий Швецов получает указания от Всеволода Боброва

«В ресторан сходим?»

Валерий Новиков, главный герой книги, вспомнил очень драматичный момент в жизни некоторых игроков ЦСКА. Тогда после приснопамятного матча с днепропетровским «Днепром», лишившего Юрия Аджема всех его спортивных регалий, суровая длань армейского руководства указала еще на одного игрока команды — Михаила Дубинина.

— Все ребята были в шоке. По Юрке, которого привел из симферопольской «Таврии» Сергей Шапошников, министерский каток прошел — по игроку обороны, делившему в том сезоне капитанскую повязку с Юрием Чесноковым!

В матче с «Днепром» капитаном был Аджем, на него всех собак и повесили. Попал под раздачу и Дубинин. Мы по Юре ничего не могли понять, а уж по Мише так совсем темнота! Переводят его дежурить по клубу ЦСКА — в военной форме, с повязкой на рукаве, докладывать, встречать, принимать-сдавать и т.п.

На удачу повстречал тогда Валерий Новиков спортивного корреспондента Александра Львова.

— Саша Львов хотел как раз статью писать, в том числе и о делах в ЦСКА. Я к нему обратился: помоги, говорю, пожалуйста! Мы с Мишей Дубининым дружим, время проводим, на бильярде играем, в театр ходим со своими любимыми, лекции в планетарии стараемся не пропускать.

«Пропадает» очень хороший и нужный команде игрок в нарядах. Офицеры прочитают, вернут нам Мишу.Тот хитро улыбается: в ресторан сходим? О чем речь, заверяю, как в лучших домах! Спасибо Александру Львову, написал.

Спустя какое-то время вызывает меня Олег Петрович, говорит: друга вытаскиваешь, до прессы дошел? Ладно, решай с ним вопрос, пусть возвращается. Я бегу к Мишке, и тут мне как обухом по голове заехали! Мишка уперся руками и ногами. Я и так, и сяк — нет, и все! Мол, в Ростов зовут, туда и поеду. Что ты будешь делать! И ведь уехал, «стервец»!

Вообще, Миша отличный парень, прекрасный друг. Но горячку порол, не мог совладать со своим характером в нужные моменты, загулять мог назло, да и просто так. Что его и губило.

Но мы здорово дружили. Приехал он, спустя какое-то время, из Ростова — сразу в гости ко мне. Сидим за столом, он толстую пачку денег из кармана выкладывает. Ему надо выпендриться маленько перед другом — смотри, говорит. Смотрю, что я, денег не видел, что ли? Но тугая пачечка, действительно. Он там неплохо получал, тысячи полторы, наверное, выходило по тем деньгам. Офицерские, да еще «шахтерские» надбавки. «Шахтеры», ё…»

«Только танками с ними можно сладить»

ЦСКА в советские времена – это армия со всеми входящими и выходящими. Вот какую историю, связанную с председателем Спорткомитета Вооруженных Сил СССР Николаем Шашковым, рассказал полузащитник ЦСКА В 1978-1980 годы Анатолий Коробочка.

— Былу нас с Николаем Александровичем такой случай. Перед матчем со «Спартаком», еще при Шапошникове, тренировались мы на базе в Архангельском. Выполнив все установки, я попросил Сергея Иосифовича (Шапошникова, главного тренера ЦСКА в 1979 году) минут на десять пораньше отпустить меня с поля. Побежал в нашу баньку, в сауну. Заскочил туда, раздевшись, естественно, а там мужчины какие-то уже вовсю парятся. Солидные полуголые люди, спрашивают, ты кто такой, сынок? А у нас там была VIP-зона, как сейчас говорят, приезжали порой генералы, полковники и другое начальство. Видим, говорят, что футболист. Я подтверждаю.
Ну, как, интересуются, сыграете завтра со «Спартаком?» Что вам для этого надо? Вот скажи, сынок!

А тогда красно-белые были на очень хорошем ходу, играли быстро, мощно, с забеганиями, стеночками, культурой паса, что в итоге привело их к золотым медалям.

Черт меня дернул в этой бане шутить неудачно, да еще с кем! Отвечаю: «Только танками с ними можно сладить. Без них никак!» Какое-то нехорошее молчание повисло вокруг вместе с жаром от сауны.

Наутро, в восемь часов, контр-адмирал Шашков громогласно объявил подъем. Построил и начал на чем свет стоит нас костерить. Какие танки? Вам мало квартир, мебели, машин? Кто это сказал — выйти из строя! Ага, щас… Чтобы он меня сожрал у всех на глазах!? Ладно, говорит, отыграете, найду этого «танкиста». Он у меня по всему полигону впереди танка бегать будет. До Дальнего Востока прогоню, все сделаю и т. д. и т. п.

В общем, мы без танков проиграли тогда в Лужниках крупно, но два мяча я забил. И Николай Александрович после матча плевался, что прав был тот боец в бане, который танки звал на помощь. А меня обнял одной рукой, а другой по голове постукивает. Молодец, Толя! Два гола забил, молодец! А я молчу про танки от греха подальше.

«Получи, «Спартак», гранату!»

В 1981 году в ЦСКА из «Спартака» после конфликта с Константином Бесковым перебрался Вагиз Хидиятуллин. Воспоминаниями для книги об этом эпизоде поделился Валерий Глушаков, дядя нынешнего спартаковца Дениса, ушедший из жизни в прошлом году.

У игрока с Константином Бесковым тогда были напряженные отношения. Говорю: дружище, давай ко мне!

— А что дадут?
— Хорошо попросишь, все дадут! И «хату», и «тачку», и танк на Краснознаменных курсах «Выстрел» под Солнечногорском.

Получил «Хидя» квартиру, машину от армейского руководства и травму на поле. Уточню, что машины просто так не дарили в клубе, а предоставляли возможность приобретения средства передвижения. Так толком и не заиграл у нас, и футболисты ворчали: не успел прийти, все дали, а отдачи почти никакой.

Кстати, залезал Вагиз и под танк, и на него на полигоне вместе со всеми после проигрыша бывшим одноклубникам в 1981 году. Валентин Борисович Бубукин, наш бессменный «второй», тоже сжимал учебную гранату в руках, сидя в окопе. А потом мы эти гранаты бросали вслед танку с криками: «Ура-а! Получи, „Спартак”, гранату!»

Вагиз Хидиятуллин (слева) против киевского динамовца Олега Блохина
Вагиз Хидиятуллин (слева) против киевского динамовца Олега Блохина
История в фотографиях. Вагиз Хидиятуллин
Новый выпуск нашей фоторубрики посвящён экс-защитнику «Спартака», ЦСКА и сборной СССР

«Молодой, поиграешь в другой команде»

В 1984 году возглавивший ЦСКА Юрий Морозов решил отказаться от услуг защитника Бориса Кузнецова. Дальнейшее развитие событий изложил сам футболист.

— Перейти из ЦСКА в другой клуб было тогда очень непросто, даже учитывая, что я был всего лишь старшим сержантом сверхсрочной службы. На этот раз заранее подготовил себе место. Позвонил Ярцеву, попросил передать мою заинтересованность Бескову. Тот сам не стал выступать посредником, но телефон Барина дал. Я сильно волновался, когда Константин Иванович взял трубку, буквально язык проглотил. Может быть, Жора все же предупредил мэтра, и разговор получился.

Заручившись согласием Бескова, я вновь отправился к Морозову. Юрий Андреевич пассы руками делает, словно Алан Чумак:
— Борь, ну, не сложилось у нас. Ты еще молодой, поиграешь в другой команде.

Я снова спрашиваю:
— В любой команде? Точно?
— Точно в любой, Боря.

Но позже он узнает из заявочных листов, где я в итоге оказался, и придет в бешенство. Дело тут даже не в ЦСКА, а в киевско-спартаковском противостоянии: Лобановский (Морозов) — Бесков.

Я уже тренируюсь в Сокольниках, и вдруг Чапай (начальник команды Николай Старостин. – Прим.ред.) вызывает. Я напрягся: вроде бы все нормально, меня наигрывают за основу, какие еще разговоры?

Николай Петрович спрашивает: знаешь, какую бумагу ЦСКА написал? Тебя с такой «ксивой» в тюрьму не примут: пьяница, дебошир, развратник, спекулянт, еще кто-то…

В другую команду у меня и вправду дороги уже не было бы (не в том смысле, что в «Спартаке» это привычное дело, просто подключили свои связи, наверное). А иначе футбол для меня перестал бы существовать.

«Слева Броха, справа Колесо, Корней, Татар — что-то с чем-то»

Защитник ЦСКА 1980-90-х годов Дмитрий Кузнецов в книге вспомнил ту «армейскую» команду, которая в 1991 году выиграла чемпионат и Кубок СССР.

— У нас был прекрасный футбольный возраст, прочный физический и тактический фундамент, заложенный прежним старшим тренером. Мы уже многое знали, многое испытали, многое могли. Я, например, понимал с полуслова всех ребят, буквально спинным мозгом чувствовал.

Какие нападающие были: Дмитриев, Масалитин, Сергеев! Любого можно ставить под какую хочешь схему, в какую угодно команду. Один принимает, второй бежит, третий открывается, четвертый подает, и мяч всегда находил нужного игрока.

Ты отбиваешь, а там свой, прострел — там наш, навес— тут как тут армеец. Слева Броха, справа Колесо, Корней, Татар — это что-то с чем-то! Как закружат карусель— соперники падали. Они не понимали, что происходит вокруг, где они находятся. С удовольствием добавляю к футбольным талантам и умениям человеческие качества наших ребят.

Мы всегда собирались вместе, в основном, в Строгине у Татара. Кто пиво тащит, кто шашлык, кто другую еду, кто своих друзей и знакомых. Если «живым» остался, потом к Володьке — или продолжать, или спать. Человек по шестьдесят, бывало, собирались. Купаемся, бегаем, дурачимся, играем с детьми. Разговоры, споры, обсуждаем последний матч. Немного примем на грудь, и понеслась футбольная тема: ты чего мне не дал пас, я ведь открывался? Или: да, я виноват, не побежал туда. Или: в следующий раз страхуй меня! Да понял, понял! И ведь работало!

В последующих играх все эти наши расклады вырисовывались в быстрые атаки, дружную оборону, красивый футбол, где один за всех, а все за одного.

Владимир Татарчук, Олег Малюков, Сергей Савченко, Дмитрий Кузнецов и Валерий Новиков.
Владимир Татарчук, Олег Малюков, Сергей Савченко, Дмитрий Кузнецов и Валерий Новиков.
История в фотографиях. Дмитрий Кузнецов
Новый герой рубрики «История в фотографиях» – блестящий футболист, чемпион СССР в составе ЦСКА, а ныне тренер «Рубина» Дмитрий Кузнецов.

«Ну всё, кранты, 7:0 во втором тайме будет»

А полузащитник ЦСКА Михаил Колесников вспомнил легендарную победу над «Барселоной».

— Я тогда в опале был, и первый матч в Москве не играл, — говорит Колесников. — До нас дошла информация, что Костылев в Барселоне выставит на матч кого-то из «стариков», в том числе и меня. Я начал себя готовить, потому что шанс играть на «Ноу Камп» не каждый день представляется, хотя и не уверен был. Стал бегать кроссы по велодорожкам на Крылатских Холмах и подготовил себя к матчу.

А над стадионом уже наши армейские звездочки сошлись, хотя когда шли на перерыв в раздевалку, Олег Сергеев говорил мне: «Ну все, кранты, 7:0 во втором тайме будет, итого — 9:1».

«Ноу Камп» обалденное впечатление произвел. Мы, когда вышли на поле, краев не увидели, таким огромным оно казалось. Но над нами ничего не нависало, кроме каталонского неба, мы вышли просто играть.

После первого нашего гола понеслись. Все стало получаться, и уже счет равный. А когда третий забили, поняли, что не отдадим. И не отдали.

Ну и еще одна веселая история от Колесникова – про прессу.

— Павел Федорович Садырин был в сборной, команду принял замечательный армеец Борис Аркадьевич Копейкин, большой мастер не только футбола, но и пошутить от души.

Александр Дмитриевич Кузнецов, помощник, спрашивает: «Аркадьевич, кого на матч ставить будем?» Тот отвечает: «Саш, пусть кто-нибудь сгоняет в киоск „Союзпечать“ за „Спортом“. Там ведь есть ориентировочный состав, вот тех и ставь».

Красавец Борис Аркадьевич, умел поднять настроение. Но это из области футбольных шуток-баек, конечно. Тем не менее едва до подобного не доходило, тяжелые были времена.

14.09.1990. ЦСКА — «Днепр» (Днепропетровск). Слева направо: Владимир Багмут, Эдуард Сон, Дмитрий Галямин и Михаил Колесников.
14.09.1990. ЦСКА — «Днепр» (Днепропетровск). Слева направо: Владимир Багмут, Эдуард Сон, Дмитрий Галямин и Михаил Колесников.

Facebook автора книги

ПФК ЦСКА •••
Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент